ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Темное удовольствие
Твоя примерная коварная жена
Эра Водолея
Время не знает жалости
Второй шанс
Созвездие Хаоса
#Имя для Лис
438 дней в море. Удивительная история о победе человека над стихией
Дикий

– Сегодня на балу будет моя тетя Тремейн, – брякнул он первое, что пришло ему в голову, чтобы слегка умерить свой пыл. – Мы приглашали ее на ужин, однако она отказалась, заявив, что за столом и так соберется едва ли не целый батальон. Забавно, не правда ли?

Складка на брючине была испорчена, как ни пытался он вообразить себя пчелкой, собирающей нектар с цветов. Поняв причину его смущения, Сарала рассмеялась.

– Я буду рада с ней познакомиться, – сказала она. – у вас еще много родственников, которых я пока не знаю?

– Нет. Если не считать нескольких дальних, с которыми мы мало общаемся. Вообще-то все аристократы так или иначе связаны кровным родством. Нужно только покопаться в их корнях.

– Лучше не копать слишком глубоко, – сказала Сарала. – Меня, например, вполне устраивает и то, что я дочь маркиза Ганновера, пусть и получившего свой титул в связи с трагическими обстоятельствами» Соревноваться с кем-то в родовитости и знатности я не собираюсь, Мне это не интересно.

Шарлемань был немало удивлен такими словами, потому что на протяжении всей своей жизни едва ли не ежедневно становился свидетелем жарких споров о чьем-то превосходстве.

– Ты необыкновенная женщина, Сарала, – сказал он.

– Моя мама называет меня сумасбродкой. Такое определение мне больше по душе, – сказала она.

Стэнтон объявил, что ужин готов, и вместе с остальными они прошли в столовую.

– Какой костюм вы наденете на бал? – спросила Сарала. Вопрос застал Шарлеманя врасплох. Обычно он никогда не надевал маску, считая это пустой затеей. Но теперь, когда он пригласил Саралу на маскарад, было бы логично соблюсти традицию. После переезда в собственный дом его брата Закери осталось несколько забавных масок.

– Раз вы не хотите раскрыть мне ваш секрет, то и не ждите, что я раскрою свой.

В следующий момент к ним подошла Пенелопа и заговорила с Саралой. Шарлемань подозвал Стэнтона и сказал ему:

– Пусть мой лакей Кейн осмотрит покои Закери и подберет для меня подходящую маску.

– Будет исполнено, милорд! – шепнул ему дворецкий.

Вернувшись за стол, Шарлемань обнаружил, что Сарала сидит между его племянницей и Мельбурном. Это его вполне устраивало. Чем больше герцог и его дочь будут с ней общаться, тем скорее они найдут общий язык. Шарлемань занял стул между Пенелопой и Джоном Делейном. Лакеи стали подавать на стол блюда.

– Как я догадываюсь, вы лорд Шарлемань? – сказал его сосед, протягивая ему руку.

– Да, – пожав ее, ответил Шей. – Извините, что я не успел вам раньше представиться.

– Пустяки. Так это вы сделали предложение Сарале? Шарлемань кивнул, не оставив без внимания то, как по-свойски назвал собеседник его невесту.

– Это так, – сказал он. – Маркиз Ганновер сообщил мне, что вы находились в Индии в то же время, что и они.

– Это правда. У меня там наше семейное имущество, я должен был проконтролировать его продажу. Но в результате задержался в Дели на два года. Индия – необыкновенное место.

– Вы только недавно вернулись оттуда?

– Нет, вот уже два года, как я живу в Суссексе. И совершенно случайно вдруг узнаю, что Карлайлы сейчас в Англии, где пользуются покровительством герцога Мельбурна. Естественно, я тотчас же отправился в Лондон, чтобы повидаться с друзьями.

– Наверняка они были рады этой встрече!

– Как и я, разумеется.

Сидевший во главе стола Мельбурн успешно исполнял роль остроумного и щедрого хозяина, уделяющего равное внимание как своим родственникам, так и гостям. Однако Шей, прекрасно знавший брата, чувствовал, что тот напряжен и озабочен. Герцог обещал Шею не делать выводов о Сарале, пока не узнает ее получше, тем не менее, его вид вселял в Шарлеманя беспокойство.

Для себя он твердо решил, что они с Саралой поженятся. В конце концов, он обязан поступить как джентльмен. Однако же было предпочтительнее, чтобы Сарала оказалась желанным членом их семьи и гармонично вписалась в их жизнь. Тем более что Мельбурн доводился Шею не только старшим братом, но и был деловым партнером.

