ЛитМир - Электронная Библиотека

Неожиданно он услышал треск веток. Кто-то невидимый, не разбирая дороги, прорывался к могиле. «Бык» не на шутку испугался и обеими руками сжал черенок лопаты, приготовившись в случае чего дать отпор блуждающему в потемках кладбищенскому упырю. Но вместо упыря он увидел лохматого старика, спешившего к яме. Старик яростно, но негромко ругался самыми последними словами. Схватив брошенную Болтом лопату, он принялся торопливо забрасывать яму песком.

– Что, напортачили, сопляки, мать вашу?! – хрипел старик. – Зачем стреляли, сволочи?! Зачем шум поднимали, спрашиваю?!

– Я здесь ни при чем! – добросовестно помогая кладбищенскому работнику, оправдывался коротышка. – Девку не добили до конца, вот она и рванулась из могилы. А Адидас выхватил ствол и как шмальнет в нее!

– Вот ур-роды, мать вашу ети! – не переставая работать лопатой, ругался лохматый. – Закончим – сразу же звоню Бизону! Пусть вздрючит вас по самые помидоры! Малолетки хреновы!..

Раздавшиеся на кладбище выстрелы были услышаны и дежурным нарядом милиции. Милицейский «уазик» стоял на одной из прилегавших к кладбищенской ограде улиц. Спутать выстрел с хлопком петарды способен только совсем зеленый ментеныш, а для старшего наряда сержанта Буркова это был прямой сигнал к действию. До гибели майора Безукладникова Бурков состоял на службе в специальном отряде быстрого реагирования, но потом написал рапорт и был немедленно переведен в обычный патрульный батальон. О причинах, побудивших его принять такое решение, бывший спецназовец предпочитал не распространяться.

– Тихо! – метнулся влево взгляд сержанта. – Это на кладбище! Олег, заводи!..

– Может… – неуверенно начал водитель, молоденький рядовой, но командир наряда так сурово посмотрел на него, что, не добавив больше ни слова, Олег завел «уазик» и направил его к главному входу кладбища. Помимо Буркова и рядового Олега Прошковича в кабине милицейского автомобиля находился еще один сотрудник патрульной службы – младший сержант Константин Докучаев. На троих у группы имелись два «макарова», две пары наручников, дубинка и планшет с различными бланками.

Когда спустя две минуты «уазик» подъехал к массивным воротам кладбища, Бурков заметил, как по ту сторону ворот, возле часовни, мгновенно погасли автомобильные фары и их сменили быстро удаляющиеся задние габаритные огни неизвестного автомобиля.

– Олег, стой! Не надо в главные! Рви вдоль ограды. Там есть еще один выезд! – скомандовал Бурков, доставая из поясной кобуры пистолет. Примеру командира последовал и Костя Докучаев.

Младший сержант был не робкого десятка и подсознательно все время ждал настоящего дела. И вот, похоже, наконец дождался…

Не сбавляя скорости, «воронок» объехал кладбище, и в поле зрения сотрудников патрульного наряда уже попали почти всегда закрытые запасные ворота, – в отличие от главных, довольно ветхие. Неожиданно одна из створок ворот с грохотом вылетела на проезжую часть, и вслед за ней на дорогу, засвистев резиной, выскочил помятый спереди микроавтобус «фольксваген» с одной светившей дальним светом фарой.

– Включай сирену! – крикнул Бурков водителю, а сам, опустив боковое стекло, высунулся из машины едва ли не по пояс и начал целиться из пистолета вслед уходящему автобусу. Докучаеву показалось, что преследуемым вот-вот удастся скрыться за поворотом, но тут прозвучал выстрел, затем еще один. Через секунду «фольксваген» повело в сторону, он потерял управление, выскочил на тротуар, сбил светофор и врезался в угол того самого дома, который собирался обогнуть.

– Порядок! – Бурков ввалился обратно в салон, провел рукой по голове, с которой ветром сдуло фуражку, и сказал: – Теперь они наши… Приготовьтесь, мужики.

Не успел «уазик» притормозить рядом с покореженным микроавтобусом, как в окрестных окнах замаячили силуэты жильцов. Люди по пояс высовывались из открытых окон, стараясь получше разглядеть место аварии, тем более что авария не обошлась без жертв – сидевший справа от водителя мужик врезался лбом в ветровое стекло «фольксвагена» и теперь его бритая окровавленная голова торчала из кабины наружу, вся усыпанная осколками разбитого стекла. Второй, длинный и тощий, отделавшийся легким испугом, попытался выскочить из автобуса, но дверь со стороны водителя заклинило от удара.

