ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
С мечтой о Риме
Академия темных. Преферанс со Смертью
Разрушь меня. Разгадай меня. Зажги меня (сборник)
Тёмные времена. Звон вечевого колокола
Песнь Кваркозверя
Пропавший
Дух любви
Моя жизнь в его лапах. Удивительная история Теда – самой заботливой собаки в мире
Девушка, которая искала чужую тень

– А несколько позже, во время посещения мною и Пенелопой Британского музея, я увидел в египетском зале китайского воина, который следил за мной. Вчера же утром кто-то швырнул булыжник, обернутый шелком, в окно Гриффин-Хауса. Не перебивай меня, пожалуйста, дозволь мне закончить свою мысль!

Сарала пожала плечами, все еще не веря ему.

– После этого происшествия мне пришло в голову, что исчезновение Блинка связано с китайским товаром. Я поскакал в Карлайл-Хаус, желая убедиться, что ты цела и невредима. По дороге мне преградили путь три китайца, вооруженные кривыми саблями.

Лицо Саралы вытянулось, обретя озабоченное выражение.

– Так это все не выдумка! Боже, что же теперь с нами будет?

– Наконец-то до тебя дошло, что мне вовсе не до глупых россказней! Китайцы сказали, что они охотятся за этой партией ткани, потому что она похищена капитаном Блинком. Он уже, похоже, у них в руках, а я должен вернуть им шелк, иначе…

Шарлемань умолк, не решаясь сказать Сарале, что ему, возможно, еще придется отправиться в Китай и предстать там перед императором.

– Какая невероятная история, однако! – изумилась она.

– Да, все это напоминает восточную сказку. Ты должна отдать мне шелк сегодня же, Сарала! В полдень я встречаюсь в музее с китайцами.

– Если это правда, тогда с ними встречусь я сама! – воскликнула Сарала. – Ведь я купила их у Блинка, не правда ли?

– Послушай, твое благородство похвально, однако рисковать тобой я не намерен. С китайцами увижусь один я, – решительно заявил Шарлемань.

Поколебавшись немного, Сарала сказала:

– Но если я безвозмездно отдам тебе шелк, будет ли это способствовать тому, что герцог наконец-то поймет, что все случившееся не более чем недоразумение? Он же может избавить нас от этой вздорной затеи без нежелательных последствий для репутации моей семьи?

Уловив отчаяние и грусть в ее голосе, Шарлемань отчетливо осознал, в какое трудное положение он ее поставил. Вчерашнее происшествие грозило ей катастрофой.

– Я готов заплатить за партию шелка восемь тысяч фунтов, – сказал он. – И давай закончим на этом наш торг.

– Но я отдам его тебе даром, Шей! Только сделай так, чтобы вся эта бредовая затея не осуществилась! – в отчаянии пролепетала Сарала и расплакалась. – Я принесу свои извинения герцогу и попрошу его дать в газете объявление, что ты отменяешь нашу помолвку. Пожалуйста, Шей!

– Иными словами, ты не желаешь выходит за меня замуж? – подытожил он их затянувшийся разговор.

– Нет, естественно, – ответила она, глядя ему в глаза.

Он остолбенел. Получалось, что в их свадьбе он был заинтересован больше, чем она! Ради своей свободы и чести Сарала была даже готова пожертвовать партией товара, из-за которой она так долго и отчаянно торговалась. Такой поворот событий его совершенно не устраивал. Ему хотелось иметь возможность и впредь встречаться с ней, спорить, смеяться, целоваться и просто любоваться ею.

– Но почему бы тебе и не выйти за меня? – спросил он.

– Ты снова шутишь? – Она вскинула брови. – Это же был обыкновенный деловой спор, только по странному стечению обстоятельств мы завершили его не рукопожатием, а поцелуем. Будем считать это ошибкой.

Шарлемань нахмурился.

– Во-первых, – сказал он, – я не совершаю таких промахов. Во-вторых, пожать друг другу руки мы не могли, поскольку не пришли к соглашению. Между прочим, до сих пор этот вопрос еще так и не решен!

– Не переоцениваешь ли ты себя, Шей? Разве ты не проболтался мне на балу о своих намерениях? С этого-то все и началось! – возразила Сарала.

Однако сам Шарлемань после долгих размышлений на эту тему пришел к выводу, что совершил тогда самый разумный поступок в жизни. Китайцев же он в расчет не принимал.

