ЛитМир - Электронная Библиотека

Из-за стола внезапно встал маркиз.

– Ваши деловые встречи имеют какое-то отношение к партии китайского шелка, о которой мне рассказывала Сарала? – спросил он. – По-моему, с этим товаром в значительной мере связаны те щекотливые проблемы, которые мы пытаемся решить.

– Отныне шелк уже не ваша забота, маркиз, – ответил ему Шей. – Сарала продала его мне. Поэтому все связанные с ним проблемы теперь буду решать один я.

– Да что это вам вдруг вздумалось обсуждать коммерческие дела, когда речь идет о свадьбе нашей дочери? – вмешалась в разговор мужчин мать Саралы.

– Я бы хотел сопровождать вас, – сказал маркиз, не обращая на жену внимания.

– Я тоже поеду вместе с вами! – заявила Сарала, чем повергла маркизу в оторопь.

– Нет! – отрезал Шарлемань. – Это небезопасно!

– Тогда мы с отцом сами явимся в полдень в Британский музей. Верно, папочка?

– Разумеется, деточка! Продолжим начавшийся разговор позже, – сказал маркиз. – Например, завтра.

– Чудесно, – согласился герцог. – Однако в прочие наши проблемы я попрошу вас не вмешиваться. Мы сами с ними справимся.

Сарала судорожно вздохнула, решив бороться за свои права до конца. Раз уж ей удалось воспользоваться этим недоразумением с помолвкой, чтобы отвоевать свое настоящее имя то почему бы ей не попробовать еще раз добиться торжества справедливости?

– Простите, ваша светлость, но позволю себе напомнить вам, что я тоже скоро стану носить фамилию Гриф, фин. Поэтому я поеду туда вместе со всеми, хотите ли вы того или нет.

– Прекратим этот бессмысленный спор! – воскликнул Шей, чертыхнувшись себе под нос. – Не надо превращать серьезный вопрос в балаган. Ты готова выехать немедленно, Сарала?

– Разумеется! – ответила она, широко улыбнувшись. Когда они вышли на улицу, маркиза не преминула закатить мужу сцену.

– Как ты мог позволить Мельбурну уйти, не решив вопроса? Он бы вполне мог оплатить все наши долги!

– Успокойся, мама, – вмешалась Сарала. – Это было бы нечестно с нашей стороны. Я повинна в случившемся скандале в той же мере, что и Шарлемань. Мы оба вели себя недостойно.

– Надеюсь, что ему ты ничего подобного не говорила? Как мужчина, он обязан взять всю вину за это некрасивое происшествие на себя. Верно, Говард? – Она дернула мужа за рукав.

– Не волнуйся так, дорогая, – попытался он успокоить ее. – Я не сомневаюсь, что Шарлемань поведет себя как джентльмен. А вот и наемный экипаж! Садись в него и поезжай домой, Хелен.

– Хорошо, Говард, буду надеяться, что все так и случится, – сказала маркиза, садясь в карету. – Только обещай, что нынче с вами больше ничего ужасного не произойдет, я просто не переживу этого. Странная история с шелком мне совершенно не нравится.

– Трогай! – крикнул извозчику маркиз и с улыбкой добавил, помахав супруге рукой: – Дорогая, все обойдется! Мы с Саралой будем начеку. Верно, доченька?

До музея решили добраться в двух каретах, Гриффинам нужно было что-то обсудить с глазу на глаз по дороге, и Сарала поехала вместе с отцом. Очевидно, подумала она, предметом разговора братьев была предстоящая одному из них свадьба, которая требовала не менее серьезной подготовки, чем любая сделка. В Индии, например, брачная церемония состоится только после того, как родственники жениха и невесты уладят все связанные с ней организационные вопросы.

В Англии в аристократических кругах по-прежнему соблюдались не менее строгие правила. Но Сарале не хотелось, чтобы ее свадьба превратилась в фарс, напоминающий торг на базаре. Она не желала выступать в роли овечки, покорно ожидающей своей участи. Шарлемань обещал ей, что ничего подобного не случится, и она склонна была ему верить. Однако смутная тревога все еще не покинула ее.

Она предпочла бы выйти замуж тихо, без суеты и шума, за мужчину, пусть и не столь высокого общественного положения, как Шарлемань, зато готового принять ее со всеми ее недостатками. И хотя самой Сарале эти изъяны и не представлялись существенными, она осознавала, что другие придерживаются совсем иного мнения на этот счет.