Шарлемань отпил вина из бокала. Привыкший к интригам, сопровождающим любую сделку, он на этот раз желал бы обойтись без них. Выбирать между Саралой и семьей ему совершенно не хотелось, и он надеялся, что честолюбивый Мельбурн сможет оценить Саралу по достоинству и принять ее в семью.

Между тем Пенелопа говорила Сарале:

– Я все еще сержусь на дядю Шея за то, что он ничего не сказал мне о китайских воинах, находившихся в музее. Ведь мы бы могли вступить с ними в бой. Я хочу стать пиратом. Или актрисой. Вот!

– Пенелопа! Веди себя достойно! – одернул ее отец. Закери едва не поперхнулся куском жареной свинины.

– Прошу прощения, – обратился к Шарлеманю Делейн – Как я понимаю, девочка говорила о костюмах для китайских воинов, выставленных в музее. Верно?

– Пирату вряд ли было бы интересно сражаться с костюмами, – едко заметил Валентайн.

Виконт изумленно вскинул брови:

– Как! Неужели там были настоящие воины? Живые китайцы?

– К сожалению, именно так, Джон, – встрял в разговор лорд Ганновер. – Дело в том, что…

– Это довольно нудная и долгая история, – перебил его Шарлемань. – Произошло недоразумение, связанное с торговыми переговорами. Кое-кто не учел особенностей китайских традиций, чем вызвал небольшое осложнение. Все уладится.

Откровенничать с Делейном ему казалось излишним, так как он не был ни их родственником, ни деловым партнером. Ему было незачем знать слишком много о делах семьи Гриффин.

– А чем вы занимались в Индии, лорд Делейн? – спросил у гостя Шей.

– Коммерцией, – ответил виконт. – Мой дядя, служивший там, получил в награду за оказанные королю Георгу III услуги землю, продал ее местному богачу за весьма кругленькую сумму. А я, став его наследником, пустил капитал в оборот.

– И весьма преуспел, должна я заметить, – добавила леди Ганновер.

Сарала опустила глаза, явно недовольная вмешательством матери в этот разговор. А Шарлемань подумал, что эта неуемная дама доставит их семье немало хлопот. В отличие от своей мамаши Сарала знала, когда лучше придержать язык за зубами, и обладала достаточным тактом, чтобы не встревать в беседу мужчин.

– И каков же круг ваших интересов теперь здесь, в Англии? – спросил он у Делейна.

– Ох уж эти мне мужчины! – воскликнула как нельзя вовремя Элеонора. – Отложите свои скучные деловые разговоры до тех пор, пока дамы встанут из-за стола. Вот мне, например, куда интереснее было бы узнать, как удалось Каролине уговорить маркиза Веллингтона позировать ей для портрета без головного убора. Я думала, что он постоянно носит шляпу.

– Предлагаю тост – за талант и вдохновение моей супруги! – воскликнул Закери, подняв бокал с вином.

– Мой секрет прост: я сделала ему несколько банальных комплиментов, – сказала Каролина. – Ведь их любят в равной степени и женщины, и мужчины.

– Но путь к сердцу дяди Закери точно пролегает через его желудок, – добавила мудрая не по годам Пенелопа и хихикнула: – Когда он хорошо поест, то становится веселым и добрым.

Разговор перешел на вопросы, связанные с живописью, в частности на натюрморты, на которых запечатлено нечто съестное. Шарлеманя же больше интересовало, как именно познакомился в Дели Делейн с Карлайлами и какие у него сложились отношения с Саралой.

Когда ужин был съеден, дамы встали из-за стола и, под громкое хихиканье Пенелопы, перемежаемое выразительными вздохами леди Ганновер, покинули столовую, чтобы переодеться для бала.

– Что, по-твоему, они замышляют? – спросил у Валентайна Закери, проводив женщин взглядом.

– Предсказать женские поступки невозможно, – пожав плечами, ответил Валентайн.

Шарлемань кивнул, выражая полное с ним согласие, хотя всего несколько недель назад ему казалось, что он знает женскую натуру как свои пять пальцев. Теперь же он бы многое отдал за то, чтобы разгадать, что предпримет женщина, завоевавшая его сердце.

– Ты полагаешь, они о чем-то подозревают? – спросила у золовки Каролина, пока служанка расчесывала ее длинные каштановые волосы.

52
{"b":"105","o":1}