ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Здесь необходимо объяснить одну вещь. Хотя я и стараюсь по мере возможности излагать события в хронологическом порядке, мне это не всегда удается, потому что работа шла одновременно в нескольких местах. Так, например, мы начали раскопки коридора под вертикальной шахтой еще в мае, а ювелирные украшения обнаружили только в июне, хотя миновали место их захоронения несколько раньше.

Следующая наша находка вряд ли заинтересует неспециалиста, но с точки зрения археологии она была гораздо важнее золотых украшений.

Мы нашли простые маленькие глиняные сосуды темнокрасного цвета, запечатанные сухой глиной. Такие печати, игравшие роль пробки, имеют для археологов огромное значение, потому что иногда на них бывает оттиснуто имя хозяина гробницы.

Обнаружив подобную печать, я тотчас извлекал ее на поверхность и самым внимательным образом исследовал под лупой при ярком свете: обычно оттиски бывают неясными и трудноразличимыми. В начале июня мы нашли пять таких печатей с оттисками от цилиндрической печатки. На всех стояло имя доселе не известного фараона. Иероглифы давали значение «Могучий Телом» – Сехемхет.

С этими оттисками приходилось обращаться необычайно осторожно: в любой момент они могли рассыпаться, и тогда исчезнет единственное фактическое свидетельство. Однако после того как я тщательно отчистил их мягкой щеткой и укрепил фиксирующим раствором, надписи стало возможно читать и сличать.

Как я уже сказал, наиболее правильной расшифровкой является имя «Сехемхет». Но вот что удивительно! Перед знаком «сехем» стоит фонетическое «с». В ту эпоху, особенно в имени фараона, как правило, ставили один иероглиф «сехем».

Читатель, наверное, спросит: «Каким же образом можно отличить имя фараона от имени менее знатного человека?»

В древнеегипетских надписях имя фараона окружено рамкой в форме вытянутого овала, так называемым картушем. В более тщательно выписанных надписях этот картуш представляет собой вытянутую веревочную петлю, причем узел образует прямую линию.

Фараоны первых четырех династий носили три имени. Первым было имя Гора. Оно писалось внутри прямоугольной рамки с перерывом внизу и изображением сокола сверху. Называлось это серех. Самая рамка символизировала дворец фараона, а сокол – фараона в виде земного воплощения бога Гора.

Вторым было имя Небти, которым фараон отождествлялся с двумя богинями, воплощавшими Верхний и Нижний Египет.

Третьим было имя Несу-бит, что означает «Повелитель Верхнего и Нижнего Египта».

Начиная с Четвертой династии последние два имени начали заключать в картуш, однако с ер ех – рамка с соколом наверху – сохранило свое первоначальное начертание до самого конца истории Древнего Египта.

Имя Гора фараона Джосера было Нетериерхет. Между ним и именем Сехемхет существует явная связь; новый фараон мог включить в свое имя слог из имени предшественника. Возможно, он был близким родственником Джосера, хотя единственный знак «хет» и не является в данном случае доказательством.

Фараон Сехемхет абсолютно неизвестен. Его имени нет ни в списке Саккара, хранящемся в Каирском музее, ни в списке фараонов из храма Сети 1 в Абидосе, ни в Туринском папирусе. Манефон тоже его не упоминает. Далекий от египтологии читатель может улыбнуться, читая эти строки, однако в действительности находка имени доселе не известного фараона одной из древнейших династий по своему значению равняется находке самой пирамиды! Поэтому я перенес драгоценные кусочки глины на базу экспедиции Саккара и продолжал неустанно их изучать. Да, сомнений больше не оставалось – это было имя «нового» фараона!

В виде примера того, как кусочек высохшей глины может бросить луч света во мрак ранней истории Египта, я должен сказать, что в Вади-Магара в Синае существует высеченная на скале надпись с именем, которое до сих пор читалось Семерхет. Это имя фараона Первой династии. Однако надпись не совсем разборчива, и вполне возможно, что это имя не Семерхет а, а Сехемхет а, фараона Третьей династии. Тот факт, что рядом имеется аналогичная надпись с именем Джосера, сразу приобретает немаловажное значение. Впрочем, на этом моменте я остановлюсь подробнее в заключительной главе книги.

