ЛитМир - Электронная Библиотека

Тот поднялся из-за стола.

– Разумеется, не сумеешь. Абсолютно ничего.

– Зато Джек – совсем другой человек, – сказала она и повернулась к дверям. Он отрывисто засмеялся, бросил на стол салфетку, вышел следом на палубу.

– Он другой, это точно. Узнаешь, какой он, когда останется без цента в кармане. Быстро тебя забудет. Да и правильно – нельзя вести себя, как дешевка, и рассчитывать на мужское уважение.

На миг глаза ей застлала красная пелена, в эту секунду она готова была повернуться и броситься на него, но вспышка гнева быстро прошла, Руфь, не оглядываясь, быстро дошла до трапа. На палубе, поблизости, работало несколько человек, однако Руфь никого вокруг не замечала. За спиной раздался голос Фила:

– Если уедешь, то тебе, по крайней мере, не придется краснеть, когда весь Сан-Франциско начнет показывать на вас пальцем.

Она обернулась.

– Как я только могла считать тебя порядочным, достойным человеком. Фил? Ты – лжец, ты хуже, чем лжец.

Она сбежала по ступенькам с такой легкостью, будто делала это с детства, и даже не вспомнила о своей боязни.

Руфь села в такси и, по дороге в отель, размышляла о постигшей ее неудаче. Как глупо она себя вела! Пыталась уговорить его, взывая к рассудку, хотя теперь ей было совершенно ясно, что Фил действует и рассуждает вне всякой логики. Похоже, гнев и жажда мести лишили его здравого смысла. А она действительно вела себя не лучшим образом, правда совсем не в том смысле, какой имел в виду Фил.

Руфь думала, что после такого разговора она должна была почувствовать себя униженной, но вместо этого ощущала только одну ярость.

Она как раз закончила переодеваться у себя в номере, когда в дверь постучали.

Она осведомилась, кто там; из-за дверей послышался тихий и спокойный ответ:

– Джек.

Руфь решила, что может принять его, оставаясь в халате, и открыла дверь. Она улыбнулась, хотя и с некоторым усилием. Выражение его лица, когда он вошел в комнату, было, как всегда, спокойным и безмятежным.

Она провела его к дивану у окна, извинилась за свой вид, оправдываясь тем, что недавно вернулась домой. Он кивнул, устроился на диване, скрестив свои длинные ноги.

– Подозреваю, что тебе не очень-то хочется рассказывать мне, почему мы не встретились за завтраком.

Она покачала головой и, чтобы заставить его сменить тему, спросила:

– Как прошло твое совещание вчера вечером? Он тихо вздохнул, посмотрел в окно поверх крыш и дымовых труб, потом ответил:

– Он навредил мне немного. Правда, гораздо меньше, чем рассчитывал. Пришлось возобновить переговоры с деловыми людьми, потенциальными покупателями. На самом деле, они ничуть не напуганы, просто для них лишний шанс сбить цену. Короче – я им уступил.

– А они не попытаются проделать то же самое, например, завтра или через некоторое время? Он отрицательно покачал головой.

– Мы подписали бумаги, заверили их у нотариуса, на той недели они вступят во владение моей компанией, а я получу деньги.

Он повернулся к ней, сияя улыбкой.

– Вот видишь – я скинул это бремя, и теперь могу свободно проводить с тобой дни. А все же не хочешь, в виде благодарности, рассказать мне, что делала утром?

– Не могу, Джек, – сказала она. Он не настаивал.

– Ладно. Это связано с Филом?

– Да.

Он грустно посмотрел на нее и сказал:

– Мне только что позвонили. Один моряк, он видел вас с Филом на палубе корабля. Этот человек слышал, что вы друг другу говорили. Думаю, Руфь, об остальном нетрудно догадаться.

Она покраснела под его пристальным взглядом.

– Сплошные стукачи у вас здесь, в Сан-Франциско, – бросила она раздраженно. Он рассмеялся, и это помогло ей увидеть себя со стороны – эдакая благонамеренная, но весьма неумелая интриганка. Она тоже заулыбалась и не стала больше вдаваться в детали своего визита к Филу, благо что Джек об этом и не спрашивал.

