1
2
3
...
45
46
47
...
69

– Это не входило в мои ближайшие планы, – уклончиво ответила Сарала и развернула бумажку. – Ой, что это?

На ладонь ей выпала золотая монетка, довольно-таки увесистая. Нахмурившись, она вгляделась в профиль, отчеканенный на ней, и узнала римского императора Адриана, правившего почти семнадцать столетий назад. Только один человек мог отправить ей такой прекрасно сохранившийся артефакт. Ну конечно же, это был Шей! Эти подтверждала и его подпись. От волнения у нее екнуло сердце.

– Не могла бы ты принести мне чаю? – попросила она служанку, желая прочитать записку в уединении.

– Конечно, леди Сарала! – с поклоном ответила Дженни.

Когда горничная ушла, Сарала села в кресло у окна и стала читать послание Шарлеманя, написанное твердым почерком. Оно гласило:

«Моя драгоценная Сарала! Яувидел эту монету среди прочих экспонатов, выставленных в моем кабинете, и почему-то подумал о тебе. Хотя ты и не настолько стара, как она, и совершенно не похожа на римского императора Адриана.

Сарала прыснула со смеху, прикрыв рот ладошкой. Ей казалось невероятным, что после всех перипетий, случившихся в один день, Шей не только вспомнил о ней, но и послал ей подарок. Успокоившись, она продолжила чтение его записки:

Жди меня в саду ровно в три, я непременно приду.

Твой Шеи.»

У нее стало светло и радостно на душе от предвкушения их новой встречи. Он даже не забыл, что она интересуется историей Древнего мира! Как, право же, это мило с его стороны! Ком подкатил у нее к горлу, глаза увлажнились. Сарала принялась рассматривать монетку. Но мысли ее уже были на месте их нового рандеву, и воображение рисовало ей картины, далекие от обстоятельств обыкновенной встречи добрых друзей. Сердце у нее вдруг бешено забилось.

Да могли ли вообще они с Шеем остаться друзьями, после того как она с жаром ответила на его поцелуй? Тогда во что же могут вылиться их отношения? Неужели в любовный роман? Ее бросило в жар. Нет, ее репутация в этом случае была бы непоправимо испорчена, а Шей женился бы на другой…

Все смешалось в ее голове. Она зажмурилась и сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться. Но разве это было возможно, когда всего спустя час ей предстояло выскользнуть незаметно в сад, где ее будет ожидать уважаемый и любимый мужчина? Улыбка заиграла на ее губах, лицо просветлело. Она встала и подошла к туалетному столику, чтобы положить монету в ларец, где хранила свои сокровища.

Дверь отворилась, и раздался голос Дженни:

– Ваш чай, миледи! Леди Ганновер просит вас спуститься в столовую, она хочет обсудить с вами что-то, связанное со свадебными торжествами.

Проклятие! Как, однако, несвоевременно мать затеяла эту суматоху! Скоро всему Лондону станет известно, что она готовится к свадьбе. А ведь Шарлемань еще попытается уговорить брата объявить об отмене их помолвки. Какой же тогда разразится скандал!

– Куда ты собрался идти? – спросил у Шарлеманя Закери, внезапно влетевший в его комнату.

С тяжелым вздохом Шей оправил на себе серый жилет и ответил, что отправляется на конную прогулку.

– И я с тобой! – вызвался Закери.

– Нет, мне нужно побыть одному! – воспротивился его затее Шарлемань. – Ты же не дашь мне ни минуты покоя.

– Ты, кажется, опять не в духе. Подумать только! – Закери вскинул бровь.

– А что тебя сюда принесло? Обедать уже поздно, ужинать еще рановато. Занялся бы лучше каким-нибудь делом, как подобает семейному человеку, – пробурчал Шей.

– Разве я не имею права проведать брата, который собирается жениться? – Закери ухмыльнулся. – Вообще-то я надеялся поговорить с Мел бурном. Но он меня даже не принял, а лакей по секрету шепнул мне, что таким злым он еще никогда его не видел. По-моему, он все еще не может простить мне, что я женился на Каролине.

Сердиться на этого жизнерадостного простофилю было бесполезно. Шарлемань уселся в кресло, вытянул ноги и произнес:

– Он разозлился на тебя потому, что считал твой поступок глупым. А теперь полагает, что в ловушку угодил я. Похоже, что все тоже в этом уверены. Но почему-то никто не поинтересовался моим мнением. Так вот, я думаю, что поступаю правильно, собираясь жениться на Сарале.

