ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но перед ней было и настоящее препятствие — телега Эдуарда с набитыми утилем мешками и мисками-свистульками на передке. Альфа неслась прямо па телегу.

— Ой, ой, ой! — ойкал Эдуард, заползая под телегу. В испуге он закрыл голову руками.

Зато мальчишки и девчонки постарше подняли своих меньших сестренок-братишек, бабушки надели очки поудобнее, один оголец даже залез на дерево. И все они хорошо увидели, как за два-три метра до телеги Альфа взмыла вверх, словно птица. Подкованные копыта пронеслись над телегой, но не сбросили на землю ни одного глиняного кувшина, ни одной миски с красными краями, ни одной синекрылой утки-свистульки. Копыта даже не задели их. Прыжок был до того красивым, что взобравшийся на дерево мальчишка восхищенно закричал, а взрослые зааплодировали. Детям да и взрослым показалось вдруг, будто они в цирке. Только хитроглазый Эдуард был растерян и напуган.

Альфа уже скакала в проходе между домами. Мальчик в пестрой рубашке прижался к гриве, и казалось, что он сросся с лошадью. За ними, радостно лая, мчался большой черный пес.

Оставив за собой клубящуюся пыль, трое друзей покинули чужой двор. И они не видели, как дети махали им вслед.

В ПОИСКАХ НОВОГО КРОВА

Радостно рысила Альфа по улицам. С каждым шагом она удалялась от Каменной деревни и приближалась к Ягодной. Держась за гриву, Михкель прижимался к шее лошади. Загар и падающие на глаза черные волосы делали его похожим на мальчишку-индейца, который спешит через Скалистые горы с важным сообщением к вождю племени. Мальчишке-индейцу приходилось часто останавливать лошадь, потому что путь пересекали пенящиеся горные реки, а Михкелю порой преграждала путь пестрая река автомобилей, в светофорах загорался красный свет, и приходилось тоже останавливать Альфу. И так же хорошо, как мальчишка-индеец знал свою скалистую родину, знал Михкель законы своего города. Он знал, что вскоре вместо красного света загорится зеленый, автомобильная река остановится, и Альфа сможет двинуться вперед.

Ягодная деревня была уже совсем близко, когда Михкель направил Альфу в ворота какого-то парка.

— Передохнем немного, друзья, — сказал он своим спутникам. — Надо немного посоветоваться.

Михкель направился в тихий уголок парка, за ним по пятам шагали лошадь и собака. Там Михкель сел на пустую скамью, Альфа и Ромео остались стоять перед ним. Альфа терлась мордой о плечо Михкеля, Ромео уткнулся носом в его колени.

— Прости меня, Альфа, что я не смог позаботиться о тебе так, как обещал отцу.

Альфа подняла голову и несколько раз кивнула. Можно было понять, что она прощает Михкеля.

— А теперь поблагодари Ромео, ведь это он нашел тебя.

Альфа повернула голову к собаке. Ромео уже ждал этого. Он встал на задние лапы и быстро лизнул черный нос лошади. Хотя это могло выглядеть так, будто Ромео благодарит лошадь, что она все-таки нашлась, Михкель остался доволен.

— Ну хорошо, — сказал он друзьям. — А теперь посоветуемся, что же делать дальше. Мне кажется, Альфе больше нельзя оставаться в городе.

Михкелю действительно казалось так. Кто мог быть уверен, что хитроглазый утильщик не попытается снова украсть Альфу. Оказалось, что двор дома с башенкой не такое уж надежное местопребывание для Альфы.

— Мы с Альфой должны сегодня же покинуть город, — говорил Михкель. — Наверняка где-то есть и для Альфы теплая конюшня и отдельное стойло, мы должны только найти их. К сожалению, сейчас в деревне напряженное время — посевная, и все там занимаются только теми делами, которые относятся к севу, а о верховой лошади никто и слушать не желает.

Тут Михкель задумался. Сколько может длиться спешная пора посевной? Может быть, за ту неделю, что Альфа прожила во дворе дома с башенкой, спешка уже закончилась?

По дорожке парка к ним приближался солидный пожилой мужчина с бородкой клинышком. Он вел на поводке молодую овчарку, почти еще щенка.

— Извините, — вежливо обратился к нему Михкель, — можно мне у вас о чем-то спросить?