– Я хотела, Джек, его остановить. Он собирается разорить тебя. Похвастался мне даже, что у него это почти получилось.

Эвелл неопределенно хмыкнул.

– Фил хитер и безжалостен, только ему не хватает ума, и это его губит. Возомнил, что уничтожил меня, а на самом деле, после вчерашнего соглашения, он вообще сошел со сцены. Пускай теперь воюет с призраками. Компания отныне принадлежит не мне, а ее новый хозяин вовсе не такой сентиментальный, как я. Первое же неверное движение – и Филу небо с овчинку покажется. Ну да Бог с ним, теперь с этим покончено. Он уже показал на что способен, можно о нем и забыть.

Руфь знала, что это не так, что Фил все еще может навредить, опорочить их, но не могла придумать, как об этом сказать, не выдавая себя. Ей было мучительно стыдно за то, что она сделала.

Глава 15

Джек ушел, сказав, что позже отвезет ее поужинать в одно сказочное место на побережье.

После его ухода Руфь принялась неспешно готовиться к вечеру. Приняла ванну, приготовила платье и даже немного вздремнула. Проснувшись, почувствовала себя спокойней и увереннее. Она понимала, что Джек ни при каких обстоятельствах не даст ее в обиду. Сидя перед зеркалом, она задумалась над тем, что же, собственно, этот человек для нее значит. Руфь считала его привлекательным, но привлекательных мужчин много, и она встречала их и раньше. У Джека было много других качеств – ум, проницательность. Спокойная рассудительность тоже неотъемлемая часть его натуры. Но, что особенно привлекало Руфь, так это благожелательность и благородство, он никогда не станет, например, осуждать других людей, даже таких, как Фил Харлоу. В его сердце нет места ненависти. Руфь понимала и ценила это. За свои двадцать два года ей, хоть и нечасто, но все же приходилось переживать вспышки ненависти, всякий раз после этого она испытывала раскаяние, ведь подобные поступки, увы, не улучшают человеческую породу.

Вернувшись в мыслях к Эвеллу, она решила, что никогда в жизни не встречала такого человека. И при этом, как ни странно, она вовсе не считала, что увлечена Джеком. Женщины могут ценить и уважать достойных людей, не влюбляясь в них.

Как только она закончила собираться, появился Джек. Он восхищенно оглядел ее и воскликнул:

– Замечательно. Стройная, как корвет, и прекрасная. Я говорил тебе это раньше?

– Что именно – что я выгляжу как корабль под парусами? Нет, не думаю, – она вышла из комнаты. Эвелл, немного смущенный, последовал за ней.

– Ты всегда такая ехидная?

– Нет, только когда это необходимо, капитан Эвелл.

Когда они вышли на улицу и сели в машину, начало темнеть. Они включили фары и некоторое время ехали молча, затем Джек произнес с расстановкой:

– Мне звонил Фил. Вскоре после того, как я от тебя ушел. Кто-то рассказал ему, что все его усилия потопить меня, провалились и что компания моя уже продана. Он был просто в бешенстве.

Руфь внутренне сжалась.

– Что он еще говорил?

– Много злобного вздора. Думаю, он был пьян. Его счастье, я не мог до него дотянуться, – он склонился в ее сторону и погладил девушку по руке. – Собственно, я затем и завел весь этот разговор, чтобы ты знала, – он рассказал мне о твоем предложении.

Она не удивилась, даже почувствовала какое-то облегчение, но не решалась высказать это вслух.

– Если бы Фил и принял его, – продолжал Джек, – это бы ничего не изменило – до Виргинии отсюда всего два часа лета, а я не привык быстро сдаваться – ты ведь знаешь.

Слева возник океан и тут же она увидела на береговом уступе скопление огней – это и был ресторан, куда они направлялись.

– Место классом повыше, чем то, где мы с тобой танцевали, – заметил Эвелл.

Их усадили за столик в просторном зале, заполненном народом. Подошедший официант, довольно неожиданно для Руфи, подмигнул Эвеллу, который ответил ему тем же.

– Он ходил со мной на «Санта-Марии», – пояснил Джек, когда официант отошел. – Потом женился и ушел с корабля. Его жене не понравилось сидеть одной по несколько месяцев подряд.

14
{"b":"10503","o":1}