ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не волнуйся, Шей, я не посвящал ее в подробности и не выказывал своего недовольства, – ответил герцог с усмешкой.

Шарлемань предпочел бы не выяснять отношений с братом, однако демонстрировать свою слабость он тоже не собирался. Подавшись вперед, он произнес:

– А чем, собственно говоря, вызвано твое недовольство? Семьей Саралы или же моим намерением жениться?

– Тебя заманили в сети Гименея, простачок! – резко ответил герцог. – Элементарно одурачили. Использовали, чтобы войти в высшие сферы английской знати. Это был хорошо рассчитанный ход!

– Ты не прав, Себастьян! Я в любом случае женился бы на Сарале, – едва сдерживая гнев, ответил Шарлемань. – Рано или поздно предложил бы ей руку и сердце. Она великолепна!

– А ее мамаша – амбициозная охотница за высокими титулованными особами.

– Ну и что из того? По-моему, они надеялись, что ты сделаешь Сарале предложение. Кстати, Сарала просила меня сегодня утром убедить тебя объявить о расторжении нашей помолвки. Она полагает, что между нами чисто деловые отношения. Это я первым дерзнул ее поцеловать, она же расценила мой поступок как попытку вскружить ей голову и сбить цену на товар.

Себастьян обернулся и взглянул на брата с неподдельным изумлением:

– Позволь, я ничего не понимаю… Чего ты от меня хочешь?

– Я хочу, чтобы Сарала поселилась в нашем доме! – выпалил Шей. – У нас вполне достаточно свободных комнат. И она не будет мешать нашим сложившимся отношениям. Однако прежде ты должен изменить о ней мнение, иначе она будет чувствовать себя здесь неуютно.

– Ты должен понять меня правильно, Шарлемань, – сухо произнес Себастьян. – Я обязан думать о репутации всей нашей семьи в первую очередь.

– Она же англичанка и дочь маркиза!

– Да, но пока выглядит белой вороной. О чем только думал ее папаша, давая ей такое странное имя – Сарала? Вдобавок она настолько глубоко впитала индийские традиции, что находит английскую культуру странной и ведет себя весьма дерзко.

– Она воспитывалась в среде, отличной от той, к которой привыкли мы. Например, она умеет заклинать ядовитых змей.

– Послушай, Шей, давай прекратим этот нелепый спор!

– Нет уж, позволь мне высказаться! Я прекрасно понял все, что ты сказал. Поэтому хочу просить тебя встретиться с ней и обстоятельно поговорить, а не делать преждевременных выводов относительно ее воспитания. Лично мне по душе и ее манеры, и акцент, и даже стойкий загар. Не говоря уже об ее обширных познаниях в истории и литературе Древней Греции и Римской империи. Она наверняка понравится тебе, Себастьян, когда ты лучше ее узнаешь.

– Перестань убеждать меня, Шарлемань! Все, что ты наговорил, противоречит здравому смыслу. По правде говоря, меня настораживает, что ты признался мне в своих чувствах к этой экстравагантной девице только после того, как я принудил тебя к откровенному разговору. Я вообще не уверен, что ты влюблен в нее. Почему ты даже не упомянул о ней ни разу, пока ваши отношения не всплыли наружу?

– Если честно, – вздохнув, сказал Шарлемань, – то порой я действительно веду себя глупо. Я боялся, что ты отобьешь у меня Саралу. И вообще надеялся избежать этого разговора с тобой. Однако согласись, что я не слишком часто ошибаюсь, и постарайся меня понять и простить.

– Роковую ошибку достаточно допустить один раз, брат!

– Но это не тот случай!

На лице герцога отобразилась сложная игра чувств.

– Хорошо. Ответь мне честно: ты бы согласился расторгнуть вашу помолвку, если бы я помог тебе сделать это? – спросил он.

– Нет, естественно! – не задумываясь ответил Шей.

– А Сарала?

Сердце Шарлеманя сковало холодом. Ручаться за то, что его строптивая и гордая невеста не согласится на предложение герцога, он не мог. Как и обманывать Мельбурна.

– Она бы пошла на это, – наконец произнес он. – А потому прошу тебя не затрагивать с ней вопрос о помолвке.

