ЛитМир - Электронная Библиотека

Не успел Маркелов подняться на две ступеньки, как дверь особняка открылась и он увидел на пороге мужчину – на вид лет около пятидесяти, одетого в дорогой элегантный костюм, с чуть насмешливым и чуть надменным взглядом. Такой взгляд бывает у людей, привыкших вершить чужие судьбы. Говорят, что после первого миллиона долларов начинаешь по-другому смотреть на мир. Что же, если это так, то стоявший перед Маркеловым бизнесмен наверняка располагал такой суммой.

– Ну наконец-то, Николай Романович! – радушно произнес встречавший гостя мужчина. – Давайте знакомиться, хотя мы с вами уже говорили по телефону. Меня зовут Владислав Арсеньевич Феоктистов, я представляю внутрироссийские интересы компании «Фердинанд». Например, ведаю заключением взаимовыгодных контрактов с такими организациями, как ваш фонд… – В глазах мужчины появился хитрый, а точнее, хищный блеск. Он протянул руку Маркелову, но мгновение спустя был вынужден ее опустить. У Николая была только одна рука, и в ней он держал кейс с документами. Таким образом «афганец» избавил себя от необходимости пожимать руку людям, в которых он с удовольствием разрядил бы весь магазин автомата Калашникова.

– Здравствуйте! – Маркелов старался выглядеть и держаться непринужденно, хотя и подозревал, что это у него выходило с трудом. Как можно улыбаться такому ублюдку?! Ведь он прекрасно знает, какими методами убеждения пришлось воспользоваться, чтобы заставить Маркелова пойти на подписание договора!

– Прошу вас, проходите, – пропустил Феоктистов Николая в дверь. – Нам на второй этаж. Кирилл Аркадьевич и Валерий Данилович ждут вас там.

Они поднялись наверх и оказались в просторной светлой комнате, посреди которой стоял овальной формы стол со всевозможными закусками и напитками. Вокруг стола стояли четыре стула – по количеству собравшихся. Когда Маркелов переступил порог комнаты, остальные «бизнесмены» дружно поднялись с широкого, обитого темно-зеленым велюром дивана и направились ему навстречу, изобразив на лицах такие же фальшивые, как и у Феоктистова, улыбки.

– Очень рад, что вы приняли наше предложение провести вместе выходной, – слащаво осклабился высокий светловолосый франт, на пальце у которого Маркелов заметил массивный золотой перстень с ярко-красным агатом. – Решетов, Валерий Данилович. Юрист. На моих плечах – составление важнейших коммерческих документов компании. Помните детскую книжку «В стране невыученных уроков»? – Решетов рассмеялся. – Казнить нельзя помиловать. Одна запятая – и судьба человека предопределена!

– Маркелов. – Николай сухо кивнул юристу и переключил внимание на главное действующее лицо сегодняшней встречи.

– Добрый день, господин председатель фонда! – Хозяин особняка, в отличие от Феоктистова и Решетова, правильно оценил обстановку и даже не предпринял попытки протянуть Маркелову руку для приветствия. – Моя фамилия Лескович, Кирилл Аркадьевич. Я генеральный директор компании «Фердинанд».

Николай сразу обратил внимание на его глаза. Они смотрели прямо на него, но, казалось, его не видели. Пустые, холодные стекляшки с лазурно-голубыми контактными линзами… Взгляд профессионального убийцы, безжалостно заглядывающего в глаза своей жертве. Достаточно посмотреть в эти глаза, чтобы понять – именно он отдал приказ «убедить» Маркелова в необходимости сотрудничества с «Фердинандом». Николаю неудержимо захотелось разжать пальцы, бросить кейс на сверкающий паркетный пол и одним сокрушительным ударом своротить челюсть этому самодовольному мерзавцу.

– Очень приятно, – непослушным языком произнес Маркелов и сглотнул подступивший к горлу комок. – Надеюсь, мы договоримся…

– Безусловно! – Лескович положил руку Маркелову на плечо и слегка подтолкнул гостя в сторону накрытого стола. – Но сначала перекусим. Не знаю, как вы, а я чертовски проголодался!.. Ведь вы не торопитесь, правда? У нас впереди еще много интересного намечается! Не так ли, Владислав Арсеньевич?

