ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что ж, рад, что вы такие умелые, – сказал я в ответ. – В таком случае получите у старшего герасима инструменты. Вон тот холм я отдаю вам. Задача такая: построить школу-университет и жильё для себя. Впредь называться сие место будет Сорбонна, университетский городок.

Возбуждённо переговариваясь, будущая интеллектуальная элита Априи удалилась возводить храм науки. Я же вновь направился в Подземный Город, где в последние дни проводил большую часть времени, пытаясь выяснить предназначение многочисленного наследия Иных Людей. На головном компьютере Города обнаружилась директория, аналогичная «Info», однако даже с её помощью разобраться в насыщенных специфическими терминами текстах я не мог. Как прикажете, например, практически использовать прибор, носящий название «квазистатический модулятор интегральной трёхлинейной дисперсии пластинчатых конгломератов в параллельном темпоральном потоке»? Вот и я не знал. Однако не отчаивался найти среди многочисленных устройств что-нибудь менее заумное, чему можно будет найти применение. В том числе и в войне против императора.

* * *

В сопровождении двух гвардейцев я подошёл к порталу и набрал Суонар.

– Стой! Кто идёт? – раздался окрик, лишь только соединение состоялось. По моему настоянию в Подземном Городе учредили два круглосуточных поста: один – возле портала, второй – у входной двери. Под это дело Петя пытался выторговать у меня ещё восемь человек в ряды гвардии. Сошлись на четырёх.

– Лад-лэд Апри и смена караула! – ответил я.

– Пароль?

– «Остров». Отзыв?

– «Большая земля». Да хранят тебя Оба, Светлый! – В проёме показался гвардеец Коля.

– И тебе удачи. Как дежурство?

– Спокойно.

– Сдать пост!

Сменив часовых и отправив прежнюю смену на отдых, я подошёл к пульту и первым делом глянул через камеру внешнего обзора. В тоннеле, который представлял собой идеальный полуцилиндр с гладкими, словно бы полированными стенами, за брустверами из мешков с песком расположилось очередное дежурное отделение Неутомимых. За прошедшие дни служивые уже утратили былую бдительность, спало напряжение, и они беспечно наблюдали за командой техников, собирающих какое-то устройство, о назначении которого приходилось лишь догадываться.

«Ничего страшного, – успокоил я себя. – За сотню лет не смогли открыть ни одной двери, и сейчас ничего не получится!»

Как я потом корил себя за излишнюю самоуверенность! Но это случилось позже. А пока я вновь раскрыл план Подземного Города и задумчиво вздохнул: над чем поломать голову в этот раз? Всего подземная станция, если считать вместе с центральным залом, состояла из девяноста семи помещений, из которых половина (центральные три кольца) служили жилыми комнатами. Во всех остальных находились различные устройства – от одного до десятка. Наконец, решив, что вероятность найти что-то полезное наиболее велика среди тех приборов, под которые выделена целая лаборатория, я заглянул в комнату номер двадцать семь. Устройство, находящееся в ней, называлось, как сообщил компьютер, «субатомный трансфертор-модулятор объектов без признаков технологии тэш». Часа четыре я бился над описанием принципов его работы, с трудом продираясь сквозь дебри терминов, зачастую не имеющих аналогов ни в ланельском, ни в русском языках. Кому придёт в голову в узкоспециализированных книгах подробно разъяснять, что такое, например, Интернет? И здесь точно так же: мимоходом тут и там употреблялись термины наподобие «технологии тэш», но что это такое, подробно не объяснялось.

Но когда я наконец понял назначение прибора, у меня аж дыхание перехватило. Это же аппарат для копирования! И не бумажек-документиков, а любых объектов! Естественно, которые «без признаков…» И управлять-то им проще простого. Вот три отделения-бункера. В этот кладётся расходный материал, в этот образец. Потом – крэкс, пэкс, фэкс! – и из третьего отделения вынимаешь точную копию! Интересно, автоматные патроны относятся к «объектам с признаками»? Наштамповать хотя бы пару ящиков – то-то бы Петя обрадовался! Но для того, чтобы проверить это, требовались материалы, и я решил заняться дальнейшим освоением техники на следующий день.

Возвращаясь в Одессу, я размышлял: стоит ли посвящать кого-либо ещё в суть моего открытия? Уж слишком велико искушение: имея такой агрегатик, можно жить, мягко говоря, весьма небедно.

