ЛитМир - Электронная Библиотека

Справа, в помещении, куда вела большая арка, стояли десять бронеходов, сухопутных военных машин, которые своими выпирающими по бокам полукруглыми боевыми башнями напомнили мне крейсера времён Цусимского сражения. Слева такая же арка вела в арсенал, где длинными коридорами стояли высокие штабеля разнокалиберных ящиков. Рядом с воротами располагалась диспетчерская, куда мы и направились с Петей и Димой. Здесь перед пультом управления с многочисленными приборами стояли два кресла, в одном из которых беззаботно, целиком полагаясь на внешнюю охрану, спал дежурный офицер в чине гроссера.

– Встать! – заорал я мерзким голосом. Дежурного как будто катапультой из кресла выбросило! Вытянувшись по стойке «смирно», он пулемётно хлопал глазами, беззвучно открывая и закрывая рот.

– Кому спишь?! Молчать, я тебя спрашиваю! – щегольнул я перлами армейского дебилизма. – Служба мёдом показалась?! Сгною! Расстреляю по законам военного времени!!

– Ви… ви… ви…

– Молчать! Вызвать дежурную группу погонщиков!

– С-слушаюсь!.. – Дрожащими пальцами дежурный принялся тыкать в кнопки коммутатора. Установив соединение, он произнёс в микрофон:

– Дежурные погонщики «Летающего дракона – шесть», срочно прибыть в ангар! Приказ атак-редера… – Он оглянулся на меня в растерянности: он должен был назвать имя маршала, по чьему приказу вызываются пилоты, однако меня он, естественно, видел впервые.

– По приказу императора! – рявкнул я.

– По приказу императора, – послушно повторил дежурный.

– Как скоро они будут здесь?

– Согласно «Уложению об обязанностях дежурных и постовых» обязаны явиться не позднее чем через четыре минуты.

– Петя, предупреди Колю, чтобы пропустил погонщиков, – приказал я. Тот кивнул и направился к выходу.

И тут я вздрогнул от неожиданно раздавшейся за моей спиной короткой автоматной очереди. Резко обернувшись, я увидел тихо сползающего на пол окровавленного дежурного. Стрелял Дима. Однако помешать гроссеру он всё-таки не успел. Уже в падении тот дотянулся рукой до тревожной кнопки и нажал её. Сразу же по всему гарнизону дико взревели многочисленные разноголосые сирены, за оглушающим воем которых я скорее прочитал по губам, нежели расслышал последние слова офицера:

– У них номера… не имена…

Вот чёрт! Никогда не знаешь, где проколешься!

Мы выскочили из диспетчерской и бросились к «ледру», возле которого суетились техники.

– Успели? – спросил я у них.

– Успели. «Дракон» готов к полёту.

– План сорвался, пилотов не будет, – сообщил я неприятную новость. – Из вас кто-нибудь умеет управлять «ледром»?

– Вообще-то я знаком с управлением, – неуверенно произнёс один из них, которого звали Нико. – Но только лишь теоретически. Техников за штурвал не пускают.

– Придётся тебе приобретать навыки в боевой обстановке. Другого выхода у нас нет. Вперёд!

Гвардейцы распахнули створы ворот. Мы забрались внутрь «ледра». Нико сел на место первого пилота, и двигатель взревел. «Дракон» медленно выкатился на стартовую площадку. Со стороны казарм уже подбегали поднятые по тревоге имперские пехотинцы. Увидев «ледр», они залегли и открыли по нам огонь. Летательный аппарат – цель отнюдь не мелкая, однако не только пробоины в обшивке не появлялись, но даже ударов пуль по корпусу не раздавалось, как будто по нам палили холостыми зарядами. Двигатель взревел громче, и Нико не слишком уверенно, но всё же оторвал «ледр» от земли и стал набирать высоту.

– Полетай немного вокруг, приноровись, – громко, чтобы перекрыть шум мотора, приказал я Нико.

– Но они сейчас поднимут другие «ледры» и станут нас атаковать! – забеспокоился тот.

– А ты далеко от ангара не улетай, и если что – будем их бить прямо на взлётной площадке. Ещё лучше – взорвать первого же появившегося «дракона» прямо в воротах, чтобы другие не смогли выкатиться. Петя, с вооружением «ледра» знаком?

– Конечно! Я же не мурзилка тупая! Каждый Неутомимый этому обучен.

– Садись на место второго пилота. Дима, займи кабину кормового стрелка.

На панели приборов ожил динамик:

– Говорит военный комендант Суонара атак-гроссер Дуго. Вызываю «Летающий дракон-шесть», вызываю «Летающий дракон-шесть»! Кто пилотирует машину? Кто пилотирует машину? Приказываю немедленно вернуться на базу! Приказываю немедленно вернуться на базу! В противном случае будете уничтожены! Повторяю: уничтожены! Даю обратный отсчёт: двенадцать, одиннадцать, десять, девять…»

Нико побледнел и, развернув «ледр», с ускорением повёл его прочь.

