ЛитМир - Электронная Библиотека

Почти сразу за ней на поле подпрыгнула еще одна кочка и тоже немедленно вышвырнула из себя неудержимый, бьющий со свистом и даже трясущийся от своей силы мощный дымовой фонтан…

Третья кочка… Четвертая… Пятая…

Лошади всадников, стоящих на опушке, начали быстро пятиться от дыма в лес, отрицательно тряся головами так, словно они, торопясь, решительно отвергали какое-то совершенно их не устраивавшее предложение.

– Шайтан?

– Нет, – ответил Бушер. – Джинны являются к людям иначе.

Дым стал плотным, густым, ядовитым. Даже тут, уже далеко от опушки, в лесной чаще было трудно разглядеть соседа.

– Надо отходить глубже в лес, – дрожащим от волнения голосом прошептал Шаим. – Если сейчас случится что-нибудь новое, воины могут начать поражать друг друга…

– Ты прав, – согласился Чунгулай. – Слепой друг хуже врага. …Отдай команду – пусть все уходят от дыма.

Голос его прозвучал в дыму как-то глухо, несмотря на то что они – Чунгулай, Шаим и Бушер – инстинктивно стремились держаться поближе друг к другу, чтобы не потеряться в этом вонючем дыму, не пропасть в одиночку в нем, не растаять без следа и воспоминаний.

Неожиданно дым вспыхнул в темноте, осветился алым, кровавым светом, – мимо них пронеслась небольшая, ярко-красная, горящая звезда, разбрасывающая во все стороны огненные красные искры. Со страшной скоростью звезда ударилась о ствол стоящего недалеко от них дерева и, отскочив от него, понеслась, не снижая скорости, вбок и тут же исчезла в дыму.

Лес огласился заполошными криками, испуганным всхрапыванием коней, – звуками, казавшимися более басовитыми, чем обычно. Особенно странно звучали гневные и испуганные визги: густой дым поглощал высокие звуки, оставляя низкие почти без изменения, отчего визг становился похож на громкий и странный, наполненный чувствами, хрип.

Рядом в дыму прозвучал тяжелый топот десятков копыт, – видно, одна из ударных, стоящих у самой опушки сотен пустила коней в галоп и понеслась в глубь лесных чащоб, пути не разбирая.

* * *

Поставив вдоль опушки надежную дымовую завесу и пустив в лес для пущего эффекта с десяток сигнальных ракет разных цветов, Николай спустился вниз, на поле, и вновь включил прожектор, укрепив его на метровом штативе.

Большинство выпущенных татарами стрел воткнулись в землю под небольшими углами. Луч, идущий низко, параллельно земле, заставлял торчащие стрелы отбрасывать длинные тени.

Вдоль луча, от самой крепостной стены и почти до опушки, рассредоточился отряд сборщиков стрел, – заранее отобранная Аверьяновым группа сообразительных и расторопных мужиков. Собирающие стрелы – сразу, одновременно по всей длине луча, передавали их, пучками, – цепочке «транспортников». Передаваемый из рук в руки каждый новый пучок собранных стрел перемещался в ночной темноте вдоль луча, пока не достигал распахнутых ворот Берестихи и не исчезал в них.

Время от времени Николай слегка поворачивал прожектор на штативе, и луч высвечивал новую полосу, усеянную длинными, тонкими линиями теней торчащих из земли еще не собранных стрел.

Работа шла четко и слаженно, споро, – в полной тишине. С высоты берестихинских стен был виден лишь яркий узкий луч, «лежащий» на поле, – полоска бело-голубого света, в которой постоянно мелькали чьи-то руки. Но часовые на стенах стояли вовсе не для того, чтобы любоваться этой ночной «жатвой», их основной целью было с помощью приборов ночного видения смотреть на лес. Дым давно уж успел остыть, и в инфракрасном диапазоне было прекрасно видно метание в лесу теплых конных масс, казавшихся в визирном окне зелеными, хаотично шевелящимися странными существами, со множеством мелких голов, рук, существами, удалявшимися в лес и расползавшимися по нему на сотне лошадиных ног.

Если бы дозорные догадались перенести визир наблюдения на поле, прямо перед собой, то они бы увидели за спинами сборщиков стрел пять фигур – самых бывалых, удачливых охотников Берестихи.

