ЛитМир - Электронная Библиотека

— Боги, что это была за битва! — сказал Брул, протирая залитые кровью глаза. — Если бы они умели владеть мечом, мы, Кулл, легли бы здесь мертвыми. К счастью, эти жрецы понятия не имеют о военном искусстве. Убивать их было легче, чем кого-либо другого. И все же, будь их чуть больше, дело обернулось бы иначе.

Кулл кивнул головой, соглашаясь. Бешеное исступление боя покинуло его, оставив безмерную усталость. Из глубоких ран на груди, плечах, руках и ногах текла кровь. Брул, сам весь в крови, с беспокойством смотрел на царя.

— Господин, давай позволим женщинам перевязать твои раны,

Кулл отстранил его властным жестом.

— Прежде чем уйти отсюда, надо внимательно все осмотреть. Но ты можешь идти. Я прикажу, чтобы тебе оказали необходимую помощь.

Пикт невесело рассмеялся.

— Твои раны опаснее... — начал он и оборвал фразу, пораженный внезапно пришедшей ему в голову мыслью. — О боги! Ведь это вовсе не зал Совета!

Кулл оглядел комнату, чувствуя, что с глаз спадает очередная пелена.

— Нет, это не зал Совета, это та самая комната, в которой погиб Эаллал, прозванная проклятой, она с тех пор стояла опечатанной…

— Им все-таки удалось обмануть нас! — крикнул взбешенный Брул, пиная ногами тела, лежащие на полу. — Мы, словно бараны, влезли в их ловушку!

— Итак, перед нами снова их колдовские штучки, — сказал Кулл. — Если в Царском Совете Валузии остались еще настоящие люди, они сидят сейчас в подлинном Зале Совета. Поспешим туда!

Оставив позади заполненную трупами проклятую комнату, они пробежали по пустым коридорам и остановились под дверью Зала Совета. Кулл вздрогнул. Из-за двери доносился голос — его собственный голос! Царь дрогнувшей рукой раздвинул портьеры и заглянул внутрь. Там сидели члены Совета, неотличимые от тех, которых они только что на пару с Брулом отправили на тот свет, а на возвышении стоял… Кулл, царь Валузии.

— Я схожу с ума, — шепнул сам себе Кулл. — Я — Кулл?. Это я здесь или Кулл — тот, а я всего лишь отражение чьей-то блуждающей мысли?

Брул схватил его за плечо и резко встряхнул, приводя в чувство.

— Что с тобой? Тебя еще удивляет подобное после всего того, что мы пережили? Ты что, не видишь, что это — настоящие люди, а на возвышении человек-змея в твоем облике? Эта тварь собирается править страной вместо тебя. Убей его, иначе мы погибнем. Алые Убийцы, настоящие, стоят за ним, и кроме тебя никто не сможет до него добраться. Но поторопись!

Кулл стряхнул с себя оцепенение и поднял голову прежним гордым движением. Он глубоко вдохнул воздух, словно пловец перед прыжком в воду, и тигриным прыжком взлетел на возвышение. Брул был прав. Там стояли Алые Убийцы, их реакция оттачивалась специальными упражнениями и была быстрее мысли. Любой другой, напавший на узурпатора, погиб бы, не успев к нему прикоснуться. Но появление царя, как две капли похожего на того, который стоял на возвышении, сбило их с толку. Замешательство длилось едва ли мгновение, но этого оказалось достаточно. Тот, второй, попытался выхватить меч, но едва успел дотянуться до рукояти, когда меч Кулла пронзил его грудь, и монстр, которого все вокруг принимали за своего властелина, рухнул наземь.

— Остановитесь! — Кулл повелительно поднял руку, успокаивая сидящих в зале, и показал на труп, лежавший у его ног. Все отшатнулись в ужасе, ибо именно в этот момент лицо Кулла на нем начало исчезать, открыв отвратительную морду чудовища. В зале появился Брул, одновременно с ним, но через другую дверь вошел Ка-ну, оба пожали окровавленную руку царя.

— Граждане Валузии! Вы все видели своими глазами. Вот настоящий Кулл, величайший из царей, когда-либо властвовавших в Валузии. Могуществу Змея пришел конец. Приказывай, государь!

— Поднимите эту падаль! — сказал Кулл, и гвардейцы повиновались приказу. — А теперь ступайте за мной.

Все направились к проклятой комнате. Обеспокоенный Брул хотел поддержать царя, но тот оттолкнул его руку. Кулл истекал кровью, каждый шаг давался ему с трудом. Вот, наконец, дверь. Царь хрипло захохотал, услышав испуганные возгласы спутников. По его приказу гвардейцы сбросили свою ужасную ношу на груду остальных тел, затем царь жестом приказал всем им удалиться и закрыл дверь. Он боролся с головокружением, белые удивленные лица вокруг него тонули в багровой мгле, кровь струйками стекала по телу. Кулл знал, что если не сумеет сделать то, что задумал, не сделает этого больше никогда.

Скрежетнул меч, выползающий из ножен.

— Брул, где ты?

— Я здесь, государь, — лицо пикта появилось перед глазами, но голос звучал так слабо, что казалось — между ними сотни миль и сотни лет.

— Помни о нашей клятве. А теперь прикажи им отойти.

Кулл левой рукой отстранил стоявших вплотную к ним советников и поднял меч. Вложив в удар всю оставшуюся в мышцах силу, он по рукоятку наискосок вогнал его в дверь, намертво пригвоздив ее к косяку.

— Да будет эта комната теперь проклята вдвойне. Пусть эти гниющие трупы остаются в ней навеки как символ неминуемого поражения Змея. Я клянусь, что буду преследовать людей-змей на всех материках и океанах, пока не уничтожу последнего, и Добро, наконец, победит Зло. В этом клянусь вам я… Кулл… царь… Валузии…

Колени под ним подогнулись, и лица обступивших его придворных закружились в сумасшедшем танце.

Советники метались вокруг, рыдая и крича. Ка-ну, отчаянно ругаясь, кулаками проложил себе дорогу к неподвижному телу царя.

— С дороги, глупцы! Хотите погасить в нем последнюю искру жизни, если она еще теплится в его теле? Что с ним, Брул? Он жив? Умер?

— Умер? — с язвительной улыбкой отозвался пикт. — Не так-то просто убить такого человека. Он получил пару-другую глубоких ран, но ни одна из них не смертельна, хотя он и потерял много крови. Лучше будет, однако, если эти олухи приведут, наконец, женщин — перевязать ему раны. Клянусь Валкой, Ка-ну, я и предположить не мог, что в наши времена живут еще такие, как он, люди. Через пару дней он уже сядет в седло, и тогда горе проклятым бестиям, они узнают силу руки Кулла, властелина Валузии.

7
{"b":"10537","o":1}