ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Самостоятельный ребенок, или Как стать «ленивой мамой»
На волне здоровья. Две лучшие книги об исцелении
Настоящий ты. Пошли всё к черту, найди дело мечты и добейся максимума
Часы, идущие назад
Сколько живут донжуаны
Женщина глазами мужчины: что мы от вас скрываем
Монтессори. 150 занятий с малышом дома
Подарки госпожи Метелицы
Бывшие. Книга о том, как класть на тех, кто хотел класть на тебя

– Можете забить меня насмерть, – прохрипел я, – но я никуда не двинусь, пока кто-нибудь из вас не позаботится о девушке.

– Да она уже сдохла! – расхохотался Логар.

– Врешь, скотина! Ты – слабак! Тебе не справиться даже с новорожденным младенцем! Ручки обломаешь!

Логар что-то заорал в ответ, но тут один из его воинов отошел от меня и направился к Альтхе, постепенно приходившей в чувство.

– Пусть валяется! – рявкнул Логар.

– Пошел ты… – огрызнулся воин. – Мне она нравится не больше, чем тебе, но если это заставит твоего любимчика перебирать ногами – я готов тащить ее на себе. Так будет проще. Этот парень – не человек. Я уже выдохся, пиная его, связанного, а он все равно в лучшей форме, чем я.

Итак, Альтха, лежа на носилках, отправилась с нами в неблизкий путь к городу племени Тхугров.

* * *

Мы шли несколько дней, которые превратились в сплошную пытку из-за моей раненной ноги. Альтха сумела убедить Тхугров позволить ей перевязать меня. Если бы не это, я не дошел бы живым. Все мое тело было покрыто укусами подземных собакоголовых тварей и синяками и ссадинами от ударов противников в человеческом облике. Было бы у меня всего лишь вдоволь воды и пищи, и я быстро оклемался бы. А так, бредя, изнывая от голода и жажды, по бескрайней равнине, шатаясь от боли и усталости, я уже был счастлив, увидев на горизонте стены Тхугры, несмотря на то, что в этом городе меня ждала мучительная смерть.

Во время дороги с Альтхой обращались неплохо, но не позволяли ей помочь мне, за исключением права перевязать мои раны и обмыть шрамы и синяки. Иногда, проснувшись среди ночи, я слышал, как она всхлипывала, а то и ревела, не скрывая слез. Пожалуй, это осталось в моей памяти самым мучительным воспоминанием о той страшной дороге – плачущая Альтха под молчаливым звездным небом.

Итак, мы все-таки добрались до Тхугры. Этот город почти полностью копировал Котх – те же могучие стены и башни, выстроенные из такого же зеленоватого камня, те же окованные сталью ворота. Да и люди, жители Тхугры, мало чем отличались от Котхов. Главным отличием оказалось общественное устройство. В Тхугре единоличную власть прибрал к рукам Логар, чье слово было законом для остальных. Этот первобытный деспот был жесток, безжалостен, дик и своеволен. Власть его держалась на личной силе и храбрости. За время пребывания в плену у Тхугров я трижны видел, как Костолом расправлялся со взбунтовавшимися соплеменниками. Причем одного из мятежников он победил в бою, действуя голыми руками против меча соперника. В общем, при всех совершаемых ошибках, Логар, благодаря своей силе, крепко держал власть, сметая всех недовольных со своего пути.

Невероятная жизненная сила Логара все время требовала выхода, а ограниченный ум – подтверждения этой силы, самоутверждения. Вот почему этот дикарь так возненавидел меня. Вот почему он соврал своим соплеменникам, придумав историю про коварный удар камнем. Именно поэтому он отказался вступить со мной в поединок чести. Нет, он не боялся боли или увечий, которые я мог нанести ему. Его страшило, что, в случае поражения от меня, он не сможет больше быть всевластным повелителем племени. Именно тщеславие делало из Логара бешеного зверя.

Я был заточен в темницу и прикован цепью к стене. Каждый день Логар пиходил ко мне, чтобы вдоволь пооскорблять меня. Видимо, перед тем, как перейти к физическим пыткам, он решил окончательно сломить мою волю психологичесткими мучениями. Что стало с Альтхой, я не знал. Нас разлучили сразу же по прибытии в город. Логар утверждал, что забрал ее во дворец, и рассказывал длинные истории о тех унижениях, которые она, по его словам, сносила от придворных. Я не верил Костолому. Если бы он решил издеваться над Альтхой, то непременно, для удвоения удовольствия, стал бы мучить ее на моих глазах. Но все равно выслушивать эту грязь было невыносимо больно и противно.

