ЛитМир - Электронная Библиотека

И действительно, бюст, когда-то наверняка украшавший один из римских дворцов, был чрезвычайно хорош. Но разглядеть и пощупать его Сарале помешало появление в дверях комнаты хрупкой девочки, похожей на Элеонору. Заложив руки за спину, она кашлянула и уставилась на обернувшуюся Саралу. Несомненно, это была дочь герцога Мельбурна.

– Представьте меня своей гостье, дядя Шей! – сказала она.

– Это леди Сарала Карлайл, – улыбнулся Шей. – Сарала, познакомься, пожалуйста, с моей племянницей леди Пенелопой.

Сарала сделала реверанс:

– Очень приятно.

– И мне тоже, – произнесла девочка, тоже низко присев. Шарлемань предложил Сарале вновь взять его под руку.

– Леди Сарала долгое время прожила в Индии, – сказал он девочке, чтобы объяснить ей едва заметный акцент гостьи. – Она умеет заклинать кобр.

– Это правда, что заклинатели змей завораживают их музыкой? – с жаром воскликнула девочка.

– Нет, это делает сам факир, покачиваясь в такт музыке вместе с флейтой, – пояснила Сарала. – А тебе не доводилось никого укрощать?

– Разве что дядю Закери! – хихикнув, ответила Пенело. В каком наряде вы появитесь сегодня на маскараде?

Сарала дала Каролине и Элеоноре слово не выдавать их секрета, но для девочки можно было сделать исключение. Тем не менее Сарала ответила уклончиво:

– Ты узнаешь это сразу после ужина, когда я в него переоденусь.

– А я надену костюм пирата! – похвалилась девочка. – Правда, папа говорит, что в нем я напугаю всех дам. А можно мне занять за столом место рядом с леди Саралой? – спросила она у дяди.

– Разумеется, можно! – Шарлемань поцеловал племянницу в макушку.

– Она просто ангел! – сказала Сарала. – И вообще все женщины в вашей семье очень милые.

– Они компенсируют дьявольский норов мужчин семьи Гриффин, – заметил Шарлемань, целуя ей кончики пальцев.

Саралу охватило жаром. Она попыталась представить себя супругой этого мужчины и пришла в неописуемое волнение.

Больше всего ее пугало то, что он действительно хотел жениться на ней.

Глава 15

Пенелопе Сарала понравилась. Особенно симпатизировала девочке ее способность заклинать кобр. Стойкий загар и своеобразный акцент гостьи тоже произвели на племянницу Шарлеманя приятное впечатление. Да и вообще внешность леди Карлайл была неординарной. Таких дам в окружении дяди малышке видеть раньше не доводилось.

Как только прибыли Элеонора и Каролина, Сарала увела их в укромный уголок, где, пошептавшись, они решили посвятить в свою тайну Пенелопу. Пока еще все были одеты в обыкновенное нарядное платье. Однако тот факт, что они привезли с собой служанок, наводил на мысль, что эта троица что-то замышляет.

Леди Ганновер надела платье из белой и золотистой ткани, в руках она держала маску из лебяжьего пуха, которой обмахивалась, как веером. Едва лишь Шарлемань увидел, что она направляется к Мельбурну, который разговаривал с Валентайном, как тотчас же быстро пошел ей наперерез. Экзальтированная маркиза легко могла все испортить и настроить герцога против Саралы. Общеизвестно, что амбициозные мамаши, стремящиеся устроить для дочек выгодную партию, – настоящий бич для неженатых мужчин. Шарлемань преградил ей дорогу к брату и с почтительной миной произнес:

– Вы роскошно выглядите сегодня, леди Ганновер. Просто по-королевски!

– Благодарю вас, лорд Шарлемань! – Маркиза улыбнулась. – Вы позволите мне называть вас просто Шеем?

– Разумеется, мне это будет приятно. – Он подставил ей согнутую в локте руку. – Разрешите мне показать вам наш дом.

– Вообще-то я хотела сначала поговорить с герцогом Нужно обсудить некоторые аспекты подготовки к свадьбе.

– Да, конечно! Но ведь Сарала выходит не за Мельбурна! Она станет моей женой. Поэтому мы все можем обсудить с вами без него, я достаточно самостоятельный человек и не стеснен в средствах. Поверьте, ваша дочь ни в чем не будет нуждаться. Вашу с маркизом жизнь я тоже сумею обеспечить.