– Нико? – удивился я его действиям. – Я же приказал: возле ангара!

– Там… там… – сбивчиво начал было объяснять он, но тут внизу оглушительно грянуло. Взрывная волна так мотнула аппарат, что нас всех разбросало по стенкам салона. Технику с большим трудом удалось выровнять машину.

– Устройство взрывное… Я его в арсенал отнёс, между ящиками положил, – сообщил мне Нико, как только сумел стабилизировать полёт «ледра».

– Предупреждать надо! – покачал головой я. – А вообще – молодец, хорошо придумал. Лети к Малому каньону.

Малый каньон отделён от Большого узкой, локтей семьдесят, естественной стеной-перепонкой, сквозь которую пробит тоннель, и с той, и с другой стороны охраняемый заставами пехотинцев. Именно в Малом каньоне находились императорские копи. По данным разведки, здесь содержалось в неволе одновременно до трёх тысяч человек. Освобождение этих несчастных и было второй целью нашего рейда.

Мы сделали несколько кругов над постройками рудников, прекрасно видимых в ярком лунном свете. Отдельно от промышленных построек в несколько рядов стояли убогие длинные бараки без окон. Лишь только один большой дом, стоящий на отшибе, выглядел прилично.

– Дом надсмотрщиков. Сборище сволочей и мрази со всей Ланелы, – прокричал мне Нико и, кого-то цитируя, добавил: – «Хочешь жить в Суонаре? Стань подонком, и тебя возьмут в надсмотрщики». Меня недавно в наказание на неделю отправляли на копи. Думал: конец мне, не выживу!

Он резко развернул «ледр» и пошёл бреющим полётом прямо на дом, из окон которого, хорошо видимые в свете бортового прожектора, таращились на нас широченные тупые физиономии: у каждого, как на подбор, короткая стрижка начиналась почти сразу после бровей.

– Получайте, гады! – с ненавистью крикнул Нико и нажал гашетку. Под «ледром» ярко вспыхнуло, и к дому, оставляя за собой дымный шлейф, понеслась ракета. Миг – и обиталище надсмотрщиков разлетелось в клочья вместе с хозяевами, а горящий праведным гневом Нико едва справился с управлением, в самый последний момент взметнув аппарат вверх. Мог ли я осуждать парнишку? Даже если забыть о том, что идёт война… Мне неведомо, что пережил он за эти двенадцать дней, за эту долгую ланельскую неделю.

Из бараков, привлечённые звуком взрыва, стали выходить люди. Увидев, что произошло, они заволновались, в нескольких местах завязались драки: заключённые напали на дежурных надзирателей. Иногда вспыхивали пистолетные выстрелы. Я выглянул в иллюминатор другого борта. Со стороны тоннеля, на ходу растягиваясь в цепь, уже бежали имперские пехотинцы. Я похлопал Нико по плечу и, когда он оглянулся, показал в ту сторону, а потом ладонью изобразил снижение и бреющий полёт. Тот кивнул и стал выполнять манёвр. «Огонь!» – дал я отмашку Пете. Тот вжал в ручку гашетку «большого скорострела» – крупнокалиберного пулемёта, и «ледр» затрясло частой дрожью. Цепь смешалась, в ней началась паника. Пехотинцы, беспорядочно огрызаясь длинными очередями, бросились обратно к тоннелю и скрылись в нём. «Ледр» опустился возле тоннеля. Прикрывая лицо от поднятых аппаратом туч пыли, я вышел из машины наружу. За мной высадилась и вся диверсионная группа. В машине остался только Нико. Он прикрывал нас, изредка посылая в отверстие тоннеля короткие пулемётные очереди. Я отчётливо представил места, где в скальной породе должны пройти разрезы, чтобы получившийся кусок, упав сверху, наглухо закрыл проход. Монолит тут же рухнул, и всё вокруг вздрогнуло. Показалось, что кто-то ударил кувалдой по подошвам: меня подбросило на несколько сантиметров. Точно так же подбросило и «ледр». К счастью, плюхнувшись обратно, он не повредился и продолжал работать, всё так же поднимая своим огромным винтом пылевую бурю настолько плотную, что для того, чтобы увидеть Нико в кабине, мне пришлось подойти почти вплотную. Я показал ему рукой вверх. Он кивнул и поднял аппарат. Теперь его задача состояла в том, чтобы опустить в долину детали портала и всех, кто до сих пор оставался на плато. Он улетел, а мы направились к лагерю.

65
{"b":"10504","o":1}