ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это что? – ошарашенно спросил Петя.

– Вот так император убил часовых. Заменить курицу. Внутрь никому не входить. Найдите А-Ту и пошлите ко мне.

А-Ту я послал в горы за Аррутаром. Делать Подземный Город нейтральной территорией я не собирался. Сдавать – тем более. Наилучшей мыслью мне показалась идея завалить тоннель, чтобы отрезать императору доступ к станции. Сможет ли Аррутар организовать небольшое локальное землетрясение?

* * *

Великий Синий Пёс откликнулся на мой призыв и, всё так же прихрамывая, спустился в Одессу. Как показали наблюдения, атаки на Подземный Город не прекращались. Удары наносились регулярно с периодичностью один раз за четыре с половиной часа. Дождавшись окончания очередного, мы с Аррутаром вошли в станцию. Я показал ему через камеру стоящую снаружи установку и объяснил, чего хочу.

– Сможешь ли ты обрушить тоннель так, чтобы станция при этом не пострадала?

– Смогу. Но не отсюда. Я должен своими глазами видеть то место, которое надо обрушить.

Дело усложнялось. Для того чтобы завалить тоннель, необходимо открыть входную дверь, а там – блокпост Неутомимых. Придётся вступать с ними в бой, а этого не хотелось: уж очень силы неравные. Как-то бы без кровопролития их оттуда выкурить… Выкурить?! А что, это идея!

* * *

В коридоре мы установили несколько больших котлов на треногах, заполненных смесью из мелких стружек смолистого дерева, которое Муму называл хойей, и сбором различных трав, рекомендованном им же.

– Гореть особо не должно, – говорил он мне с видом знатока, – но шаять будет – будь здоров! Ну, начинать, что ль?

Я кивнул. Муму принял у помощника факел и поочерёдно ткнул в каждый котёл. Стружки занялись сразу. Коридор стал заполняться дымом, едко защипало глаза. Мы поторопились ретироваться в центральный зал. Я занял место за пультом управления и спешно закрыл все двери. Камеры внешнего обзора показывали, что снаружи пока всё без перемен. Камеры, установленные в коридоре, позволяли видеть, как помещение всё больше заволакивалось дымом, который, густея, уже мешал рассмотреть что бы то ни было.

– А енто что за полосы такие? – указал пальцем Муму. Я посмотрел туда, куда он показывал. Ёлы-палы! Это же струи воды! И как я не предусмотрел того, что здесь обязательно должна быть противопожарная система! Я лихорадочно стал искать на пульте управление ею. Чтобы найти и отключить, понадобилось минуты полторы. За это время дым в коридоре основательно поредел.

– Ништо! – успокоил меня Муму. – Немножко водички не помешает! Сейчас ишшо боле задымит!

Действительно, воды в котлы попало не слишком много, их содержимое быстро разгорелось с новой силой, дым повалил ещё гуще, и вскоре всё скрылось за его белой завесой. Выждав ещё некоторое время для увеличения его концентрации, я открыл входную дверь. Неутомимые, вскинувшие было автоматы, смешались при виде вывалившихся на них густых клубов. Их командир что-то крикнул, и Неутомимые стали отступать спинами вперёд, держа всё же ворота на прицеле. Но едва едкий дымный фронт достиг первых рядов, отступление превратилось в паническое бегство.

Я включил вентиляцию, и в коридоре прояснилось. Стали видны стоящие в ряд котлы, из которых, как из труб парохода, идущего на полной скорости, тянулись к выходу мощные белые клубы. Я открыл все выходящие в этот коридор двери, и из них выскочили две команды. Первая группа – гвардейцы под руководством Пети – заняла огневые рубежи Неутомимых. Правда, с другой стороны. Вторая группа людей, которую возглавлял Муму, быстро залила тлеющую смесь заготовленной водой. Выведя специально захваченных из Одессы волов, мужики опутали смертоносную установку верёвочной паутиной, впрягли животных, и принялись затаскивать устройство. Малое время спустя оно уже находилась внутри станции. Мы с Аррутаром стояли на пороге. Несколько минут он напряжённо вглядывался в окружающие нас горные породы.

– Я готов, – наконец сказал он, – уводи людей.