– Я ведь вас предупреждал, Николай Романович, помните? – поддержал своего шефа Феоктистов. – У нас обширная программа… Сначала – завтрак, потом – подписание договора о, так сказать, дружбе и сотрудничестве, а уж после этого активный отдых в компании очаровательных дам! Как видите, господин Маркелов, мы обо всем позаботились! Сегодняшний выходной день вы запомните надолго!

– Надеюсь, что навсегда, – глухим голосом ответил Николай, но никто из его «компаньонов» даже приблизительно не представлял себе, какой именно смысл Маркелов вкладывал в свои слова.

Все сели вокруг стола, а неизвестно откуда появившийся верзила в твидовом пиджаке, под которым Маркелов без труда разглядел кобуру с пистолетом, принялся разливать по стопкам водку «Смирнофф» из большой запотевшей бутылки со стеклянной ручкой. Когда все четыре рюмки были полны, Лескович ленивым движением руки отослал верзилу прочь. Тот исчез за дверью, осторожно прикрыв ее за собой, а шеф поднял рюмку и произнес:

– Предлагаю выпить за нашего нового партнера, Николая Маркелова. За то, что он хоть и не без некоторых колебаний, но все же принял правильное решение.

Тост прозвучал столь недвусмысленно, что Николаю снова захотелось встать и размазать Лесковича по стенке, но он успокаивал себя мыслью о неизбежности скорого возмездия. Авторучка-микрофон, лежавшая в нагрудном кармане его пиджака, давала возможность Ворону быть в курсе происходящего и действовать согласно обстоятельствам.

«Главное – ничему не удивляйся…» – слова профессионала, как заевшая старая пластинка, раз за разом прокручивались в голове у Маркелова, и он ждал. Но сначала ему предстояло все же сыграть роль человека, «убежденного» в необходимости «дружбы» с этими подонками, и подписать договор, ставящий фонд инвалидов афганской войны в зависимость от грязных прихотей воротил «Фердинанда».

– За наше сотрудничество, Николай Романович, – слащаво улыбнулся Решетов и, прежде чем поднять стопку, покрутил на пальце перстень.

– За нового партнера, – поддержал Решетова Феоктистов и, залпом влив в себя ледяную водку, с жадностью накинулся на лососину и салат из шампиньонов.

Маркелов тоже выпил и принялся за еду. «Какого черта сидеть голодным, когда можно вкусно поесть? – подумал он. – Надо вести себя как можно естественней, и тогда они окончательно потеряют бдительность. Это будет только на руку Ворону, готовящему им страшную кару. Впрочем, они и так чувствуют себя весьма комфортно. Феоктистов что-то говорил насчет дальнейших развлечений? Скорее всего он имел в виду традиционную в таких случаях сауну, бассейн, холодное пиво и уже поджидающих своего часа где-нибудь в соседней комнате длинноногих проституток, готовых за сотню баксов на любые услуги. Конечно, шлюхи – это уже перебор, зато от сауны и массажа отказываться совсем не обязательно. Пусть видят, что бывший офицер спецназа хотя и запуган, но, с другой стороны, не прочь сполна насладиться теми удовольствиями, которые предлагают ему новые партнеры. Ведь именно этого они хотят? Запугать, купить и сделать своей марионеткой – как девяносто процентов председателей всех российских фондов. Ну так пусть считают, что у них это получилось…»

Примерно через час завтрак был завершен, и Маркелов в сопровождении Лесковича, Феоктистова и Решетова перешел из столовой в комнату для рабочих встреч. Решетов выложил на стол четыре экземпляра договора между фондом и компанией, на которых уже стояли подписи Лесковича и печать фирмы.

– Теперь дело за вами, Николай Романович! – бодро заявил юрист. – Всего минута – и мы станем компаньонами.

– Подождите, подожите, – Маркелов отодвинул от себя бумаги. – По-моему, вы слишком торопитесь. Мы обговорили еще не все детали.

– Какие именно детали вас смущают, Николай? – вмешался в разговор Лескович. – Говорите, не стесняйтесь. Ведь для этого мы и собрались.

– Меня не устраивает процент отчислений от прибыли в результате внешнеторговой деятельности вашей компании, – отчеканил Маркелов. – Как-никак благодаря фонду вы получаете возможность зарабатывать очень солидные суммы… И что предлагаете нам взамен? Несчастные десять процентов от прибыли?! Это просто смешно!

20
{"b":"10510","o":1}