Автомобиль милицейского патрульного наряда остановился позади «фольксвагена» как раз в тот момент, когда беглецу удалось выбраться из кабины, перемахнув через своего погибшего напарника, и броситься к спасительной арке, за которой лежал абсолютно темный и, возможно, проходной двор.

«Добежать – значит спастись!» – гремело, как набат, в голове Адидаса. Болт уже ни о чем не думал – из его раскроенного лысого черепа тоненькой струйкой бежала кровь.

– Костя! – прокричал Бурков, выскакивая из «уазика». – посмотри, что там в машине!

Сержант рванул вслед за бритоголовым. Бритоголовые подонки были его коньком – не зря он в свое время пошел в СОБР. Дали бы автомат и поставили бы к стенке всю эту гребаную «братву» – Бурков не задумываясь разрядил бы в них весь магазин. И вот теперь эти выстрелы на кладбище… Нужно скорее закончить с «быком» и вызвать бригаду, чтобы разобрались там, на месте…

– Стой, стрелять буду!

Вместо ответа звук шагов в глубине двора на мгновение стих, и Бурков, ощутив надвигающуюся опасность, рванулся в сторону, к стене. И вовремя, потому что во мраке сверкнула вспышка и грохнул выстрел. Пуля свистнула возле уха Буркова, а потом сзади раздался стон… «Господи, только не это! Только не это!!!»

Бурков отпрянул от стены дома и снова побежал в темноту. Глаза уже понемногу привыкали к вязкому мраку узкого двора-колодца. Он понял, что преступник загнан в тупик. Сержант оглянулся в сторону улицы и увидел распластавшегося на асфальте возле микроавтобуса Костю Докучаева.

«Значит, так, тварь?! Ну хорошо… Ты сам все решил!»

На белой тупиковой стене двора выделялся черный прямоугольник какой-то двери. Дверь, видимо, была заколочена, так как к ней был прислонен выброшенный кем-то старый диван, а рядом стояли переполненные мусорные баки. За диваном Бурков почувствовал какое-то шевеление… Недолго думая, бывший собровец прицелился и нажал на курок…

Пуля пробила Адидасу легкое, ударилась в стену дома и, отрикошетив, вонзилась в череп. Одним мерзавцем в городе стало меньше.

Спустя десять минут вооруженная до зубов группа омоновцев ворвалась на кладбище. Свежезасыпанную могилу нашли сразу – уж слишком отличалась она от аккуратно укрытых венками ровных холмиков, выросших в последние дни. В наспех засыпанной могиле были обнаружены мужчина и женщина с признаками насильственной смерти. Лопаты со следами свежего песка нашли недалеко от домика кладбищенского сторожа. Сам пособник бандитов, в прошлом трижды судимый гражданин Галкин, на момент задержания оказался настолько пьяным, что не мог назвать своего имени. Пустая бутылка водки, найденная рядом со спящим сторожем, судя по отсутствию стаканов и прочих характерных признаков коллективной попойки, была выпита Галкиным совсем недавно и прямо из горлышка. Сторож был слегка помят взбешенными омоновцами, после чего доставлен в одну из камер «большого дома» на Литейном. Бандита, выбившего лбом стекло микроавтобуса, но чудом оставшегося в живых, и тяжело раненного сержанта Докучаева отвезли в больницу и выставили там круглосуточную вооруженную охрану. Убитого Адидаса доставили в морг. Сделанная по горячим следам экспертиза установила, что кровь, найденная в грузовом отсеке «фольксвагена», идентична крови убитых и закопанных бандитами женщины и мужчины. Был установлен и факт группового изнасилования.

Эксперты ставили свои подписи на заключениях, а следователи заводили папки для уголовных дел… Машина возмездия закрутилась.

Только вот кто сможет воскресить невинно убитых людей?

Дело с посредником Ворона хоть и стоило Бизону нескольких седых волос, но не закончилось так плачевно, как могло бы. По странному стечению обстоятельств Галкин повесился прямо в камере на Литейном, находившийся три дня в реанимации Болт скоропостижно отбросил концы в результате неожиданной остановки сердца, а успевший смыться с места преступления коротышка бесследно исчез.

34
{"b":"10510","o":1}