Найденный мною хрупкий обломок истины непосвященному человеку может показаться не стоящим внимания. Но пусть читатель попробует взглянуть на него с иной точки зрения. Египтология похожа на огромный запутанный пасьянс, который раскладывает множество игроков. Открытие

имени неизвестного фараона важно и интересно, однако на первых порах оно имеет значение лишь еще одной карты, которую можно, и то не сразу, приложить к какой-то части пасьянса. Но, может быть, когда-нибудь другой археолог нашего или будущего поколения сумеет отыскать решающий ход, и тогда пасьянс сойдется. Именно это, а не охота за сокровищами, является главной задачей египтолога. Мысль, что он хотя бы в самой малой степени помог обогатить наши знания истории человечества, служит ему наивысшей наградой.

Стела Сехемхета (?) из Вади Магара на Синайском полуострове

На расстоянии тридцати одного метра от входа в подземелье, в западной стене главной галереи, на высоте одного метра от ее пола, мы обнаружили маленький проход шириной всего один метр сорок два сантиметра. За ним шел низкий боковой коридор длиной в пять метров тридцать сантиметров. Он привел нас к Т-образной галерее, в которой было сто двадцать складов или кладовок. Средний ход Т-образной галереи (смотри план) оказался длиной в сорок два метра десять сантиметров при ширине около полутора метров. Горизонтальный коридор, идущий с севера на юг, имеет в длину около двухсот метров при ширине несколько более полутора метров. Кладовки высечены по обеим сторонам горизонтального коридора в виде ответвлений, расположенных как бы в шахматном порядке. Это было сделано для того, чтобы скальный массив сохранил свою прочность и кровля всего комплекса не обрушилась. С обеих сторон коридора ответвления следуют через равные промежутки и имеют примерно одинаковые размеры.

Это подземное хранилище любопытнейшим образом напоминает галереи под знаменитой «многослойной» пирамидой в Завиет-эль-Эриане. Только там кладовки высечены в одной стене галереи, а тут – в обеих, в шахматном порядке.

В начале бокового коридора, ведущего от входной галереи, мы нашли несколько каменных и глиняных сосудов. Самое же хранилище со всеми его ответвлениями на две трети высоты завалено щебнем, представляющим осколки вырубленной породы, оставленной здесь древними строителями. Возможно, что, когда мы уберем этот щебень, под ним окажется еще немало интересного.

За шахтой главная галерея продолжала уходить все глубже под пирамиду. Ее частично загромождали обломки камня, оторвавшиеся от потолка и стен галереи. Когда-то, почти пять тысяч лет назад, это была грубо вырубленная прямоугольная в сечении галерея с наклонным полом и сводчатым потолком, имеющим такой же угол наклона. Но с тех пор пролетели столетия и столетия. Камни обрушились сверху и с боков. То, что предстало перед нами, сейчас больше походит на естественный ход в известняковой пещере гденибудь в Пиренеях или в меловых холмах Центральной Франции.

Большая часть скального массива здесь была в очень скверном состоянии. Он весь изрезан продольными трещинами, в них гнездятся кристаллики гипса, поблескивающие при свете наших ламп. Спускаться по такому ходу можно только с величайшими предосторожностями, и я искренне благодарен моим опытным помощникам из Коптоса, которые по мере продвижения вглубь укрепляли потолок и стены каменными подпорками с деревянными перекрытиями, так что галерея становилась похожей на рудничный штрек.

Май 1954 года подходил к концу. Обычно «сезон» раскопок заканчивается в апреле, потому что позднее жара делает работу археологов слишком трудной и мало эффективной. Кроме того, не менее полугода все равно необходимо посвящать обработке и изучению добытых материалов. Но в данном случае наше любопытство было так велико, что мы решили обязательно добраться до конца галереи и узнать, куда она ведет. Поэтому даже после окончания обычного «сезона» раскопки продолжались еще несколько недель.

21
{"b":"105391","o":1}