Она окинула его изучающим взглядом оливковых глаз и промолвила:

– Чудесно сказано, Шей! Но вы ни разу не говорили, насколько глубоки ваши чувства к моей дочери. Вы любите ее?

Она была права, старая перечница! Выходит, не такая уж она и дура, как ему показалось поначалу.

– Позвольте мне заверить вас, миледи, что мои чувства к Сарале неизмеримо глубоки. Но разве у вас возникли какие-то сомнения на этот счет? Почему вы задали мне этот вопрос?

– Потому что я хочу вас предупредить об особом свободолюбии моей гордой дочери. Она не потерпит принуждения, поскольку мы с мужем почти не ограничивали ее независимость в юности. Мы не настолько бедны и погрязли в долгах, чтобы продавать свою дочь, милорд. Если ей покажется, что мы ею торгуем, то она воспротивится вашему браку. На искреннюю же любовь Сарала ответит подлинной преданностью.

– Буду иметь это в виду, миледи. Мы поговорим с вами об оптимальных условиях брачного договора позже, – сказал Шарлемань.

– Это именно то, мой мальчик, что я хотела услышать!

Маркиза похлопала Шея по руке ладонью и присоединилась к своему мужу и Закери, оживленно обсуждавшим виды на урожай, породы коров и пастбища. Если бы не угроза со стороны китайских воинов и исчезновение капитана Блинка, этот вечер вполне можно было считать идеальным, заключил Шарлемань, наблюдавший эту сцену.

– Ваша светлость, милорды и леди, – громко произнес возникший в дверях дворецкий. – Позвольте представить вам лорда Джона Делейна.

Это прозвучало излишне напыщенно и театрально, однако Стэнтона не следовало судить чересчур строго за чрезмерное старание, поскольку семейные ужины в доме Гриффинов устраивались в последнее время редко. Да и откуда было дворецкому знать, что представляет собой лорд Делейн, виконт, недавно прибывший в Англию из Индии, где он пробыл гораздо дольше, чем Карлайлы?

Мельбурн и Ганновер вышли встречать гостя, вошедшего в гостиную с довольно-таки ошарашенным видом. Шарлемань предполагал, что это пожилой человек, но в действительности он оказался только на год-другой старше Закери, то есть ему было лет двадцать пять – двадцать шесть. Лицо его было светлее, чем у Саралы. Она и в этом являла собой исключение из правила, подумал Шарлемань.

Он направился было к виконту, чтобы представиться ему, но остановился, почувствовав, что его взяла под руку Сарала.

– Итак, вы, судя по всему, что-то замышляете? – спросил он у нее, улыбнувшись.

– Мы просто кое-что обсуждали, – ответила она.

Он с трудом поборол желание поцеловать ее в пухлые губки, что непременно бы сделал при иных обстоятельствах. Теперь же, в присутствии всех родственников и гостя, он обязан был сдерживать чувственные порывы, тем более что Сарала пока еще не дала официального согласия стать его супругой.

– Приглядывай за Пенелопой, – шепнул он ей. – Она продаст все твои секреты за пакетик леденцов.

– Понятно. Так у тебя уже припасен один, чтобы купить их?

– Поищи в кармане, может быть, найдешь, – ответил Шей.

– Попробую, но чуточку позже. – Она улыбнулась.

У него пересохло во рту. С ней было трудно оставаться джентльменом, она постоянно провоцировала его на необдуманные поступки. И вела себя далеко не как наивная девственница, впервые отправляющаяся на званый бал в надежде найти жениха. Очевидно, она знала, как свести его с ума, хорошенько изучив его во время торга из-за китайского шелка.

– По-моему, сегодня тебе нужно надеть костюм сирены. Мне хочется разбиться о скалы, повинуясь твоему голосу.

– Не пытайся даже угадать, во что я буду одета, – с лукавой улыбкой проворковала Сарала. – И мне бы не хотелось, чтобы ты разбился о камни, – воздержись пока от этого неразумного шага.

Она обернулась и вновь взглянула ему в глаза – он прочитал в них желание уединиться с ним в укромном уголке и предаться там безумству. Представив на миг, что он овладеет ею наконец, Шарлемань утратил контроль над собой, и брюки его до неприличия оттопырились.

51
{"b":"105","o":1}