ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

После недолгого совещания мы отправились посмотреть, крепко ли заперта дверка шкафа в кабинете иностранных языков. Конечно, все это происходило под покровом глубокой тайны.

Дверка оказалась очень крепко запертой, но Кийлике заявил, что он сын слесаря и внук мастера по отмычкам и что, если немножко унять голос его совести, эта дверка не устоит.

И тогда мы начали унимать голос совести Кийлике.

Каур сказал:

— Мы же не воровать собираемся. Просто возьмем напрокат ненадолго.

Я сказал:

— Технику надо использовать на всю катушку.

Каур сказал:

— Брать учебные пособия для занятий никогда не запрещалось.

И так далее.

Когда же Топп, который смотрел в окно, сказал, что вообще-то можно было бы попросить магнитофон у дежурного преподавателя Рехеметса, но он — смотри, смотри — с авоськой в руке как раз идет в сторону магазина, голос совести Кийлике умолк окончательно, и он вынул из нагрудного кармана гвоздь с загнутым концом.

Бумагу надо экономить, потому я не стану здесь описывать, как мы доставили магнитофон в спальню, это происходило, разумеется, тайком, а продолжу с того места, когда уже наступило время ночного сна, который, как всем известно, начинается, согласно распорядку дня в интернате, в двадцать два часа тридцать минут.

После того как воспитатель Рехеметс заглянул в нашу комнату, нашел ее в состоянии покоя и удалился по своим делам, мы поднялись снова. А Кийлике взял пять спичек, отошел с ними в угол комнаты и сказал оттуда:

— Лотерея-аллегри. Кто вытащит спичку с головкой, может спокойно ложиться спать.

И велел нам тащить.

Поскольку мне сразу досталась спичка без головки, другим уже не требовалось ничего разыгрывать. Ведь тот, кто вытащит спичку без головки, должен остаться дежурным у магнитофона. И они все позалезали в постели со словами, что кому не везет в игре — повезет в любви. Эти слова, адресованные мне, были слабым утешением.

Затем Топп просунул ногу между прутьями спинки кровати, Каур закусил угол подушки, а Кийлике сказал, что ученье свет, а неученье тьма, и я включил магнитофон.

Но когда женский голос все читал себе и читал «lesson twenty three», а также новые слова одно за другим и Кийлике тоже уснул, я начал понимать, до чего же мне не повезло. И я задумался, что же произойдет, если завтра я не буду знать английского урока. А что я не буду его знать, это было ясно наперед, потому что вечером, когда готовили домашние задания, я, надеясь на новый метод, не выучил ни слова.

Как говорит преподаватель естествознания товарищ Пюкк, человеческий мозг в трудном положении начинает работать вдвое быстрее, так случилось и со мною. После некоторого напряжения я понял: нет другого пути, чтобы спасти свою и всего класса среднюю успеваемость, кроме как выучить урок и новые слова во сне, с помощью того же метода, что и мои соседи но комнате.

Тогда я взял из кармана пиджака Кийлике тот самый гвоздь с загнутым концом и пошел посмотреть, можно ли им открыть кабинет физики и не найдется ли там какого-нибудь приспособления, чтобы магнитофон включался и выключался без моего участия.

И гвоздь открыл дверь, и я принес в нашу спальню электромагнит, проволоку, мешочек с дробью и такую машину, которая, если ее крутить, дает ток. Но поскольку я еще не знал, как устроить автоматический включатель-выключатель магнитофона, а храпение Кийлике мешало мне думать, я решил проверить, нельзя ли унять этот храп с помощью электромашины. И просунул проволоку между пальцами ног Кийлике, а потом покрутил ручку. Этот поступок оказался необдуманным, ибо Кийлике так сильно хватил рукой по тумбочке, что мешочек с дробью полетел прямо на магнитофон.

Старая эстонская пословица говорит, что несчастье не предупреждает о своем приходе. Так оно и есть. Потому что еще раньше Каур снял с магнитофона крышку, чтобы посмотреть магнитофонное устройство, и поэтому дробинки попадали внутрь магнитофона. Но достать их оттуда рукой было трудно, и я попытался сделать это с помощью электромагнита.

