ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Последний вздох памяти
Сновидцы
Кодекс Прехистората. Суховей
Ужас на поле для гольфа. Приключения Жюля де Грандена (сборник)
Идеальная собака не выгуливает хозяина. Как воспитать собаку без вредных привычек
Как не попасть на крючок
Молочные волосы
7 красных линий (сборник)
Величие мастера

Забрав в номере свои вещи и оглядев себя на прощанье в зеркало, Руфь захлопнула дверь, и спустилась в вестибюль, где ее поджидали дружески беседующие в ее отсутствие мужчины.

Глава 18

Руфь стояла на палубе «Санта-Марии» и крепко держалась за бортовые поручни, со страхом глядя на удаляющийся берег.

Корабль, ловко маневрируя, выбирался из порта; от работы двигателей палуба под ногами ритмично дрожала. До сих пор Руфь держалась молодцом – ей не хотелось портить удовольствие Джеку и отцу, хотя временами на нее накатывал прежний страх – все-таки она впервые выходила в море на таком огромном корабле.

Джек внимательно следил за ней, пока она поднималась по трапу и осваивалась на палубе; похоже, он остался доволен тем, как бодро она держится. Перед выходом из порта Джек извинился и ушел наверх, в капитанскую рубку.

Руфь почувствовала себя покинутой перед лицом опасности, тем более, что вскоре и отец, спросив ее – не хочет ли она посмотреть на кильватер, и получив отрицательный ответ (Руфь плохо представляла себе, что такое кильватер), тоже ушел. Ей не оставалось ничего другого, как только в одиночку бороться со своими страхами. Она заставила себя посмотреть за борт – расстояние до воды показалось ей невероятным, но через несколько минут она уже могла смотреть на поверхность моря безо всякого страха. Ободренная этой первой победой, она осторожно выпустила поручни и медленно двинулась вперед, к носу корабля.

Сделав несколько осторожных шагов, она услышала, как чьи-то башмаки уверенно грохочут по сходням, и сразу рядом с ней появился Джек.

Он улыбнулся и взял ее под руку. Рядом с ним она почти напрочь позабыла про все свои страхи, ей даже стало нравиться то странное ощущение, которое возникает при виде быстро бегущей вдоль корабельного борта воды, когда стоишь на неподвижной палубе. Они быстро добрались до носовой части, где ветер ощущался гораздо сильнее.

Джек усадил ее на какой-то ящик. Руфь облегченно вздохнула и улыбнулась ему. Корабль тем временем вышел за линию волноломов и качка усилилась. Джек освободил ее, сказав, что к морю нужна привычка; иные люди долго не могут освоиться, попав на корабль. Он сам, по его словам, много раз страдал от приступов морской болезни. Руфь с трудом в это верила, но разговор с Джеком, как всегда, подействовал на нее успокаивающе, и она не заметила, как встала с ящика и перешла вместе с ним на правый борт.

– Джек, ты полетишь со мной домой, в Виргинию? – спросила она.

Он тревожно посмотрел на нее.

– Ты собираешься домой?

– Когда-нибудь, но не сейчас, – она положила свою руку на его.

– Через какое-то время. Джек успокоился.

– Конечно. Если хочешь – сразу, как продам свою компанию, мы поженимся. – Он лукаво улыбнулся. – Ведь мы поженимся, верно?

– А если нет?

– Будем жить в грехе, – быстро ответил Джек. Она отвернулась, чтобы скрыть румянец, залившей ее щеки. Он снова взял ее за руку, и они медленно двинулись вдоль борта.

– Ты не сказала, что выйдешь за меня замуж, – напомнил он. – Я не очень-то понимаю женщин, дорогая, но ведь должна быть хоть какая-то причина, почему ты не хочешь этого сказать?

Такая причина была, но Руфь понимала, что ее объяснения прозвучат глупо, поэтому, придерживая рукой волосы от ветра и убедившись, что их никто не видит, она поднялась на цыпочки и поцеловала его в губы.

– Я выйду за тебя замуж, – сказала она. Ветер унес ее слова, но Джек понял, что она сказала, и крепко ее обнял. Он отпустил ее, только когда появился ее отец, и сообщил, что прямо по курсу – мост Золотые Ворота. Вид у знаменитого моста, когда смотришь снизу, подумала Руфь, довольно нелепый.

Она никогда не представляла себе, что увидит его в таком ракурсе.

