1
2
3
...
54
55
56
...
69

– Что это?

– Прощальный подарок моей подруги Нахи.

Он рухнул на колени и стал целовать ей ноги, впившись пальцами в ее тугие ягодицы. Когда его язык коснулся ее бедра, она вскрикнула и сжала пальцами его плечи. Он встал и жадно поцеловал ее в уста.

– Где еще у тебя есть татуировка? – хрипло прошептал он. Вместо ответа она стянула с себя через голову сорочку, обнажив свои женские прелести, и запустила руки под его рубаху, хрипя при этом:

– Ласкай же меня скорее, Шарлемань!

Он не заставил ее повторять это дважды и начал целовать ее голые плечи, сжимая пальцами груди, подобные спелым дыням. Ее соски мгновенно отвердели. Запрокинув голову, она сладострастно застонала и, сев на кровать, привлекла Шея к себе.

Он снова стал ее целовать, млея от ощущения ее бархатистой кожи. Она легла и потянула его на себя, шепча:

– Ты бесподобный любовник!

– Я испытываю истинно райское наслаждение, – ответил он и впился ртом в ее сосок.

Она же вцепилась пальцами ему в волосы. Он стянул с себя брюки одной рукой, отшвырнул их на пол и запустил руку ей между бедер. Стоило только его пальцу проникнуть в ее горячую росистую ложбину страсти, как он понял, что она готова принять его целиком. Ликование Шея не поддавалось описанию.

Их взгляды встретились, она рывком привлекла его к себе. Прижавшись грудью к ее бюсту, он жарко поцеловал ее в губы.

Она почувствовала, что по всему его телу пробежало пламя страсти, и начала таять в его объятиях. Он раздвинул ее ноги и сжал рукой вход в ее лоно. Она закинула ноги ему на спину и застонала. Его амурный жезл обрел твердость стали.

– Скорее, Шей! – простонала Сарала.

Но ему захотелось отведать на вкус ее божественного нектара и довести своими оральными ласками до экстаза, чтобы после этого уже не услышать от нее отказа выйти за него.

Он ублажал ее пальцами и языком до тех пор, пока по ее телу не пробежала крупная дрожь, перешедшая в содрогания. Рассмеявшись от счастья, она прохрипела:

– Прекрати, Шей, умоляю! Ты сведешь меня с ума. Меня отправят в Бедлам.

– Ты попадешь в рай, – возразил он и продолжил ее ласкать. Сарала застонала и задвигала бедрами. – Ты не передумала делить со мной свое наслаждение? – спросил Шарлемань, багровея от перенапряжения в чреслах.

– Нет! И перестань пытать меня! Лучше возьми меня скорее!

Шей шумно задышал и медленно вошел в нее. Его любовный инструмент продвигался все глубже и глубже в горячем тесном амурном тоннеле, пока не достиг заветных глубин чрева. В тот же миг его охватили противоречивые мысли и чувства. Восхищение перемежалось с отчаянием и огорчением. Желание продолжать свое мужское дело до тех пор, пока не выплеснется семя, омрачалось тем удручающим обстоятельством, что не он первопроходец в этой волшебной пещере блаженства. Сколько же еще любителей экзотики срывало в этой тесной лощине цветы удовольствия?

Он замер, стиснув зубы, и взглянул в ее кошачьи глаза.

Но Сарала и бровью не повела.

– Значит, ты не невинна? – прорычал он.

– Но и ты тоже, – простонала она, резко подавшись вперед низом живота. – Я же предупреждала тебя, что не смогу стать твоей супругой. – В глазах ее светилась неутоленная страсть. – Только не покидай меня сейчас, продолжай!

– Проклятие! – рявкнул он. – Что ты несешь!

В ответ она стала целовать его, а потом сжала ему пальцами ягодицы и прошептала, бешено двигая торсом:

– Продолжай, Шей! Умоляю! Не своди меня с ума! Проклиная себя за слабоволие, он уступил ее просьбе и собственной похоти. Его телодвижения были резкими и бесцеремонными, он дико рычал и вгонял в ее податливое тело свой амурный жезл до предела. Сарала забросала ноги ему на спину, зажмурилась и понеслась под ним вскачь. Такой упоительной скачки ему не доводилось испытывать.

– Посмотри на меня! – приказал ей он, в очередной раз заставив ее содрогнуться. – Я хочу, чтобы ты запомнила этот момент на всю жизнь. И никогда бы меня не забывала.

