ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

МОРЕ

и кабальеро, себя не выделявшего в толпе и элегии за раз и эпопеи о родине творца — Борхес имеет в виду Сервантеса и его бессмертный роман о Дон Кихоте. Между прочим, Сервантес и Шекспир — современники. Сравните их. Ну и в чью пользу сравнение? Борхес укоряет Англию в отсутствии в её литературе поэта-мариниста. Вроде бы морская держава, вроде бы Европа, а поэта нет. Борхесу, между прочим, возражает Арсений Тарковский в своей статье о Байроне:

«Ветер треплет его плащ, спутывает волосы. Он смотрит в ненастную даль. Подняты все паруса.

Мой бриг! С тобой привольно мне
Средь пенистых зыбей.
Неси меня к любой стране,
Лишь не к родной моей!
Привет, привет, о волны, вам!
А там, в конце пути, —
Привет пещерам и пескам!
Мой край родной, прости!
(Перевод Г. Шенгели)»

В споре Борхеса с Тарковским я, конечно, на стороне Хорхе. Да и сам Арсений Александрович оправдывает не столько Англию, сколько Байрона. Что ж! Отношение спасшихся и не спасшихся на Западе — капля и волна, а на Востоке — волна и капля.

САМОУБИЙСТВО

Ну вот, теперь мы знаем, откуда происходит русский фразеологизм «бразды правления». На тему этого сонета также написан народный романс «Гори, гори, моя звезда». Борхес явно переоткрыл сонет в русском языке (фразеологизм и романс существовали задолго до его рождения), надо полагать, анализируя букворяд какого-то широко известного фрагмента священного писания — а Библия, говорю по личному опыту, наиболее вероятный источник подобных открытый. Обращаю внимание читателя на древнейшее уподобление тела — колеснице, разума — колесничему, а чувств — коням. Оно встречается уже в «Бхагаватгите»! Оцените же возраст сонета. А теперь — немного индийского юмора. Общество сознания Кришны издало книгу «Бхагаватгита как она есть», в котором этот древнейший текст на санскрите прокомментирован Шри Шриман А. Ч. Бхактиведанта Свами Прабхупадой (Москва. — Бхактиведанта Бак Траст. — 1986. — 832 с.) и откройте цветную вставку под номером тринадцать. На ней изображена колесница материального тела, в которой сидит обусловленная Душа. Она изображена в виде Пьеро, в грустной белой маске с алым ртом. Колесницей управляет возничий — Разум. Он изображён в виде распахнувшего уста европейца с длинными женскими волосами и в голубом плаще, судя по гримасе ужаса, пребывающего в панике. Колесницу несут не слушающиеся бразд правления Чувства в виде пяти коней: красного (око), рыжего (обоняние), чёрного (ухо), белого (осязание), синего (вкус). Можно, следовательно, предположить, что «Бхагаватгита» и данный сонет, переоткрытый Борхесом, написаны примерно в одну эпоху. Русский язык, следовательно, тогда уже был таким, каков он есть. При всей своей древности этот язык мало того, что никогда не выпячивал свой возраст в семье новоевропейских языков, а напротив, сделал вид, что он того же возраста — и молодёжь ему поверила! Но вот появляется в этой семье язык-выскочка, который заявляет, что он первый, самый первый, и нет других первых кроме него. Я говорю об английском, который Бодлер в одном из «Сплинов» изобразил в виде дряхлого юнца. Вообразите себе на картине, написанной маслом, компанию, где за одним костром сидят персонажи, символизирующие языки. Меж ними выделяются юный старец и дряхлый юнец. Здесь — сама скромность, там — требовательный крик: «Пустите меня занять почётное сидалище!». Не напоминает ли вам это живописное полотно также двадцать третью песнь «Одиссеи»?

