ЛитМир - Электронная Библиотека

– Пригласи гостей войти, – сказала она дворецкому. – И подай нам чаю.

Обе дамы были так заботливы по отношению к ней два дня назад, когда случился тот конфуз на диване в библиотеке дома Элеоноры. Но, будучи в полном смятении чувств, Сарала не поблагодарила их и не знала, что они подумали о ней в действительности. Сама же она вряд ли проявила бы терпение и благожелательность, если бы стала свидетельницей подобного происшествия со своим братом или деверем.

– Доброе утро! – войдя в комнату, промолвила леди Деверилл. За ней следовала леди Каролина, которая тоже поздоровалась с Саралой.

– Доброе утро! – Сарала пожала гостьям руку. Каролина, к ее удивлению, поцеловала ее в щеку.

– Как поживаете? – спросила она при этом.

– Пребываю в легком волнения, – ответила с вялой улыбкой Сарала. – Чем я могу быть вам полезна?

– Мы хотим просить вас об одолжении, – сказала Элеонора, садясь в кресло.

Сарала подумала, что они станут уговаривать ее вернуться в Индию, однако не подала виду и ответила:

– Я к вашим услугам, леди.

– Как вам известно, этой ночью состоится грандиозный бал у Уэкстонов. Себастьян уже пригласил вас к нам присоединиться?

– Да, мы получили его письмо! – Сарала кивнула.

– Замечательно! – Каролина прочистила горло. – Элеонора, будешь говорить ты или доверишь эту миссию мне?

– Боже, да в чем дело? – спросила Сарала, не совладав с нервами. – Надеюсь, вы не собираетесь предложить мне кого-то убить?

– Пока нет. Мы хотим попросить вас помочь нам с маскарадными костюмами.

– Каким же образом?

– Нам пришло в голову, – продолжала Элеонора, – что будет очень забавно и оригинально, если все мы облачимся в платья индийских дам. Однако же если эта затея вас смущает, настаивать на ней мы не будем.

– Я и сама задумала надеть индийский национальный костюм, – призналась Сарала. – Но боюсь, что это испортит мою репутацию в свете, а также бросит тень на вашу.

Она говорила откровенно, надеясь услышать правдивый ответ.

– Очевидно, вы предполагаете, что мы досадуем на вас из-за той истории с Шарлеманем? – спросила Элеонора. – Но ведь вы же с ним помолвлены, следовательно, все произошло по вашему обоюдному желанию. Что же в этом предосудительного? Если сердиться на кого-то, так это на моего брата, который повел себя с вами бесцеремонно, не совладав с эмоциями.

Это звучало вполне искренно. Сарала ответила:

– Пожалуйста, не судите его строго, очевидно, я дала ему повод для этого, сама того не ведая.

– Я видела, как вы, голубки, смотрели друг на друга, – промолвила маркиза, беря чашку чая у дворецкого. Она улыбнулась, сделала маленький глоток и добавила: – Я ведь не догадывалась о вашей взаимной симпатии, когда приглашала вас к себе на обед.

– Так что вы скажете о нашей затее с индийскими костюмами? – перешла к делу леди Деверилл. – Надеть нам платья восточных принцесс или нет?

Шарлемань постоянно называл Саралу принцессой. Почему бы и не облачиться в ее наряд в последний раз?

– Я привезла из Индии несколько костюмов такого рода, – сказала Сарала. – Если желаете, можете взглянуть на них.

– Закери упадет в обморок, – сказала Каролина смеясь, В комнату вошел маркиз Ганновер. Дамы замерли. Он поклонился им и произнес:

– Добрый день, дорогие леди! Дворецкий доложил мне, что вы здесь. Я хочу попросить вас разрешить мне взять с собой одного моего знакомого на бал-маскарад. Он только недавно прибыл из Индии.

– Ради Бога! – воскликнула Элеонора. – В большой компании веселее! Я сообщу Мельбурну, что нас будет на одного человека больше.

– Замечательно. Что ж, дамы, не буду вам мешать, до свидания.

С этими словами маркиз удалился.

Сарала не подала виду, что огорчена словами отца, и, вызвав Дженни, пошла в свою спальню. Однако постепенно ее недовольство складывающейся ситуацией переросло в страх. Встреча Шарлеманя Гриффина и лорда Делейна была чревата ужасающими последствиями.