– А вот мне кажется, что моя болтливость обернулась для нас обоих удачей, – помолчав, ответил он, прокашлялся и добавил: – Сарала, нам надо решить сразу несколько проблем. Прежде всего вернуть шелк китайцам, чтобы раз и навсегда с этим покончить. Я готов уплатить тебе за него любую цену.

– А как же быть с другой проблемой?

– Клянусь, что решу ее честно и благородно.

– Огромное спасибо! – всхлипнула она и продолжала, несколько успокоившись: – Что же до цены партии шелка, я готова уступить ее тебе за четыре тысячи фунтов. По-моему, это будет по-честному.

Она вздохнула и протянула ему руку.

На этот раз он ее пожал, искренне надеясь, что сумеет уговорить ее выйти за него, до того как свирепые китайские воины закуют его в кандалы и увезут на суд своего повелителя в далекий Китай.

Хотя Шарлемань и заявил, что морока с шелком и незадача с помолвкой – это две разные напасти, Сарала подписала купчую и сказала новому владельцу товара, где хранятся рулоны ткани, до того как они вернулись в дом. Ей казалось, что свалившиеся на нее беды как-то связаны между собой, и потому она решила, что чем скорее сумеет избавиться от одной головоломки, тем быстрее разрешится сама собой вторая.

Шей проявил озабоченность и понимание перед лицом нависшей над ними обоими угрозы, был добр и великодушен к счастью, он не присутствовал накануне вечером при истерическом ликовании ее матери в связи с открывшейся перед их семьей перспективой породниться с Гриффинами. Найти себе союзника среди своих близких Сарале было не суждено Отец отнесся к ней с сочувствием, однако же был вынужден заботиться в первую очередь о репутации семьи, без нее было j бы невозможно обрести надежные деловые и политические связи в городе, в котором о маркизе практически не помнили из-за его почти двадцатилетнего отсутствия. Все отцовские планы наверняка бы мгновенно рухнули, если бы по Лондону разнеслась молва, что они оскорбили Гриффинов. Вот почему внезапное появление в их лондонском доме Джона Делейна вселило в сердце Саралы смутное опасение, хотя этот пройдоха любезно расточал комплименты и пожелания им успехов во всех их начинаниях.

– Ну, ты готова вернуться в львиное логово? – спросил у нее Шей, остановившись возле дверей столовой.

Из комнаты до них доносились отголоски спора, не прекращавшегося, очевидно, ни на миг, с тех нор как они вышли в сад. Поколебавшись, Сарала спросила:

– Так мы скажем им, что передумали вступать в брак? Шарлемань покачал головой и строго произнес:

– В присутствии стряпчих этого делать нельзя, наш долг заботиться в первую очередь о сохранении семейной репутации.

Его довод показался Сарале вполне обоснованным и свидетельствовал о серьезном отношении Шея к сложившейся ситуации. Он действительно был опытным стратегом, иметь его в числе своих сторонников было в ее интересах.

– Что ж, пожалуй, нужно туда войти, если так, – сказала она, собравшись с духом.

Улыбнувшись уголками рта, Шарлемань распахнул дверь и пропустил ее в комнату. Маркиза вскочила с места и воскликнула, заключив дочь в объятия:

– Наконец-то ты снова с нами, Сара! Если бы ты только знала, что нам пришлось здесь вытерпеть в твое отсутствие!

– Минуточку! – сказал Шарлемань, подойдя к старшему брату. – Я должен вам кое-что сообщить. Я настоятельно требую, чтобы с этого момента Саралу все называли исключительно ее подлинным именем. Если, разумеется, она сама не возражает. – Он ласково посмотрел на возлюбленную.

Она была приятно удивлена его заступничеством, ей казалось, что он обиделся на нее после ее отказа выйти за него замуж. А вместо этого Шей осуществил то, на что она сама не решалась.

– Конечно, мне это будет очень приятно, – сказала она.

– Вот и прекрасно! – Он обернулся и, взглянув на каминные часы, добавил: – К сожалению, мне надо торопиться на важную встречу, прошу меня извинять.

– Как вы смеете так говорить?! – воскликнула маркиза – ведь именно по вашей милости мы все здесь собрались!

Сначала вы куда-то удалились с моей дочерью с непонятными целями, а теперь хотите уйти раньше времени? Это возмутительно!

Герцог Мельбурн вскочил со стула.

– Довольно истерик, мадам! – холодно произнес он. – Мой брат прав. У нас обоих намечены неотложные свидания на полдень. Уверяю вас, что приготовления к свадьбе пойдут своим чередом и вы останетесь довольны условиями бракосочетания.

42
{"b":"105","o":1}