Каждому из этих пятерых было выдано по три мины с радиоуправляемыми взрывателями. Каждый из них должен был закопать свои три штуки так, чтобы даже ищущий их человек не смог бы их с ходу найти. Вместе с тем сам постановщик должен был точно знать, где закопал он каждую мину, и без труда указать Коле днем ее местонахождение, – причем издалека, с крепостной стены. Задача была не из простых: скрытность следовало сочетать с наличием заметного, хорошо различимого издалека ориентира – кочки необычной формы, приметного кустика прошлогодней засохшей полыни, небольшого валуна. Но и исполнители были отобраны тщательно, – признанные всей Берестихой лучшие, самые добычливые охотники села.

* * *

До полночи было еще далеко, когда дым развеялся целиком и полностью.

Однако ударные сотни Чунгулая вернулись в расположение своего оставленного на час бивака уже при ясном свете молодого, едва народившегося месяца.

Силуэт крепостишки чернел на фоне светло-синего майского неба, слегка возвышаясь над полем, с едва различимыми в ночном мраке белыми клочками презервативов, безжалостно пробитыми стрелами татаро-монгольских захватчиков.

Божий мир замер в безбрежнем благоуханном покое.

Тишина была настолько убаюкивающая, успокаивающая сознание, клонящая ко сну, что татары даже обрадовались, когда там, в далекой Берестихе, вновь очнулся великан-певец… Однако на сей раз это была она – великанша.

– Ва-а-а-ленки, валенки… – запел мощный женский голос.

– Что она поет? – спросил Чунгулай. – На каком языке?

– На русском, – ответил Бушер.

– В песне больше не слышится слов про Священного воителя, – отметил Чунгулай. – Они поняли, что нас провести нелегко.

– Без сомнения, они многое поняли о нас, – ответил Бушер.

– Я хотел бы точно знать, о чем она поет.

– Я могу спросить об этом звезды.

– Спроси.

Бушер достал из своего рукава небольшую и очень короткую трубочку-пузырек, вскрыл, насыпал себе на тыльную сторону левой ладони маленькую щепотку белого порошка. Вдохнув высыпанный порошок ноздрями, сначала левой, а затем и правой, Бушер поднял очи к звездам.

– Ну? – спросил Чунгулай нетерпеливо.

– Я слушаю звезды, мой повелитель, – ответил Бушер.

– Пусть люди спешутся, поедят и отдохнут, – сказал Чунгулай, повернувшись к Шаиму. – Они стойко выдержали сегодня тяжелое испытание. Их смелость заслужила награду – покой!

Шаим, поклонившись, отъехал исполнять радостное его душе повеление.

– Звезды говорят, – сообщил Бушер с некоторым удивлением, – что эта песня посвящается тебе и твоим метким лучникам.

Чунгулай едва заметно склонил голову, удовлетворенный: приятно иметь дело с благородным противником.

– Ва-а-а-ленки, валенки… – звенел над ночными лесами разухабистый голос Руслановой.

* * *

Выключив запись, Николай подошел к берестихинцам, только что закрывшим крепостные ворота и начавшим разгружать воз собранных в ночном поле стрел.

– Несколько дюжин стрел отложите сразу, – их нужно оставить в качестве неприкосновенного запаса: не все же быстро переквалифицируются на арбалет…

– Чего?

– Ну, многие привыкли к своим лукам, хочу сказать… Оставьте для таких длинные стрелы, штук по пятьдесят на лук.

– Понятно.

– Кто участвовал в сборе стрел на поле и… – Николай запнулся, – …и выполнял другие работы на поле, прикрывая сборщиков стрел с тыла, сзади, могут пойти отдохнуть до утра.

* * *

Шило толкнул Жбана под локоть:

– Пойдем, мой друг, погуляем…

– Внутри Берестихи, что ль? По кругу? Вдоль стен гулять предлагаешь?

– Да нет, зачем же! Пойдем на волю, ночь-то хороша! Соловьи поют…

– Неделю назад пели… Теперь только кукушка.

– Пойдем дятла послушаем… Дятел стучит, со стороны Новгорода.

– Ночью?

– А то! Самый дятел как раз. Ночной! …Пошли.

– Не возьму в толк, что ты предлагаешь-то?

– Татар предлагаю проведать. Самое время, мне кажется… Напуганы они, Жбан, сверх меры всякой. А нам с тобой грех такой случай упустить. Пощиплем, глядишь, кого побогаче… А то и просто так – зарежем: все ведь польза. Я так считаю: ордынца зарезал – тут же семь грехов спишется.

47
{"b":"10519","o":1}