Руфь, наконец, позабыла свой страх окончательно. Общество Джека очень помогало ей в этом, кроме того, нельзя же вечно чего-то бояться. Когда он обнял ее за талию и предложил показать корабль, она охотно согласилась, хотя еще час назад ей было страшно даже подумать об этом.

Они прошли под мостом. Руфь видела на нем автомобили – маленькие, как спичечные коробки. Она впервые пережила то особое ощущение свободы, которое возникает, когда на большом корабле выходишь в открытое море.

Глава 19

Они стояли у причала в маленьком доке на противоположной стороне залива. Здесь, поблизости от порта, сохранились еще островки нетронутой природы, давно вытесненные в городских доках промышленностью и торговлей.

«Санта-Мария» стояла под погрузкой, портовые грузчики и команда обменивались ругательствами, порой явно слишком крепкими для ушей Руфи. Ей оставалось только делать вид, что она не разбирает слов за шумом портового крана, загружающего при помощи огромной сетки бесконечные ящики и коробки в трюмы корабля. Появился Джек, он был без пиджака, рукава синей рабочей рубашки по локоть закатаны. Сказал, что кок даст им знать, как только будет готов обед. Обед подадут в его каюте; он показал Руфи, где та находится – прямо под капитанским мостиком.

Когда Джек ушел, отец, все это время с интересом наблюдавший за погрузкой, спросил:

– Слушай, Руфь, а сколько ему лет?

– Что-нибудь около тридцати, а что?

– Временами он выгладит таким молодым – трудно поверить, что ему принадлежит целое судно.

– Целых два судна, папа! – поправила его Руфь.

– Извини – два, – со смехом сказал отец.

Он небрежно облокотился на поручни и спросил:

– А когда ты собираешься выйти за него замуж? Она отвела глаза.

– Думаю – как только у нас появится для этого время. Ты против?

– Вовсе нет. На этот раз я только «за», – он выловил из своего кармана длинную сигару и зажег ее, несмотря на налетевший ветер. Сделав несколько затяжек, он продолжил разговор. – Отец устраивает свадьбу, когда выдает дочь; таков обычай, ты знаешь.

Вообще-то это был старый обычай, которого сейчас никто не придерживался, но она знала, что просто так ее отец не стал бы об этом говорить.

После очередной затяжки он добавил:

– Я улетаю завтра. Кто-то ведь должен приготовить дом. Ты вышлешь список людей, которых хочешь пригласить, – об остальном я позабочусь. Договорились?

Она колебалась. У нее не было основания полагать, что Джек захочет устраивать одну из этих шумных виргинских свадеб. Насколько она его знала, он скорее предпочтет скромное венчание в какой-нибудь маленькой часовне. С другой стороны, она понимала, как хочется старшему Севернсу устроить для нее пышную свадьбу именно у них дома. Руфь извинилась перед отцом и отправилась на поиски Джека.

В капитанской каюте его не было. Убедившись в этом, Руфь с интересом огляделась по сторонам. Каюта напоминала своего хозяина – все опрятно, разумно устроено, без единого намека на роскошь. Поражало обилие книг. Руфь пригляделась к корешкам. Лишь незначительная часть их относились к морю и кораблям. Остальные затрагивали различные области человеческого знания – от общей истории до философии, религии.

Руфь подошла к двери и посмотрела вверх, туда, где оставила отца: его не было видно. Должно быть, он продолжил осмотр судна. Занятие это, как он сам ей признался, доставляет ему массу удовольствия. Руфь была рада, что он, судя по-всему, не будет жалеть о времени, проведенном в Сан-Франциско.

Руфь поднялась на верхнюю палубу в надежде увидеть оттуда Джека. С того места, где она стояла, было видно, что нижние палубы опустели и люки трюмов закрыты. Погрузка закончилась, и «Санта-Мария» неторопливо отчаливала от берега, чтобы отправиться обратно через пролив.

Она увидела, наконец, как Джек поднимается к ней по сходням, шагая через две ступеньки.

– Пошли обедать, – сказал он, подходя к ней. – Я такой голодный, что готов есть доски, краску и все подряд, – он взял ее за руки, и они спустились палубой ниже. Здесь Руфь остановилась и сказала:

– Джек, отец хочет, чтобы у нас была настоящая виргинская свадьба.

17
{"b":"10503","o":1}