— Спрашивай, спрашивай. — Мужчина улыбнулся. — Осмелюсь предположить, что смогу тебе ответить. Если человек тридцать лет участвовал в турнирах знатоков, найдется мало вопросов, на которые он не смог бы ответить. Так что же ты хочешь узнать? В каком году нога лошади впервые ступила на Американский континент? Или как звали собаку, которая вошла в историю Римской империи?

— Нет, — Михкель потряс головой, — я хотел бы знать, кончилась ли уже в деревне посевная?

Услыхав такой вопрос, бородач сразу же перестал улыбаться. Вздохнув, он достал из кармана конфету.

— Ты заработал премию, — сказал бородач. — На этот вопрос я ответить не смогу. Если хочешь получить ответ, ты должен, пожалуй, сесть на лошадь и поскакать в деревню.

— Видишь, Альфа, видишь, Ромео, — сказал Михкель, когда молоденькая овчарка утащила своего хозяина подальше. — Нам, хочешь не хочешь, придется отправиться в деревню. Имеете ли вы что-нибудь против этого?

Ромео и Альфа не имели ничего против посещения деревни. К сожалению, не все бывают столь покладистыми. Михкель знал кого-то, кто, безусловно, будет возражать против такого намерения. Ни одна бабушка не позволит своему десятилетнему внуку пуститься самостоятельно в далекое путешествие. Конечно, другое дело, если старший брат десятилетнего внука возьмет ответственность на себя.

— А знаешь, Ромео, знаешь, Альфа, — признался Михкель друзьям. — Ведь мы не сможем сами поехать, Эндрик должен быть с нами.

После этих слов у Альфы и Ромео уши повисли. Похоже, они не очень-то верили, что Эндрик присоединится к ним. Но Михкель не терял надежды.

— Ох, вы его не знаете, — сказал он уверенно. — Если сказать ему, что Альфа может везти все его рамки для растений и ящики для насекомых, он будет готов отправиться куда угодно.

Снова взобрался Михкель на спину Альфы. Ромео принял стартовое положение. Он уже догадывался, что отсюда до ворот родного двора поскачут только галопом.

Альфа вернулась! Эта новость облетела всю Ягодную деревню в какие-нибудь полчаса. Мальчишки с Большой Терновой улицы побросали свои тарахтящие автоматы в кусты. Детишки в Рябиновом тупике прервали изготовление пирожных из песка. Вскоре во дворе дома с башенкой собралось множество гостей. Некоторые пришли приветствовать Альфу даже с цветами. Они тут же сплели из ромашек, анютиных глазок и незабудок венок и надели его Альфе на шею. Венок детишек Ягодной деревни нравился Альфе гораздо больше, чем хомут хитрого Эдуарда. Это напоминало прекрасные времена, когда ей вешали на шею венок из дубовых листьев за победу в соревнованиях.

Михкеля во дворе не было. Он уже упаковывал походное снаряжение. Палатку, одеяла, ящички и рамки Эндрика — всю эту поклажу должна была повезти Альфа.

В то же время бабушка сновала между кухней и кладовкой. На двух сковородах шкворчали глазуньи, в кастрюле варились яйца. Михкель рассчитал верно. Если бы даже десять псов были его телохранителями, все равно бабушка не позволила бы ему покинуть границы города. Но готовность взрослого брата Эндрика присоединиться к экспедиции решила дело. Бабушка сама, когда ей было шестнадцать лет, поехала в Петербург искать работу. Она считала себя не вправе думать, что в наши дни шестнадцатилетний юноша не сможет присмотреть за своим десятилетним братом.

Детишки Ягодной деревни очень огорчились, услыхав, что придется распрощаться с Альфой. Им и думать не хотелось, что это, возможно, прощание навсегда.

— Когда Альфа найдет себе новый дом, обязательно приедем ее навестить, — обещали они наперебой и старались похлопать лошадь по шее.

С газона, на краях которого Альфа так старательно подстригала траву, Донна Анна сорвала самый красивый цветок.

— На память о нашем успешном сотрудничестве, — сказала Донна Анна, втыкая цветок в гриву Альфы. По правде говоря, она собиралась произнести речь подлиннее, но задрожавший голос вынудил ее изменить первоначальное намерение. Она лишь добавила: — Дети! Крикнем теперь хором нашему другу: «Всего доброго!»

44
{"b":"105330","o":1}