– По-твоему, это честно? – Мельбурн прищурился. Сделав судорожный вдох, Шей сказал:

– Ради Бога, не притворяйся только, что ты печешься о ее благе. Дай мне время попытаться доказать ей свою любовь. Если же она меня окончательно отвергнет и после этого, тогда…

У него перехватило дух, и он не смог закончить фразу.

– Понимаю. – Себастьян отряхнул пылинку с рукава. – Так прикажешь распорядиться о приготовлениях к свадебному балу либо повременить с этим?

– Как мне стало случайно известно, ее матушка мечтает, что наше бракосочетание состоится в особой королевской церкви – Вестминстерском аббатстве. На меньшее она не согласна. Если ты не возражаешь, я мог бы обсудить с ней этот вопрос.

– Что ж, желаю успеха. А я поговорю с Саралой. Сказав так, герцог откинулся на сиденье и уставился в окошко кареты.

Это был пусть и маленький, но все-таки шаг вперед. От мнения и поступков герцога зависело очень многое. Обычно он был скуп на обещания и действовал осмотрительно, чувствуя на себе бремя ответственности за весь их клан, уходящий корнями во времена императора Адриана. Он свято чтил своих предков, благодаря которым и стал герцогом, и никогда бы не предал их память.

– Спасибо, Себастьян, – сказал Шей.

– Но не забывай, что мои хлопоты могут закончиться, если китайцы отсекут тебе голову.

– Будем надеяться на лучшее.

– Ты видела это? – спросила у Саралы леди Ганновер, размахивая запиской. – Я всегда говорила, что все решают полезные знакомства! Ах, как я рада, что ты не вышла замуж в Индии!

– Тогда вы так не считали, мама! – возразила Сарала, отложив в сторону книгу по истории Древнего Рима, хотя и сама была безмерно рада, что не совершила в Индии роковой ошибки.

– Пожалуйста, не морочь мне голову! Это ничего не меняет.

Судя по гербовой печати на полученном письме, на которой был изображен грифон, его прислал кто-то из Гриффинов.

Однако леди Ганновер притворилась, что не догадывается об этом, и с невинным видом воскликнула:

– Любопытно, кто бы мог это нам прислать? Сейчас узнаем, доченька. – Она вскрыла письмо, развернула его, пробежала глазами и сказала, прижимая листок к груди: – Герцог Мельбурн просит всех нас на ужин к себе, а после него – на бал-маскарад у Уэкстонов. Это просто невероятно! Все приглашения на этот бал были разосланы еще за месяц до того, как мы прибыли в Лондон.

– Что ж, это действительно приятная новость, – сказала Сарала, потупив взгляд, чтобы не выдать охватившего ее волнения.

– Приятная? Это колоссальное известие! Поспешу-ка я обрадовать им твоего отца. Наверное, он играет в бильярд с лордом Делейном.

– Как? Джон здесь? – Сарала опешила.

– Да, он приехал с четверть часа назад.

Леди Ганновер поспешно покинула утреннюю гостиную, чтобы подняться в бильярдную на втором этаже. Сарала последовала за ней.

– Подождите, мама! – тихо окликнула она.

– В чем дело, деточка? – Мать остановилась на лестничной площадке и обернулась.

– Ты не думаешь, что не стоит говорить отцу о бале пока у нас находится лорд Делейн? А вдруг его туда не пригласили?

– Да, пожалуй, ты права! Я передам письмо отцу, пусть он сам его прочтет, – сказала маркиза и продолжила путь по ступенькам наверх. Стиснув зубы, Сарала проводила ее взглядом до дверей бильярдной. Письмо Мельбурна стало для нее неожиданностью, она не думала, что герцог действительно пригласит их на ужин и бал, считающийся гвоздем великосветского сезона. Слова же Шарлеманя она даже не приняла всерьез. От восторга у нее сдавило горло.

Она уже придумала, в каком костюме отправится на этот маскарад, но опасалась, что ее наряд вызовет истерику у ее матери. Оставалось одно – собраться с духом и действовать решительно и хладнокровно.

Послышался громкий стук в парадную дверь. Спустя минуту в гостиной появился дворецкий, неся на подносе визитную карточку.

– Миледи! – объявил он. – Вас желают видеть леди Деверилл и леди Каролина Гриффин.

Сарала встала, ощущая неописуемое волнение. Если дело и дальше так пойдет, подумалось ей, до свадьбы она просто не доживет.

49
{"b":"105","o":1}