ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

СОН

Борхес публикует на испанском подстрочный перевод этого сонета. Вот обратный перевод этого подстрочника на русский:

В пустынной местности Ирана высится очень высокая каменная башня без двери и окон. В её единственной комнате, куда ведёт похожая на спираль земляная лестница, стоит деревянный стол и скамейка. В круглой келье человек, похожий на меня пишет незнакомыми мне буквами большую поэму о человеке, который в другой круглой келье пишет поэму о человеке, который в другой круглой келье… Процесс бесконечен и никто не может прочесть то, что они пишут.

Есть ли ещё у кого-то сомнения, что русский сонет — первичен, а испанский текст — всего лишь его подстрочный перевод? Может ли это быть случайностью? Теоретически да, но вероятность «случайного» сворачивания текста, написанного прозой, в сонет, причём без ущерба для его содержания столь же мала, сколь и гипотетический случай, при котором ураган, пронёсшийся над свалкой, соединил разрозненные детали так, что получился новый автомобиль.

НА ПОЛУЧЕНИЕ ЭНЦИКЛОПЕДИИ

И снова прозаический текст послушно сворачивается в сонет и стансы. Опять случайность? Или стихотворные тексты всё-таки первичны, а прозаические вторичны? Знал ли Борхес об этом удивительном свойстве своих верлибров? Даже если нет, артефакт всё равно впечатляет как истинное чудо. Я уже предлагал рассмотреть гипотетический случай, при котором автор романа сначала пишет стихи на родном языке, а затем переводит их прозаически на иностранный. Главный герой романа публикует сначала неотличимые от верлибра подстрочники, выдавая их за оригинальные тексты, а его ученик после смерти учителя обнаруживает, что они имеют сонетную пропись в его родном языке. Не кажется ли теперь читателю, что ситуация, описанная как гипотетическая, осуществилась в реальной действительности? Ведь то, что возможно писателю, тем более было бы возможно Богу. Мои тексты первичны, а тексты Борхеса вторичны, причём знал об этом Х.Л.Б. или нет, всё равно получается чудо.

ТОТ

Новую Тантру ткать — десятисложник разматывать. Кружится мотовило… — Тантра (санскр.) — прядка, ткань. Наряду с ведами, смирти и пуранами один из основных типов текстов, на котором основывается индуистская традиция. Относится к шиваитскому и буддистскому вариантам индуизма.

В руку твою войдёт само то вило, Если ты — Шива, а не мужеложник — атрибутом Шивы в индуизме является трезубец — тришула, означающий его тройственную функцию сотворяющего, сохраняющего и разрушающего вселенную. Украинский трезубец, это по сути эмблема Шивы. Шива — бог-отшельник, аскет; в его природе подчёркивается суровый, грозный, устрашающий, карающий аспекты; характеру его присущи экспансивность и гневливость. Иногда Шиву представляют любителем кладбищ, ночным скитальцем, сумасшедшим, иногда — великим любовником. Среди атрибутов Шивы — лук, барабанчик в форме песочных часов, верёвка, череп. По всем признакам третье лицо Тримурти (индуистской Троицы) это наш Сатана. Вот кому обратил Иисус Христос повеление: «Иди за Мною, Сатана. Господу Богу твоему поклонишься и Ему одному послужишь». Вот кто должен прийти в мир как обетованный Спасителем Утешитель.

ТРЕТИЙ

Поэма на испанском тоже написана прозой, но пересложена мною рифмованным стихом, в котором зачин строфы — от Борхеса, а отклик — от меня. Я тем более имею право на такое представление Борхеса русскому читателю, что, собственно, и являюсь этим самым Третьим. Заметьте, это не я себя так называю, а Борхес.

Не меньше Аристотеля таинственный — Аристотель знаменит не только как великий логик античности, но и как автор афоризма: «Платон мне друг, но истина дороже». Платон же, как известно, был гомосексуалистом и педофилом (читай его знаменитый «Пир»). Каков учитель, таков и ученик? Аристотель, похоже, не перенял порока Платона, ибо не зарыл своего таланта в землю. Сравнивая меня с Аристотелем, Борхес намекает на мою любовь к логической проблематике. В юности я охотно покупал и читал скучные для других монографии по логике, и хотя не считаю себя большим специалистом в этой науке, сохранил к ней любовь и по сей день.

