ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Менеджмент. Стратегии. HR: Лучшее за 2017 год
Всё началось, когда он умер
За час до рассвета. Время сорвать маски
Шум пройденного (сборник)
Паутина миров
Суперпотребители. Кто это и почему они так важны для вашего бизнеса
Наказать и дать умереть
Катарсис. Северная Башня
По следам «Мангуста»

Она, разумеется, была не прочь выйти замуж, но возражала против утомительного сватовства в угоду материнским капризам и на радость злым языкам. Ее товарок живо интересовало, кто бы мог стать супругом Саралы. Она же пока еще до конца не осознавала, насколько увеличились ее шансы на выгодную партию, после того как ее отец стал маркизом. Окружающие стали значительно внимательнее к ней присматриваться. От Саралы тем не менее не укрылось, как многие представители высшего лондонского света брезгливо морщились, услышав ее произношение с легким индийским акцентом, и перешептывались, осуждая ее смуглый цвет кожи. Из чего она заключила, что, скорее всего они вовсе не горят желанием принять ее в свою семью. Но пока все это ее не слишком огорчало.

Мать она застала сидящей в большой гостиной у камина. Несмотря на ее очевидную радость в связи с возвращением в «цивилизованное общество», маркиза с трудом привыкала к местному прохладному, в сравнении с индийским, климату. Входя в комнату, Сарала предчувствовала, что вновь услышит ее рассуждения о капризной лондонской погоде, за которыми последуют неизменные наставления по правилам хорошего тона. Но вот увидеть здесь отца она совершенно не ожидала. Он стоял, облокотившись о камин, с отрешенным видом.

– Вы звали меня, мама? – певуче спросила Сарала.

– Мы с твоим папой обсуждали, как ты осваиваешься в Англии. Нет, пока ты не совершила ничего предосудительного, но похоже, что мы, твои родители, не сумели все предусмотреть…

– Что случилось, мама? – забеспокоилась Сарала. Маркиза прокашлялась и, поколебавшись, промолвила.

– Папа хочет тебе кое-что сказать. Говори же, Говард! Говард Карлайл затряс головой:

– Ничего подобного, это не моя затея! Говори ты!

– Хорошо, тогда скажу я, – сердито нахмурив брови, согласилась маркиза. – Как тебе известно, деточка, мы с твоим отцом хотели остаться в Индии навсегда. И он достиг там весьма высокого поста в Ост-Индской компании. Этим он во многом обязан своему умению быстро приноравливаться к обычаям местного общества. Ему удалось завоевать расположение индийцев, благодаря чему он и стал преуспевать в коммерции.

– Все это мне известно, мама! – перебила ее Сарала. – Не беспокойтесь, я не жалею, что выросла и провела юность в Дели. Это сказочный город! У меня остались о нем чудесные воспоминания.

– Ты права, деточка. Дели – волшебный город. Но, вспоминая те годы, мы с отцом пришли к выводу, что мы неправильно тебя воспитывали. Как я уже сказала, в наши планы не входило возвращаться в Англию. В связи с этим твой папа настоял, чтобы мы дали тебе индийское имя. Я этому не противилась, о чем теперь сожалею! И вот обстоятельства вынудили нас вернуться в Лондон. Ты стала дочерью английского маркиза и должна завоевывать доверие и расположение англичан, а не индийцев, доченька.

Тревога сжала сердце Саралы.

Разговор обрел куда более серьезный характер, чем она ожидала. Речь шла не о фасонах платьев, которые теперь ей следует носить, и не о хороших манерах. Она облизнула губы и с натянутой улыбкой сказала:

– Я вся внимание, мама! Продолжайте!

– Так вот, доченька, мы с папой посоветовались и решили, что ради облегчения и ускорения твоего вхождения в лондонское высшее общество, тебе следует впредь называться не Саралой, а Сарой.

Сарала от изумления раскрыла рот.

– Простите, мама, что вы сказали? – переспросила она. Отец отвернулся, стыдясь смотреть ей в глаза.

– Сара – английское имя, доченька. Оно сослужит тебе добрую службу и поможет обзавестись новыми друзьями.

– Вы хотите, чтобы я сменила имя? – Сарала обомлела.

– Ради твоего же блага, деточка! – слащаво подтвердила маркиза.

– Готова побиться об заклад, что эту мысль тебе подали твои подружки-сплетницы! – в сердцах воскликнула Сарала, не совладав с охватившим ее гневом. – Да как могло такое прийти тебе в голову, мама?! Эти твои подруги…

Маркиза вскинула правую руку.

– Не смей оскорблять моих подруг! Взгляни на эту проблему спокойно, более отстраненно, Сара!