ЛУНА

Луна у Борхеса — жутковатый символ: «И создал Бог два светила великие: светило большее, для управления днем, и светило меньшее, для управления ночью, и звезды» (Бытие: 1,16). Луна — символ мудрого зла, ибо чем ещё может быть управление ночью? гугол — число разверз ум — между прочим, слово «гугол», которое усвоила себе в название компания «Гугл», придумано у нас. Я помню статью под этим названием то ли в «Известиях», то ли в «Литературной газете», в которой автор впервые вводит число «гугол» в значении «самое большое число во вселенной» в качестве гиперболы для определения ущерба, который наносит нашей стране алкоголь. Так что словечко изобретено у нас скорее всего методом буквенной перестановки библейского слова «галгал» (вихрь).

Слово луна, я это знаю тоже, содержит буквы, вот ведь как бывает, перестановка коих убивает. — Из букв слова «луна» можно составить роковую фразу: АЕИЛМНОУХЫ, подтверждающую истинность всей алгорифмической реконструкции.

Ухмыл хамелеона: «Онаны нахальны, но луну они не имели. Ам! И мухи немае…».

Трагическою чёрною луною — воистину, все эпитеты луне уже перебраны. Я-то был уверен, называя луну «чёрной», что придумал свежий эпитет, ан нет. До меня, оказывается, уже был какой-то ирландец. Вот моё ранее стихотворение:

Зачем во мраке ласточки летят,
А гнёзда вить под солнцем не хотят?
Они летят, не вьющие гнезда,
Им светит путезарная звезда.
Ни мне, ни им назад дороги нет,
Ведь мы летим на самый верный свет
Уже светло, но всё ещё видна
В прозрачном небе чёрная луна.

Строфа, взятая в скобки (честно сознаюсь) — моя дописка. Но без неё я был бы подобен исчислителю универсума, забывшему о самом главном. Не было американцев на Луне. Это туфта для лохов, мнящих себя «лидерами современного мира» (слова каждого из президентов США об американской нации).

РУБАЯТ

Каждая рубаи-строфа на испанском разворачивается в русской прописи в сонет, тоже имеющий рубаи-структуру. Наибольшую известность имеет «Рубаят» Омара Хаяма, чьё имя, между прочим, содержится в русской транскрипции «Хорхе Луис Борхес». По аналогии, «огненный тигр» (один из лейтмотивов Борхеса) появился в его поэтическом универсуме из русской же записи названия «Аргентина».

В первом рубаи-сонете обыгрывается притча Соломона: «Лучше блюдо зелени, и при нем любовь, нежели откормленный бык, и при нем ненависть» (Притчи, 15, 17). Под «откормленным быком» следует разуметь доллар США.

Во втором сонете я усматриваю перифраз жуткого видения Мандельштама: «В сухой реке пустой челнок плывёт». Это к вопросу о влиянии русских поэтов на творчество Борхеса.

По поводу третьего сонета я написал в 2007-м году статью под названием «Полыний» и отнёс её в «Крымскую правду», но там мне сказали, что статья слишком наукообразная и печатать не стали. Привожу её полностью. Название статьи — «Полыний».

Дело об отравлении радиоактивным полонием-210 бывшего гэбиста и перебежчика Александра Литвиненко представителем ФСБ России Андреем Луговым не сходит со страниц западной прессы. Отравление уже окрестили «грязной бомбой» и его не скоро забудут. Как всегда в шпионских историях много таинственного и недопонятого. А по правде сказать, вообще непонятно, зачем такую мелкую сошку как Литвиненко, не владевшего никакой ценной секретной информацией, лишать жизни таким чудовищным способом. Есть ведь тысячи других, не вызывающих ни малейшего подозрения, вплоть до доведения до самоубийства. Но здесь агент добывает сверхдефицитный яд, который можно произвести только на государственном предприятии, с риском для собственной жизни везёт его в Лондон, расплескивает его по всей гостинице, так что сам потом лечится от лучевой болезни, и всё ради чего? — Ради того, чтобы убрать бывшего офицера конвойных войск, то бишь, вертухая, если называть его по фене. Это не похоже на работу профессионалов. Дело отдаёт какой-то самодеятельностью, впрочем, весьма зловещей. Зачем?

42
{"b":"105227","o":1}