1
2
3
...
63
64
65
...
69

С облегчением вздохнув, Шей кивнул, подавая Сарале условный знак подойти к ним. Когда она приблизилась, он сказал:

– Этого человека зовут Джон Делейн, он прибудет сюда спустя полчаса. Свои угрозы он использует, чтобы войти в мои коммерческие дела. Конкретно – в наше дело с императорским шелком. Его интересует только выгода, отношения между нашими странами ему глубоко безразличны. Он жаждет признания как коммерсант.

– Я все понял, – проговорил догадливый Юнь. – Вы хотите заманить его в его же сети.

– Именно так. Юнь, позволь мне представить тебе свою будущую жену леди Саралу.

– Ах вот как? Тогда мне все ясно. – Китаец улыбнулся.

– Большое вам спасибо за содействие, – с поклоном промолвила Сарала. – Мы вам многим обязаны. Вот что я придумала. Вы должны предложить ему в обмен за рулоны шелка фарфоровые китайские вазы. Их мы вам, естественно, предоставим. А также почетную ленту для лорда Делейна в награду за его помощь в решении чрезвычайно важной проблемы.

Юнь улыбнулся и кивнул.

Глава 20

В Сент-Джеймс-парк лорд Делейн прикатил в карете своего родственника. Когда он с важным видом вышел из нее, у Саралы от удивления округлились глаза: виконт оказался не только точен, но и безукоризненно одет.

– Только не делай вид, что ты рада поделиться с ним прибылью. Он ничего не должен заподозрить, – шепнул Сарале Шей.

– Я все поняла, – ответила Сарала, изобразив улыбку на лице, когда к ним приблизился Делейн.

– Разве китайцы еще не пришли? – спросил виконт, оглядываясь по сторонам. – Мне казалось, что они очень аккуратны.

– Если не ошибаюсь, они наблюдают за нами вон из-за тех деревьев. – Шей кивнул на платаны, за которыми прятались Закери и Деверилл.

– И сколько же их там? – поинтересовался виконт, на всякий случай прячась за Саралу. – Ганновер говорил, что их только трое.

– По-моему, их не менее дюжины, – сказал Шарлемань. – Будьте начеку, виконт. Я не могу за них поручиться.

Из-за дуба вышел герцог Мельбурн и, подойдя к брату, произнес с озабоченным видом:

– Китайцы появятся здесь е минуты на минуту, Мне думается, нам не следовало связываться с ними. Если их не устроят наши условия, они отрубят нам головы.

– Верно. Однако, договорившись с ними, мы сказочно разбогатеем. Ты же видел вазу, которую нам показывал тот, что со шрамом на щеке, – она просто бесценна!

– Все обстояло бы значительно проще, если бы они не считали, что мы украли эти рулоны шелка, – заметил Мельбурн. – И я не уверен, что разумно требовать выкуп за этот товар.

Делейн ловил каждое слово, сказанное братьями в их странном разговоре. Сарала же внимательно всматривалась в его лицо. Делейн, судя по злорадству, светящемуся в его глазах, предвкушал победу и крупный куш. У него от волнения даже пересохли губы, и он то и дело облизывал их.

– Ты чересчур самонадеян, – упрекнул Шея Мельбурн. – Надеюсь, что ты представляешь себе, чем для нас чреват провал этой авантюры?

– Тише! – воскликнула вдруг Сарала. – Они идут.

На соседней дорожке остановилась открытая повозка, на заднюю часть ее была наброшена парусина. Из экипажа выбрался Юнь с большой саблей, привязанной к поясу. Двое других воинов остались в колымаге.

– Рад вас видеть, уважаемый Юнь! – приветствовал китайца Шарлемань, низко поклонившись ему.

– У меня нет времени на обмен любезностями! – прорычал китаец. – Где шелк нашего императора?

– Он хранится в надежном месте. Вы привезли достойное вознаграждение?

– Вознаграждение? Скорее, выкуп! Вы хотите, чтобы между нашими великими государствами вспыхнула война? Но учтите, что вас первым убьют на ней.

Юнь превзошел актерским мастерством самого великого Эдмунда Кина. Делейн явно был обескуражен его виртуозной игрой. Да и Сарала немного испугалась.

– Мы не обязаны возвращать вам эти проклятые рулоны! – рявкнул Шей. – Я мог бы распорядиться, чтобы ткань порезали на попоны или сшили из нее мешки.

– Ты варвар! – воскликнул Юнь и выхватил из ножен саблю.

– Сделайте же хоть что-нибудь! – шепнул Мельбурн Делейну, уже трясущемуся от ужаса. Шарлемань украдкой подмигнул Сарале.