– Я никогда тебя не забуду, любимый, – открыв глаза, простонала она и ускорила свои порывистые движения.

Внезапно лоно Саралы сжалось, до боли стиснув его орудие сладкой пытки, она выкрикнула его имя и содрогнулась несколько раз подряд. Полубезумный от ярости, Шарлемань полностью отдался сладострастию и начал штурмовать оплот ее женственности с нечеловеческой энергией. Он жаждал этого с того самого момента, когда впервые увидел Саралу. И теперь, когда этот миг наступил, стремился стать пусть и не первым, но последним и постоянным владельцем ее волшебного бастиона. Наконец он достиг вершины наслаждения и произвел салют из своего мужского орудия. Сарала вскрикнула и лишилась чувств. Он тоже впал в забытье. В спальне словно бы пролетел тихий ангел.

Очнувшись, Сарала, стараясь не дышать, крепче прижала к себе Шарлеманя, застывшего на ней без движений. Его мужское естество все еще находилось в ее теле. И это слегка успокаивало ее. Она не хотела выпускать его из своих объятий, опасаясь, что он встанет и покинет ее навсегда.

Наконец Шей поднял голову и взглянул в ее изумрудные глаза. Его захлестнули обида и ярость.

– Ты придумала все это, чтобы войти в семью Гриффин? – спросил он, стараясь не выказывать волнения. – Мельбурн предупреждал меня об этом, но я поднял его на смех. Какой лее я наивный глупец! – Он резко вскочил и, подняв с пола одежду, заявил: – Я не позволю делать из меня дурака! Твой фокус не пройдет, Сарала рывком села и спустила ноги с кровати.

– Но те же обвинения могу предъявить тебе и я! Ты ведь тоже не девственник! У тебя, судя по всему, было много любовниц. Разве всех их ты любил? У тебя есть от них дети?

– Что? Да как ты смеешь задавать мне подобные вопросы?! Не забывай, что я мужчина и вправе…

– Кто наделил тебя этим правом? – перебила она его бесцеремонно. – Кстати, я тебя предупреждала, что не смогу стать твоей женой! У тебя нет причин злиться на меня, Шарлемань. Особенно после того, как мы стали любовниками.

– Ты сама затащила меня сюда! – возразил он.

– Я просто хотела внести ясность в наши отношения. Теперь можешь просить Мельбурна объявить о расторжении нашей помолвки.

– Значит, это был урок мне? Наглядное доказательство того, что мы абсолютно не подходим друг другу? Одевайся. – Он поднял с пола ее рубаху и швырнул ей.

Слезы навернулись у Саралы на глаза, но она их сдержала.

– Да, у меня был другой мужчина до тебя, поэтому я не могу выйти замуж за Гриффина. Найду себе какого-нибудь бедного барона или племянника виконта, которого устроят мои неординарные деловые качества, и стану его женой.

– Ах, ради Бога, только не смеши меня! Избавь меня от этого фарса! – воскликнул Шарлемань, одеваясь. – Ты плохая актриса.

– Не надо меня оскорблять! Лучше подумай, как с честью выйти из этой ситуации.

– Хорошо, помолчи немного, я буду думать! – Шей сел на ковер и погрузился в раздумье, но желанной тишины Сарала ему не обеспечила. Она вскочила с кровати и воскликнула:

– Пусть я и не леди, но и ты тоже не джентльмен! Помоги мне одеться и уходи!

– Нет! – отрезал Шей.

– Ты не хочешь помочь мне одеться? – с тревогой спросила Сарала.

– Нет, я не собираюсь уходить. Крупная слеза скатилась по ее щеке.

– Как это понимать? – с дрожью в голосе спросила она.

– Я хочу знать, кто этот мужчина, – сказал он.

– Сначала назови мне имена своих любовниц. Шей' А потом задавай подобные нескромные вопросы!

– Не дождешься! – рявкнул он. – Даже не подумаю.

– Тогда и я ничего тебе не скажу!

– Лучше не выводи меня из себя, Сарала! – Он проткнул воздух указательным пальцем, словно шпагой. – И помолчи хотя бы минуту, чтобы я смог сосредоточиться.

– Это я-то вывожу тебя из себя? Чем же, любопытно? – Сарала подперла кулаками бока и широко расставила ноги. – Ты не впервые имеешь дело с женщиной, Шарлемань. Чем, интересно, я повергла тебя в задумчивость? И разве вообще тебя можно вывести из душевного равновесия? Так что же тебя тогда раздражает?

55
{"b":"105","o":1}