ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я благодарен тебе за то, что ты спас восемнадцать меня.

– Не понял…

– Восемнадцать меня, – повторил он. – Я и эти псы – единое. Я чувствую и вижу всё, что чувствует каждый из них, где бы они ни находились. И каждый из них чувствует и видит то, что чувствую и вижу я. Мы – целое. Мы – Аррутар, Великий Синий Пёс. Сегодня ты спас меня от восемнадцати смертей. Синий Пёс поможет твоей стае. Прикажи ей идти за мной.

– Я не могу приказывать, не я старший.

Он очень пристально посмотрел на меня, а затем сказал:

– Я чувствую в тебе вожака. Почему не ты вожак в своей стае?

– Что значит «почему»? – немного растерялся я. – Все решили, что главным будет Рани, и выбрали его.

– Вожака не выбирают, – очень уверенно произнёс мой собеседник.

* * *

Мы в нерешительности стояли перед межпространственным порталом. В том, что это именно портал, я не сомневался ни на секунду, хотя до сего момента считал его только лишь плодом воображения фантастов. Да и странно бы было сомневаться в очевидном. На широком плоском диске стояла двухметровая арка. Из одной её колонны выступала плоская консоль, на поверхности которой имелось углубление в виде правильной восьмиконечной звезды. Рядом располагались несколько непонятных символов. В проёме портала как на экране телевизора виднелся пейзаж, разительно отличающийся от того, который простирался здесь на многие и многие километры вокруг: там в лучах яркого дневного солнца играл всеми оттенками зелёного густой субтропический лес, а хребет Долгая Грива и каменистое плато Синих Псов уже снова начинали окрашиваться в вечерние багровые тона.

Портал находился в просторном гроте большой пещеры, до которой от места катастрофы мы, сопровождаемые стаей сипсов, довольно долго добирались по горам чуть заметными звериными тропами. Пещера служила Синему Псу и жилищем, и убежищем в случае налёта «ледров».

– Заколдованные Врата открываются только на несколько часов после грозы, – сказал Аррутар, и я обратил внимание на толстую шину, начинающуюся на верхушке арки и теряющуюся в темноте под высоким сводом пещеры: очевидно, в отсутствие другого источника энергии портал подпитывался атмосферным электричеством. Сам того не ведая, император посредством своего «небесного гнева» помогал нам бежать от него.

Видимо, Аррутар почувствовал нашу нерешительность: один из сипсов, сидевших подле него, поднялся, повинуясь бессловесному приказу, подошёл к порталу, запрыгнул на диск и прошёл сквозь арку как сквозь обычную дверь: мол, смотрите, это совсем не опасно. Ил недоверчиво обошла вокруг портала, но Синего Пса там, естественно, не обнаружила: с той стороны даже арки не было – сплошная металлическая поверхность. А сипс, почесав задней лапой за ухом, улёгся на траве, греясь на солнце и всем своим видом показывая, что ничего страшного в этом переходе нет.

– Ну что ж, Аррутар, благодарю тебя за помощь. Надеюсь, ещё увидимся. Прощай!

– Синий Пёс не прощается. Аррутар идёт с тобой. Не весь. Один. – Он кивнул головой на пса по ту сторону арки.

– Ну, тогда что… Тогда пошли. – С этими словами я, преодолев некоторую робость, поднялся на диск и шагнул в портал.

Глава 3

Мятежный Лад-Лэд

Лес Вороний Шлях, 21 кумината 8855 года

Единственная неприятная вещь, которую я ощутил при переходе, – заложило уши. Всё-таки разница атмосферного давления в горах и на равнине довольно значительна.

«Странно, что сквозняка нет, – подумалось мне. – По всем законам физики воздух должен устремляться в портал, как в трубу. Впрочем, если быть точнее – по всем известным мне законам физики, а если исходить только из них, то и внепространственного перемещения как такового быть не должно».

Здешнее приёмное устройство портала, точная копия того, что находилось в пещере Синего Пса, стояло в глубокой каверне утёса, одиноко возвышающегося посреди густого леса, в глубь которого вела почти заросшая буйной травой дорога. Мы двинулись по ней и через несколько километров вышли на большую поляну, по краю которой под нависающими кустами струилась маленькая чистая речка.

– Чудесное, просто идеальное место для стоянки! – оценил я с точки зрения бывалого туриста.