Гвардейцы отошли и стали за нашими спинами. Идеально ровный коридор просматривался насквозь: далеко впереди, не менее чем в полукилометре, светился крошечный полукруг дневного света. Я увидел на его фоне неясные тёмные фигуры: Неутомимые возвращались. Послышалась далёкая автоматная очередь, по стенам чиркнуло несколько пуль. И в это время раздался еле уловимый гул, ощутилась лёгкая вибрация. Полированную поверхность стен вдруг избороздили многочисленные трещины, потолок начал искрашиваться мелкими камешками. Неутомимые развернулись и бросились назад, к выходу в каньон. Через некоторое время размер падающих камней стал увеличиваться, тоннель заполнился частой дробью их стука об пол. И вот уже, поднимая тучи пыли, валятся огромные глыбы, становится трудно дышать. А потом раздалось громовое «тр-р-рух-х!» – это обрушились целые пласты. Теперь перед нами возвышалась, заполняя весь объём бывшего тоннеля, крутая осыпь из глыб базальта. Пыль, понемногу оседая, покрывала всё вокруг толстым слоем. От Отонара нас отделял полукилометровый завал. Однако я не сомневался, что император – даже если он предположит, что Подземный Город больше не существует – обязательно предпримет попытку пробиться сюда: омолаживатель для него слишком ценная вещь. Но если он и сумеет вновь добраться до входа в Подземный Город, то случится это очень не скоро.

Одесса, 30 вивината 8855 года

Итак, война продолжалась. Бади сумел выгодно продать все бриллианты, и теперь Априя в средствах не нуждалась. А вот в людях ощущалась нехватка. Для того чтобы освободить Ланелу, необходимо создать сильную армию, которая сможет противостоять имперской. Поэтому наши налёты на конвои стали регулярными. Материальные ценности мы, конечно же, тоже конфисковывали – не оставлять же их для императора! Но главной целью рейдов оставалось освобождение каторжников. Те из них, кто хотел, уходили с нами. Из тех же, кто желал вернуться, я без труда сформировал сеть внешней разведки, и теперь я имел довольно полные, регулярно обновляющиеся сведения о том, когда и где движутся невольничьи караваны и карательные отряды Неутомимых, где располагаются заставы имперской пехоты. Та же разведка донесла, что император объявил вне закона «лицо, выдающее себя за лад-лэда Олина Апри» и назначил за мою голову огромную награду. Многие лэды, прельстившись ею, наспех сколотили себе дружины из уголовников, стюганов и прочих «романтиков с большой дороги» и рыскали по торговым путям, самонадеянно ища встречи со мной и попутно грабя всех подряд, сваливая это на «издержки военных действий».

Народ начал роптать. Подогревая бунтарские настроения, я запустил в виде слухов информацию о вирусе бесполия. Люди стали настороженно относиться к монетам, бешеным спросом стали пользоваться перчатки. Вдобавок ко всему, я совершил крупную экономическую диверсию. А произошло это так.

Однажды, роясь в памяти компьютера Подземного Города, я наткнулся на «Руководство по пользованию неприрученным Мечом». Что означает термин «неприрученный», я не понял, но на чертеже изображалась точная копия моего оружия. Как оказалось, энергетический луч в форме клинка – это, так сказать, «парадная форма», причём не особенно эффективная. Нажимая различные комбинации кнопок, можно включить и такой луч, который выкосит всё в радиусе сорока метров, и такой, которым можно производить тончайшие операции. Пробовать Меч в качестве глобально разрушающего средства я пока не стал, а вот в качестве ювелирного инструмента…

В результате из-под моего необычного резца вышел «тим априйский бриллиантовый». Получился он у меня далеко не с первого раза: любой ювелир гарантированно бы сбрендил, увидев здоровенную сверкающую кучу изуродованных мною собратьев Осколка Солнца. Да и технологии изготовления он смог бы позавидовать. Мне не приходилось опасаться, что неосторожным движением навсегда испорчу камень. Сделав несколько удачных, на мой взгляд, резов, я дублировал заготовку и, в случае если основная монетка оказывалась запоротой, просто отбрасывал её в сторону и возвращался к резервной копии, не забывая сдублировать её ещё раз.

55
{"b":"10504","o":1}