Нетрудно быо заметить, что Тхугры, как и остальные Гура, трепетно и нежно относящиеся к женщинам, были не в восторге от поведения своего вождя. Но власть Логара была достаточно сильна, чтобы давить в зародыше любой протест. И все же как-то раз охранник, приносивший мне пищу, с опаской шепнул, что Альтха сбежала сразу же после нашего появления в городе, а Логар так и не сумел найти и поймать ее. Неизвестно даже, покинула ли она Тхугру или прячется где-то в городе.

Так тянулись дни моего заточения.

Глава VIII

В полночь я неожиданно проснулся. Факел, освещавший мою камеру, сильно трещал и коптил. Поправить его было некому – охранник куда-то исчез. А за стеной город был полон шума – криков, проклятий, звона оружия. Я разъяренно натянул цепь, желая подобраться поближе к окну. Несомненно, в городе шел бой, но был ли он восстанием или нападением извне, – это оставалось для меня тайной.

В коридоре вдруг послышались знакомые легкие шаги, и в камеру ворвалась Альтха – запыхавшаяся, с растрепанными волосами, со сверкающими от ужаса глазами.

– Исау! – крикнула она. – Рок покарал племя Тхугров! На город напали Яга: их тысячи. Сейчас бой идет на улицах и крышах. Все мостовые залиты кровью и завалены телами погибших! Слышишь? Город горит!

Сквозь зарешеченное окно я видел зарево бушующего пожара. Альтха, всхлипывая, попыталась освободить меня. В тот день Логар приступил к пыткам. Я был подвешен к потолку так, чтобы не касаться ногами пола. Но Костолом был недостаточно предусмотрителен и использовал свежие сыромятные ремни. Растянувшись, они опустили меня так, что я мог стоять, опираясь ногами об пол. Мне даже удалось уснуть в таком положении, не чувствуя дикой боли от растяжения суставов.

Пока Альтха пыталась снять с меня ремни и оковы, я стал расспрашивать, где она была все это время. Она рассказала, что ей удалось сбежать от Логара, а местные женщины, сочувствуя беглянке, прятали ее и кормили все эти дни. Она лишь ждала момента, чтобы пробраться ко мне и помочь вырваться из темницы. И вот – она оказалась бессильна.

– Я не могу! У меня не получается! – воскликнула она.

– Найди нож, – скомандовал я. – Быстро!

Не успела она обернуться, как на пороге выросла фигура великана Костолома.

Логар, обгоревший, измазанный своей и чужой кровью, что-то прорычал и направился в мою сторону, вынимая из ножен столь хорошо знакомый мне кинжал.

– Собака! – крикнул он мне. – Тхугре конец! Крылатые дьяволы налетели на город, словно грифы на мертвого быка. Я чуть не погиб от ран и усталости, но я не забыл про тебя. Не смогу я спокойно умереть, не уверившись, что ты подох раньше меня!

Альтха бросилась ему наперерез, но Логар отшвырнул ее. Он подошел ко мне вплотную, взялся одной рукой за опоясывавший меня железный обруч, а второй занес кинжал. В этот момент я изо всех сил оттолкнулся от пола и, согнув ноги в коленях, резко выпрямил их, угодив пятками в бычью шею Костолома. Даже его железное тело не выдержало такого удара: голова неестественно запрокинулась на сломанной шее, из разорвавшегося горла хлынула кровь, и Логар, отлетев к стене, сполз по ней на пол, словно огромный умирающий зверь.

С порога послышался незнакомый зловещий смех. Бросив туда взгляд, я увидел в дверном проеме хохочущего крылатого демона с длинным кинжалом в руке. Отсмеявшись, он осмотрел комнату ничего не выражающими змеиными глазами и остановил взгляд на Альтхе, согнувшейся у моих ног.

Обернувшись, Яга через плечо позвал кого-то. В следующее мгновение еще дюжина его сородичей ввалилась в темницу. Многие были ранены, с их кинжалов стекала кровь противников.

– Взять их, – приказал первый вошедший, ткнув пальцем в меня и Альтху.

– А мужчину зачем? – спросил кто-то.

– ты видел когда-нибудь мужчину с белой кожей и с голубыми глазами? Я думаю, он заинтересует Ясмину. И поосторожней с ним – у него тело как у льва.

Один из них оттащил яростно сопротивлявшуюся Альтху от меня, а остальные с безопасного расстояния накинули на меня шелковую сеть, а затем и обвязали множеством веревок, совсем лишив меня возможности шевелиться. Двое Яга вынесли меня на улицу, представлявшую собой жуткое зрелище.

19
{"b":"10525","o":1}