Что бы ни обсуждали Шарлемань и герцог Мельбурн по дороге в Британский музей, вид у них обоих был мрачный, когда они вышли из кареты. Шей подошел к Сарале:

– Я настаиваю, чтобы вы с маркизом отправились домой.

– Обещаю не делать глупостей, – сказала Сарала. – Но домой не вернусь, пока проблема не разрешится миром.

– Я так и знал, – вздохнул Шей. – Что ж, я тебя предупредил.

– Надеюсь, что вы все обдумали до мелочей? – вкрадчиво спросила она, беря его под руку. – Каков же ваш план?

– План таков, вы с маркизом будете ожидать нас в дальнем конце египетского зала, – ответил Шей. – Если что-то пойдет не так, немедленно уходите из музея и уезжайте.

– Ты чего-то недоговариваешь, верно? – испуганно спросила она – Тебе угрожает опасность?

– Нет, – слукавил Шарлемань. – Возвращайся к отцу и спокойно осматривай вместе с ним саркофаги с мумиями.

Она бросила на него недоверчивый взгляд, однако поступила так, как он сказал. Шарлемань и Себастьян же пошли другим коридором ко входу в зал с противоположного конца.

– Вряд ли китайцы осмелятся предпринять что-то в людном месте, – сказал Шарлемань.

– Этим коварным азиатам нельзя доверять. Не забывай, что случилось с капитаном Блинком! Мы должны быть готовы к любому повороту дела, – возразил герцог.

– Я попытаюсь выручить этого бедолагу, – сказал Шей.

– Он сам виноват в своей незавидной участи, – встал на дыбы герцог. – Ведь именно по его милости и возникли все неприятности. Пусть сам и пожинает плоды этого некрасивого поступка.

– Как же это бессердечно, Себастьян! – воскликнул Шей.

– Меня больше тревожит судьба других людей, – заметил герцог. – Лучше скажи, что ты задумал.

Они подошли к мумии, которую пыталась расшевелить Пенелопа, и Шарлемань ответил:

– Я решил действовать по обстоятельствам.

– Но они хотят увезти тебя в Китай! Не забывай об этом! – сжав ему локоть, сказал герцог. – И спрашивать твоего согласия они не станут.

– Как же я могу отправиться в Китай, если мне нужно жениться? – попытался пошутить Шарлемань.

– Это вовсе не смешно! – нахмурился Себастьян. – Не забывай, что китайцы не станут с тобой торговаться.

– А вот это мы еще посмотрим, – возразил ему Шей. – Ведь нужный им товар еще у меня. Почему бы мне и не выдвинуть свои условия, прежде чем отдать им шелк?

– На всякий случай я захватил с собой пару пистолетов, – сказал Себастьян.

– Надеюсь, что до стрельбы дело не дойдет. Доверься моему опыту ведения переговоров, брат!

– Я тебе полностью доверяю, Шей!

– Вот и чудесно.

И хотя Шарлеманю и было приятно услышать заверения герцога, что тот ему верит, на душе у него скребли кошки. Судя по грозному виду посланцев китайского императора, они были намерены во что бы то ни стало выполнить его приказ.

Да и Себастьян сказал так, скорее всего, чтобы слегка успокоить его. Герцог привык решать все серьезные проблемы сам, как на бытовом, так и на государственном уровне. А сегодня вдруг оказался низведенным до положения помощника своего младшего брата! Что ж, подумал Шарлемань, возможно, этот новый опыт позже покажется ему полезным. Если, конечно, все завершится для них благополучно.

Между тем в другом конце египетского зала Сарала и маркиз рассматривали стоящие в ряд саркофаги и прочие погребальные предметы. На ее месте Шей поступил бы точно так же. Тем не менее, она то и дело отвлекала его и мешала ему сосредоточиться.

Наконец в дверях зала появились два вооруженных саблями китайца. Правда, контуры смертельно опасного оружия скрывала их просторная холщовая одежда, но у Шарлеманя глаз на такие предметы был наметан. Третьего китайца пока не было видно, он наверняка где-то затаился – в музее было немало укромных мест.

Шей кивнул старшему из воинов и спросил:

– А где же ваш третий друг?

– Он здесь, поблизости, – уклончиво ответил китаец. – Я до сих пор не могу взять в толк, почему вы выбрали для нашей встречи именно это место. Или вы чего-то опасаетесь?

43
{"b":"105","o":1}