Женщины договорились надеть маскарадные костюмы после ужина. Сарала предвидела недовольство матери и удивление членов семьи Гриффин в связи с ее непривычным обликом и поэтому всячески стремилась оттянуть этот момент Присутствовать за столом ей было удобнее в нормальной, а не в национальной индийской одежде.

Без четверти семь вечера она вместе с родителями прибыла в Гриффин-Хаус во второй раз в жизни. В воздухе витало праздничное настроение, смягчавшее горький осадок, оставшийся у нее на душе после предыдущего дня. Мать все еще продолжала брюзжать по поводу недоговоренности о свадьбе, но значительно реже после получения приглашения от герцога. Саралу же обуревали тревожные предчувствия.

Виконт Делейн уехал домой, чтобы переодеться в вечерний костюм, и Сарала ожидала его скорого появления в Гриффин-Хаусе. Оказаться приглашенным в столь респектабельный дом было значительно почетнее и труднее, чем на бал в доме Уэкстонов. Лакей в ливрее помог ей выйти из кареты и провел по мраморной лестнице к дверям особняка. В просторном вестибюле ее встретил Шарлемань. Они поздоровались. Он сказал.

– Ты сегодня выглядишь умопомрачительно.

– И ты очень импозантен, – сказала Сарала.

– Моя сестра тоже так считает, – улыбнулся он.

И действительно, его черный фрак великолепно гармонировал с жилетом из узорчатого шелка, а черные брюки подчеркивали мускулистость бедер. Белоснежный галстук был украшен рубиновой заколкой, очевидно, камень был индийский.

– Позволь мне сопроводить тебя в бильярдную и показать стоящий там бюст Цезаря, – предложил Шарлемань.

– Не следует ли мне сначала поприветствовать герцога Мельбурна? – спросила Сарала. – Надо выразить почтение хозяину дома.

– Но я тоже здесь живу, – подняв бровь, заметил Шеи – Достаточно того, что ты поздоровалась со мной, а с Мельбурном вы еще наговоритесь за вечер. Пошли взглянем на Цезаря.

Он взял ее за пальцы и повел за собой:

– Только не вовлекай меня в очередной скандал, Шей! – пролепетала Сарала и, высвободив пальцы, взяла его под руку.

Уединяться с Шарлеманем было небезопасно, зато это освобождало ее от присутствия при встрече герцога с ее мамашей.

Стену вдоль галереи на втором этаже украшали портреты знаменитых предков обитателей дома, на столиках в холле стояли изумительные фарфоровые вазы и сосуды из итальянского стекла, карнизы были позолочены.

– Ваша семья давно живет в этом особняке? – спросила она.

– Этот дом принадлежал когда-то моей прапрапрабабушке, дочери герцога Корнуолла. Гриффин-Хаусом он стал именоваться в 1648 году. Во время Великого лондонского пожара в 1666 году сгорела его задняя половина. В этом нет ничего удивительного, тогда полыхал весь город. Но спустя год дом был восстановлен. В дальнейшем он много раз перестраивался, обновлялся и расширялся, – ответил Шарлемань.

– Складывается впечатление, что ваша семья живет здесь еще со времен римского завоевания Британии, – заметила Сарала, желая побольше узнать о предках будущих родственников вообще и Шарлеманя в особенности.

– Так оно и есть, – с самодовольной ухмылкой подтвердил он. – У императора Траяна служил генерал Максим Грифан. Легенда гласит, что он был влюблен в дочь вождя одного местного племени. На свадьбу император даровал ему обширный участок земли. Генерал вышел в отставку и стал землевладельцем. Его потомки не ушли вместе с римлянами, а остались в Британии и стали местными аристократами.

Они вошли в бильярдную, и Шарлемань указал рукой на белый мраморный бюст, стоящий в простенке между окнами:

– Закери называет его дядюшкой Юлием, хотя наше родство с ним весьма сомнительно.

Сарала приблизилась к бюсту, желая рассмотреть его получше, и сказала:

– Однако вероятность этого полностью не исключена, не так ли? Разве возможное родство с императором не льстит твоему самолюбию?

– В истории любой семьи есть какая-то тайна, – пожал плечами Шей. – Если бы в нашей семье не сохранялись архивные документы, мы бы и не догадывались о своем происхождении от знатных римлян. История этого изваяния сама по себе весьма любопытна, разумеется, но меня привлекло в нем больше его отменное качество. Взгляни, что за искусная работа! Какая четкость линий, как приятно холодит пальцы мрамор!

50
{"b":"105","o":1}