Но после того, как я довольно долго держал электромагнит над магнитофоном, он, вместо того чтобы вытянуть изнутри дробинки, размагнитил большую часть ленты, где были записаны двадцать английских уроков, которые начитала на ленту доцент университета, жившая в Англии.

Теперь я и подошел к тому, о чем учительница английского языка сказала «преднамеренное преступление» и записала то же самое в моем дневнике. Потому что она и слушать не пожелала, как все случилось. И что не было преднамеренно.

Преднамеренно действовал только Кийлике, подло обломав, как выяснилось позже, головки у всех пяти спичек.

С моей стороны не было никаких злых намерений. Это могут подтвердить Каур и Топп. Если бы я знал, как действует электромагнит на магнитофонную ленту, я вытащил бы все дробинки пальцами.

ПОЧЕМУ Я ПО УТРАМ ОПАЗДЫВАЮ В ШКОЛУ

(Объяснительная записка Агу Сихвки классной руководительнице)
Альфа + Ромео (Повести и рассказы) - img_1_03.jpg

Чтобы рассказать все честно, как есть, я должен начать с того, что наш колхозный механик Вальдемар Кару изобрел самодействующий насос питьевой воды для стада. Это произошло летом нынешнего года в сарае Вальдемара Кару.

Насос Вальдемара Кару абсолютно оригинальный, потому что если другие насосы приводит в движение электричество, ветер или сам человек, то этот насос качает воду под действием тяжести самой коровы. Для чего она должна взойти на специальную платформу.

До тех пор механик Вальдемар Кару изобретал главным образом небольшие вещи, вроде самовращающегося ежика для мойки бутылок, который подходит к бутылкам любой величины, если только помещается в них. Или особой пилки для ногтей, которая может служить рожком для надевания обуви. Поскольку за все прежние изобретения Вальдемар Кару получал по пять рублей премии, Кийлике был уверен, что так будет и с самодействующим насосом. Ибо, как всем известно, и мы это проходили в школе, в нашей стране каждый получает по своему труду, о чем мы и сказали Вальдемару Кару.

Но тут мы ошиблись, потому что механик Вальдемар Кару радостно отправился в столицу республики, чтобы получить премию и изобретательское свидетельство, а вернулся нерадостный, не получив изобретательского свидетельства, не говоря уже о денежной премии.

Мне и Кийлике тоже это показалось весьма странным.

Как всем известно, техника сейчас совершает революцию, и повсюду надо изобретать именно такие машины, которые работают сами.

Кийлике сказал:

— Разве же они там не поняли, что самодействующий насос экономит провода и электроэнергию? — Под этим он подразумевал, что насос Кару не требует тока и строительства электролиний.

Я сказал:

— Неужели они там не поняли, что самодействующий насос сберегает и воду? — Под этим я подразумевал, что тощая корова, которая мало весит и мало пьет, накачает и воды меньше, чем толстая корова, которая весит больше и хочет больше воды.

А вместе мы сказали:

— Послушай, Вальдемар Кару. Может быть, этот насос у тебя вообще не работал?

Но колхозный механик Вальдемар Кару замахал руками — нет, нет, нет, вы что, насос работает превосходно! И он подтвердил это сообщением, что когда там, в городе, шесть человек, общий вес которых можно считать равным одной условной корове, взобрались на платформу, то самодействующий насос накачал столько воды, что ее хватило бы и условной, и взаправдашней корове.

Теперь я, пожалуй, подошел к тому, с чего все же было бы вернее начать. Как выяснилось из рассказа колхозного механика Вальдемара Кару, он вернулся без премии и изобретательского свидетельства только потому, что, изобретя самодействующий насос, он не изобрел, как объяснить коровам, что, когда хочешь пить, надо взойти на платформу.

Пионер не боится трудностей, как поется в песне и написано на лозунге, что висит в коридоре, и я шепнул Кийлике:

3
{"b":"105330","o":1}