Опасности не было никакой, о чём свидетельствовало и безмятежное настроение сипса. Посоветовавшись, мы решили здесь и остановиться, чтобы дать себе суточный отдых: уж очень много всего нам пришлось пережить за последние дни.

По совету Джоя я отсоединил клинок Меча от рукоятки: он, как я ещё раньше заметил, был не обоюдоострым, а обоюдотупым – чистая декорация. Настоящий Меч заключался в ручке: яркий луч включался и без клинка, в точности повторяя форму лезвия. Я срезал Мечом сухое дерево и нарубил… нет, не нарубил, НАРАЗДЕЛЯЛ дров. Места разрезов выглядели так, будто их кто-то долго и тщательно шлифовал. Мне это нравилось. Увлёкшись, я заготовил такую поленицу красивых «шлифованых» дров, которой могло бы хватить по меньшей мере на неделю непрерывного горения большого костра.

В это время остальные устанавливали палатку и занимались другими хозяйственными делами. Джой, взяв карабин, ушёл поохотиться. Не прошло и пяти минут, как неподалёку раздался выстрел, и вскоре наш охотник уже вернулся, неся на плече тушу небольшого оленя.

Все сидели вокруг костра, глядя, как Джой жарит на вертеле оленя, и блаженно вдыхали аромат жареного мяса.

– Скажи-ка нам, Рани-мореход, куда это нас занесло? – спросил я.

– Вот звёзды покажутся, тогда и скажу, где мы, – ответил тот. – А пока, судя по тому, где было солнце на Долгой Гриве и где оно находится сейчас, одно могу сказать: весьма далеко мы от императора, чтоб его морские тарки драли! Теперь-то он нас не достанет!

– Не очень на это надейся, – сказал я. – Думаю, он никогда не прекратит разыскивать нас.

– Дел у него других нет, что ли? – раздражённо возразил Авер. – Поскрипит-поскрипит зубами, да и забудет.

– Нет уж. Кого-кого, а нас – не забудет…

– Из-за Меча?

– Из-за скорострелов и дальнобоя?

– Из-за Камня Ол?

Эти три вопроса Авер, Джой и Рани задали мне одновременно.

– И из-за этого всего тоже, – вздохнул я.

– А самое главное? – Рани пытливо смотрел мне в глаза. – Ланс, ты что-то от нас скрываешь…

– Да что тут скрывать: император ищет меня. Точнее, он знает, что один из нас – тот, кого он ищет. Почему ищет – это уже другой вопрос, не столь существенный в данный момент.

– Как это «несущественный»? – взвился Авер. – Из-за тебя мы попали в бессрочный сыск и оказались невесть где…

– Если бы не Ланс, я могу довольно точно сказать, где бы ты сейчас был, – перебила его Ил. – А ещё точнее могу сказать, где бы сейчас была одна из твоих частей: твоя голова валялась бы сейчас у подножия императорского трона!

– Но я же должен знать… – несколько смутившись, пробормотал тот.

– Ничего ты не должен, – вновь оборвала его Ил. – Меньше будешь знать – крепче будешь спать. Наверное, у Ланса есть тайна, которая принадлежит не только ему одному. Я правильно понимаю, Ланс?

– Да. Есть кое-что, о чём я не должен рассказывать без необходимости, а сейчас её нет. Вам достаточно знать, что соседство со мною не сулит спокойной жизни. Поэтому, я думаю, нам следует расстаться. Как только мы выберемся из этого леса, мы с Аррутаром пойдём своей дорогой, а каждый из вас волен избрать собственную. Пойду-ка, искупаюсь, – сказал я и, на ходу стягивая френч, направился к речке, чувствуя, что все молча смотрят мне вслед. Однако причиной всеобщего молчания оказались не мои слова, как это я подумал вначале. Её я узнал немного позже.

Прожарить на костре целую тушу оленя – дело весьма нескорое, поэтому я не торопился и долго плескался в прохладной речке. Увязавшийся со мной сипс, полакав воду, улёгся в тенёчке под прибрежным кустом и лениво наблюдал за мной. Со стороны бивака слышались возбуждённые голоса, но о чём говорили – не разобрать. Вдоволь накупавшись, я вышел из реки и присел на траву, чтобы немного обсохнуть. Синий пёс, лёжа в тенёчке, продолжал всё так же лениво наблюдать за мной.

29
{"b":"10504","o":1}