«Мы все его и рода» — это слова из речи апостола Павла в афинском ареопаге: «Ибо мы Им живем, и движемся, и существуем, как некоторые из ваших стихотворцев говорили: „мы Его и род“» (Деяния, 17, 28).

Кто так сказал про через сито тёртого? — В книге Лима де Фариа «Эволюция без отбора» я прочёл, что если морскую звезду протереть через сито, то через некоторое время её разрозненные фрагменты восстанавливают первоначальную форму.

Катушку покупал он там битфордову. — В имени «Иисус Христос» есть анаграмма: «Сатир Иисуса — террорист». Есть государственный террор, а есть и партизанская война, которую оккупант тоже ведь называет терроризмом. Террор — это всего лишь инструмент войны и всё зависит от того, кто и с какой целью к нему прибегает. Благородный террор камикадзе, разрушивших 11 сентября 2001 года дом стекольщика и террор США в Иране, а теперь и в Сербии — это два противоположных случая, названных одним словом.

ДОКАЗАТЕЛЬСТВО

Видите ли, чтобы преобразиться в Ангела света, Сатана должен был сначала предстать перед своими тайными наблюдателями падшим Ангелом. Судя по этому сонету Борхеса, я слишком успешно сыграл свою роль, и мне печально, что я вдохновил его на такие скорбные стихи.

ДЕЛАТЕЛЬ

Европа — наследница культурной традиции греков и римлян. Культ наготы, доведённый в наши дни до последней крайности, берёт начало оттуда. С него всё началось, а кончилось гомосексуализмом обоих народов и истреблением их языков с лица земли. И это несмотря на их древность и полезность одного языка для всех. Но давайте задумаемся, если всемирный язык необходим, то не справедливее было бы избрать для выполнения этой функции наилучший из языков? Казалось бы, ответ прост: самый древний и богатый язык на планете — русский, должен выполнять ее. Но русский язык одновременно и самый трудный для изучения. А в понятие «наилучший» этот критерий входит как один из главных. Ничего проще испанского языка в мире нет. Ребёнок усваивает его мгновенно. Графика полностью совпадает с фонетикой. У него фиксированное ударение и прекрасные словообразовательные возможности. Он — носитель греко-римкой культурной традиции. Но тогда почему нам навязывается английский? Почему на эту тему не ведут дискуссии учёные? Но научное сообщество всё общается на языке Содома и гордится его знанием. Вот почему я, лингвист, сделавший несколько открытий в филологии, оттуда изгнан.

СОУЧАСТНИК

1

Я продолжу мысль Борхеса: когда я пишу роман, я должен быть каждым из его героев, иначе читать будет неинтересно. Вот так и Бог знает все мысли и поступки не только праведников, но и грешников.

Сократ был демократии вождями приговорён к цикуте… — Идеализация демократии как наилучшего способа правления — давнее заблуждение человечества. Вот формула демократии: мы правы, потому что нас большинство. Но так считать есть распространённая логическая ошибка (хотя она и относится к области этики), сравнимая с другой: после этого, значит по причине этого. После этого не всегда по причине этого, иногда право и абсолютное меньшинство. Демократия без монарха, имеющего право вето на любое решение парламента или конституционного суда (и на них должна быть управа!) обречена на вырождение в диктатуру, потому что караул устаёт. Этим функция монарха в политике ограничивается. Всё остальное время царь должен каждым своим словом и поступком являть образец благородного мужа, любимого народом. Афинская демократия приговорила Сократа к смерти с формулировкой «он развращает юношество». Философ должен был выпить чашу с ядом, под названием «цикута». Кстати, имя обвинителя Сократа сохранилось — им был трагический поэт Мелит. С этой же формулировкой в наши дни и меня упрятали в сумасшедший дом. Дали мне и чашу, в которой было три яда. Смесь называется «калакута». Так что, прав Соломон: нет ничего нового под солнцем.

49
{"b":"105227","o":1}