Одесса, 24 вивината 8855 года

…Спать ещё хотелось, но пришлось просыпаться по двум очень важным причинам. Во-первых, очень хотелось кушать, а во-вторых, справить малую нужду. Даже не знаю, что больше. Все ещё спали, со всех сторон раздавались посапывания и храп. Потянувшись и зевнув до хруста, я протопал к выходу, но дверь открыть не смог. Я громко попросил помочь мне, но в ответ раздалось только сонное бормотание. Пришлось пописать в углу. Немного полегчало. Лужа пахла неприятно, и я закрыл её какой-то тряпкой. А кушать всё ещё хотелось. Тут я вспомнил про свою заначку и вытащил из тайника большую мозговую кость. Увы! Обглодана дочиста… Остался только запах, который ещё больше растравил голодный желудок. Я тяжело вздохнул и стал бродить по помещению, пока не наткнулся на свисающую сверху руку, которая пахла как-то по-особенному, по-родному. Вот оно! Если её потормошить, сразу будет еда! И я не сильно, но требовательно куснул руку за большой палец…

…Я резко проснулся и рывком сел. Тряхнул головой. Надо же, какая ерунда приснилась! Рядом раздалось поскуливание. Я повернул голову и увидел, что подле кровати, весело молотя по полу хвостом, сидит и восторженно смотрит на меня белый пушистый Бес. Я огляделся. В углу валялась, постепенно намокая, куртка Бади. Из-за дорожного сундука высовывалась обгрызенная мозговая кость. А на моём большом пальце отчётливо виднелись четыре точки – след тяпнувших меня маленьких клыков.

– Бес? – ничего не понимая, пробормотал я. – Ты…

Услышав, что я к нему обращаюсь, щенок вскочил, подпрыгнул на месте, радостно тявкнул, хвостик почти исчез из вида: прямо вентилятор какой-то! И в этот момент на малое мгновение я увидел себя со стороны, его глазами: помятый, всклоченный, с подзаплывшими полуоткрытыми глазами и вообще прекрасный как небожитель.

Та-ак! Вот оно как интересно-то! Это что же, входит в условия игры? Каждый Предназначенный должен собрать собачью стаю своего цвета? Аррутар – синих, я – белых… Что ж, будем надеяться, что каких-то больших проблем мне это не создаст. Поживём, посмотрим, посоветуемся с более старшими и опытными товарищами… А пока пройдёмся прогуляемся.

Я вышел из ковчега. Бес выпрыгнул следом и с заливистым лаем кинулся гоняться за какими-то пичужками. Короткие утренние сумерки только-только начиналось. Солнце ещё не показалось из-за линии горизонта, но уже через несколько минут оно резко «выпрыгнет» оттуда так же, как «проваливается» по вечерам, и зальёт всё своим сиянием. Тогда и прозвенит утренний колокол. А пока все в Одессе ещё спали. Впрочем, нет, не все. Возле недостроенного здания кузницы я увидел знакомую фигуру: Муму, как всегда, поднявшись пораньше, уже прикидывал объёмы работ, планировал новый рабочий день. Я направился к нему.

– Муму, мне сегодня понадобятся кое-какие материалы, – сказал я после обмена приветствиями. – Разные. Понемногу, по несколько фунтов.

– Какие именно, Светлый?

Я перечислил всё необходимое для изготовления патронов. Муму задумчиво поскрёб затылок:

– Железа-то у нас аж два воза. Меди воз. Угля для кузни заготовили изрядно. А вот свинца токмо маленький кусочек, тот, что из твоих запасов, фунта не потянет. Сера… С серой дела похужее. Можно у бабки Тинихи выпросить, она целительством занимается и из ея мазюку вонючую делает – всяких букашек вредных травить. Однако ж немного, жменьку-другую. А что касаемо селитры… – он беспомощно развёл руками, – …не обессудь, Светлый, не имеется. Хоть и вещь в хозяйстве полезная: земелька ею уж шибко хорошо добрится.

– Ну что ж, на нет и суда нет. В таком случае подыщи-ка мне хорошее полено. А насчёт серы и селитры озадачим Бади, когда он поедет в Суродилу.

53
{"b":"10504","o":1}