– Не Сара, а Сарала!

– Нет, отныне мы с папой будем звать тебя Сарой. – Маркиза была непоколебима. – Вспомни, что сразу же говорят люди, знакомясь с тобой?

– В Лондоне? – Сарала передернула плечами. – «Какое у вас необычное имя!»

– Ну а я о чем толкую? – Маркиза прищурилась. – А вот теперь скажи мне, деточка: что происходит обычно потом? Почему, по-твоему, тебя не ангажируют на танцы? Я уже не говорю о приглашении на чай или пикник! У тебя до сих пор еще нет в Лондоне друзей!

– Мама, это же нечестно! Мы здесь совсем недавно, каких-то две недели. У вас с папой были друзья еще до того, как вы уехали в Индию. А у меня их не было.

– Так и не будет, если ты станешь на всех производить странное впечатление! Скверно уже то, что у тебя смуглая от загара кожа. Зря ты не последовала моему совету носить шляпу и вуаль! Ты даже зонт никогда не раскрывала над головой! Тебе хочется прослыть белой вороной?

Видя, что мать намерена твердо стоять на своем, Сарала попыталась найти поддержку у отца.

– Но ты-то, папа, не принимаешь всерьез эту затею с переменой моего имени? – воскликнула она с мольбой в глазах. – Ты ведь сам дал его мне! Менять имя из меркантильных соображений нелепо, постыдно и абсурдно!

Маркиз тяжело вздохнул и переступил с ноги на ногу.

– Считай, что мы всего лишь предлагаем его сократить, – сказал он. – Пусть Сара станет твоим уменьшительным именем, согласись, оно ласкает слух. А главное, не настораживает и не порождает вопросов! Я понимаю, тебе трудно с этим согласиться, но попытайся понять маму и принять ее соображения. В конце концов, она ведь имеет право рассчитывать на это!

Сарала попятилась к двери, торопясь отринуть это кошмарное наваждение.

– Мне нравится мое имя! – воскликнула в отчаянии она. – Вот уже двадцать два года, как я Сарала! И не желаю, чтобы меня называли Сарой!

– Тебе придется с этим смириться, деточка! Поверь, это решение далось нам с огромным трудом. Ты ведь не хочешь ощущать себя здесь изгоем? Привыкай к новой жизни, старайся к ней поскорее приноровиться. Тебе придется изменить взгляды на многие вещи, в первую очередь на свои манеры и отношение к моде. Я уже обсудила с твоей служанкой вопросы, касающиеся обновления твоего гардероба. И прекрати так ярко гримироваться, здесь это не принято.

– Но в Дели броский грим в моде! – возразила Сарала.

– В последний раз повторяю: забудь о Дели, деточка! Мы живем в Лондоне, а в Дели больше не вернемся, если только ты не выйдешь за какого-нибудь чудаковатого пэра, которому взбредет в голову переселиться в Индию. Вот тогда и возьмешь снова свое прежнее туземное имя. Но не раньше! – непререкаемым тоном изрекла маркиза.

– Как вы могли так бессердечно поступить со мной мама?! – вне себя вскричала Сарала и, закрыв лицо руками, выбежала из гостиной. Противиться воле родителей она не могла.

Но и смириться с переменой своего имени тоже. Раз ее назвали Саралой, такой она и останется. Отказавшись от собственного имени, она неминуемо превратится в типично английскую светскую даму, далекую от коммерции. И тогда уже с легким сердцем отдаст этот проклятый китайский шелк невыносимому Шарлеманю Гриффину хоть за шиллинг. Но этому не бывать. Во всяком случае, пока она жива!

Сарала вбежала в свою спальню, бросилась ничком на кровать и дала волю слезам, чего с ней прежде никогда не случалось.

Глава 3

– Я всего лишь подчеркнул, что таможенные сборы меня совершенно не касаются. Своих коров я пасу на английских лугах и продаю английское масло и сливки добропорядочным англичанам! – заявил Закери Гриффин, прожевав кусок жаркого из фазана.

– Более глупого и несерьезного аргумента я не слышал! – воскликнул Шарлемань. – Передай мне солонку!

– Но ведь я и не вступаю с тобой в экономическую полемику! – возразил Закери. – От заумных споров у меня случается мигрень. Я только хотел продемонстрировать, насколько безразличны мне подобные дискуссии. Да мне дела нет до всех этих пошлин!

8
{"b":"105","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Апельсинки. Честная история одного взросления
С мечтой о Риме
Исчезнувшие
Мне снова 15…
Особенности кошачьей рыбалки
Октябрь
Вне подозрений
Пропаданец