– Как? Разве это не решено еще окончательно? – изумленно вытаращив глаза, спросил Закери. – Или я чего-то не знаю?

– Прекрати прикидываться простачком, – нахмурился Шарлемань. – О чем ты собирался поговорить с Себастьяном?

– Видишь ли, Шей, мы озабочены сложившейся ситуацией. Себастьян считает, Сара разжалобила тебя сетованием на то, что в Лондоне ей тоскливо и одиноко…

– Во-первых, прошу впредь называть ее Саралой, – перебил его Шарлемань. – И вовсе ничем она меня не разжалобила. Поначалу она вообще не произвела на меня никакого впечатления.

Он умышленно покривил душой, чтобы прекратить этот глупый разговор. В действительности же Сарала потрясла его своей экзотической красотой, своеобразным акцентом и проницательным умом. Ее граничащий с цинизмом юмор заставил его взглянуть на Англию глазами иностранца, а необычная манера торговаться вынудила его по-новому посмотреть на женщин, о деловых способностях которых он прежде был довольно невысокого мнения.

– Каролина убеждена, что чувство порядочности помешало вам обоим выкрутиться из той пикантной ситуации, в которой вас застали. И вы не придумали ничего лучшего, чем объявить о намерении пожениться. Хотя, на мой взгляд, братец, она тебе не пара. Себастьян сказал мне, что между вами были только коммерческие отношения. На мой взгляд, это скучно. Мне жаль вас обоих. Скажу тебе честно, Шей: в твоих жилах вместо крови чернила. Слава Богу, что он не лишил меня толики романтизма.

– Спасибо тебе, дорогой Закери! – воскликнул Шей, хлопнув брата по спине ладонью. – Ты мне многое помог понять.

– Ты не шутишь? – Закери изумленно поднял брови. – Впрочем, очевидно, это действительно так. Для того я и пришел, чтобы заставить тебя пошевелить мозгами. Ну и что ты собираешься теперь предпринять? Сообщить Мельбурну, что ты передумал жениться на этой девице?

– Нет, напротив, я намерен сперва очаровать ее, а затем жениться на ней, – с улыбкой ответил Шарлемань.

Без четверти три Шарлемань оставил своего гнедого скакуна в конюшне приятеля и пешком отправился в дом Караилов. В иных обстоятельствах, если бы не состоялось его знакомство с Саралой, он бы спокойно осматривал товар и отдавал распоряжения относительно его доставки покупателю. Но теперь он был способен думать исключительно о женитьбе на этой юной прекрасной особе. А потому ему было необходимо с ней снова встретиться.

Когда он подошел к нужному ему дому, напротив парадного входа уже стояли пять экипажей. Оглядевшись по сторонам, Шарлемань обошел вокруг особняка и крадучись приблизился к скамеечке под распахнутыми окнами, выходящими в сад. Здесь они должны были встретиться с Саралой утром он отправил ей с посыльным записку, но полной уверенности в том, что она выйдет к нему на встречу, у Шарлеманя не было. Надеялся он только на то, что ее подтолкнет на этот поступок любопытство. Он тихонько присел на скамейку.

Старый сад освежал прохладой. Густые кроны вековых деревьев были полны птичьего гомона. Пряный аромат трав кружил голову. Шарлемань расслабился.

Из открытого окна библиотеки донесся женский голос:

– Коль скоро вопрос касается женитьбы одного из Гриффинов, то разумеется, что церемония состоится в Вестминстерском аббатстве.

– По-вашему, в ней примет участие сам принц-регент? – отозвался хорошо знакомый ему голос леди Ганновер.

Шарлемань навострил уши.

– Я думаю, что на их бракосочетание соберется весь высший свет. Это станет центральным событием сезона. Потому что другие родственники жениха венчались очень скромно Леди Деверилл – в Шотландии, лорд Закери – в Шропшире. Для этой семьи женитьба лорда Шарлеманя – последняя и наилучшая возможность проявить себя в полном блеске. Ведь Мельбурн утверждает, что намерен оставаться вдовцом и впредь.

46
{"b":"105","o":1}