– Господа! – с дрожью в голосе произнес виконт. – Кровопролитие ни к чему хорошему нас не приведет. Будьте же благоразумны! Нужно договориться миром.

– А ты кто такой? – спросил Юнь.

– Джон Делейн, виконт, к вашим услугам. Я здесь для того, чтобы обеспечить честное заключение сделки.

Китаец смерил его изучающим взглядом с головы до пят.

– Тебя послал сюда регент?

– Нет, – с надменным видом ответил Делейн. – Вряд ли его высочество вообще знает, что здесь происходит.

Юнь усмехнулся и убрал оружие в ножны.

– Если так, тогда зачем же ты так вырядился?

– По-моему, меня ввели в заблуждение люди, назначившие вам здесь встречу. Ни я, ни вы им, очевидно, не симпатичны, вот они нас всех и дурачат. Как мне известно, кое-кто из их родственников уже запятнал себя неблаговидными поступками. На вашем месте я бы позаботился о том, чтобы они не продали кому-нибудь этот шелк.

– В таком случае я предпочту иметь дело с тобой, – ответил Юнь. – По-моему, ты благородный муж.

– Это так, однако я настаиваю на честной компенсации за свои услуги, – сказал Делейн.

– За этим дело не станет. – Юнь хищно улыбнулся.

– Минуточку! – возмутился Шей. – Разве не я организовал эту встречу?

– Да, – кивнул китаец. – И если мы не договоримся по-хорошему, тебе придется поплатиться за это головой. Итак, где шелк? Отвечай!

– Советую вам сказать ему правду, – произнес виконт. – Ваша родословная вас в данном случае не спасет.

Шей чертыхнулся, но адрес склада все-таки назвал. Юнь что-то сказал своим приятелям, и те заметно повеселели.

– Все-таки этот англичанин оказался джентльменом, – сказал Юнь, обращаясь к Делейну.

– А где же вазы? – спросил у Юня Шей.

Китаец кивнул в сторону повозки. Один из его товарищей запустил руку под парусину и достал из-под нее прекрасную фарфоровую вазу с цветочным орнаментом, выдержанным в голубом и желто-зеленом тонах. Китаец передал ее Юню, а тот вручил виконту.

– Минуточку! – вскинул руку Шарлемань. – Этого мало.

– В повозке еще две дюжины таких же чудесных ваз, – сказал, осклабившись, Юнь. – И еще столько же мы добавим вам, когда вечером, в восемь часов, заберем со склада рулоны ткани. Они по праву принадлежат лорду Делейну. Пусть он поступит с ними по своему усмотрению.

– Благодарю вас, господин Юнь. Вы поступили благородно, – с поклоном ответил ему виконт.

Юнь проворно обошел вокруг него и вскричал, схватив Шея за грудки:

– А тебе, Гриффин, лучше больше не попадаться на моем пути! Если хотя бы одного рулона мы недосчитаемся, то не сносить тебе головы.

Он отпустил лацканы сюртука Шея, достал из кармана своего шелкового костюма широкую красно-серебристую ленту с вышитой на ней желтой розой и торжественно надел ее на виконта, сказав при этом с важным видом:

– Этот почетный знак вам дарует наш император. Отныне вы член его личной охраны, Армии Дракона. Всякий, кто увидит на вас эту ленту, поймет, кто вы такой. Поздравляю!

– Благодарю вас за оказанную мне честь, господин Юнь! В последний раз метнув суровый взгляд в Шарлеманя, Юнь и его товарищи ретировались, оставив повозку на аллее. Как только они исчезли из виду, Делейн самодовольно заявил:

– Эту вазу я дарю вам, ваша светлость! – Он вручил сосуд Мельбурну. – Сколько она, любопытно, стоит?

– Около восьми гиней, – сказал Шей. – Но мы так не договаривались, одной вазы нам мало!

– Прекрати, Шей! – одернул его герцог. – Он спас тебе жизнь. Этого вполне достаточно.

– Верно, – кивнул Делейн. – Полученная мной доля станет разумной компенсацией за мое молчание о недостойном поведении Саралы в юности. Завтра я заберу со склада все остальные вазы. Прощайте! – Он подошел к повозке, отдернул парусину и осмотрел лежавшие под ней вазы. – Кстати, надо отметить возвращение шелка китайскому императору, – добавил он, обернувшись. – Пожалуйста, передайте леди Эллис, устроительнице сегодняшнего званого ужина, что я буду в числе ее гостей.

64
{"b":"105","o":1}