ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Теперь ряды начали смешиваться и клубиться водоворотами. Колесницы сбились на одну сторону, а основная часть войска нерешительно продолжала наступать. Внизу в долине рыцари сели на коней, и теперь граф Теспид галопом поднялся вверх по склону туда, где стоял Конан. Он не соизволил спешиться, а резко заговорил, оставаясь в седле.

— То, что туман поднялся, привело их в замешательство! Время нападать! У кушитов нет луков, и они прикрывают все наступление. Атака моих рыцарей сомнет их и бросит назад на ряды шемитов, нарушив их порядки. Следуйте за мной! Мы выиграем это сражение одним ударом!

Конан покачал головой.

— Если бы мы противостояли обычному врагу, я бы согласился с тобой. Но это замешательство в их рядах больше деланное, чем подлинное. Как будто они хотят вынудить нас напасть. Я боюсь ловушки.

— Значит, ты отказываешься наступать? — вскричал Теспид, лицо его потемнело от чувств.

— Будь рассудителен, — увещевал его Конан. — У нас преимущество позиции…

С яростным проклятием Теспид развернулся и помчался галопом вниз в долину, где нетерпеливо ждали его рыцари.

Амальрик покачал головой.

— Ты не должен был его отпускать, Конан. Я… смотри!

Конан распрямился с проклятием. Теспид ворвался в толпу своих людей. Его нетерпеливый голос был едва слышен, но его жест по направлению к приближающейся орде был достаточно красноречив. Через мгновение пять сотен пик наклонились, и закованный в сталь отряд загромыхал вниз по долине.

Юный паж прибежал бегом со стороны шатра Ясмелы, крича Конану пронзительным встревоженным голосом:

— Мой лорд, принцесса спрашивает, почему вы не выступаете следом поддержать графа Теспида?

— Потому что я не такой законченный идиот как он, — проворчал Конан, снова усаживаясь на валун и принимаясь обгрызать мясо с огромной бычьей кости.

— Власть сделала тебя серьезнее, — заметил Амальрик. — Безумие вроде этого всегда доставляло тебе особенную радость.

— Ну да, когда я думал только о своей собственной жизни, — ответил Конан. — А теперь… что, во имя Ада…

Орда остановилась. От крайнего крыла отделилась колесница, устремилась вперед. Нагой возница нахлестывал коней, как безумец. В колеснице была высокая фигура, чье одеяние призрачно развевалось на ветру. В руках она держала огромный золотой сосуд, из которого сыпалась тонкая струйка, искрящаяся в солнечном свете. Колесница прокатилась перед всем фронтом пустынной орды, и за ее грохочущими колесами оставалась как полоса пены за кормой корабля длинная тонкая линия пыли, которая блестела на песке, как фосфоресцирующий след змеи.

— Это Нэток! — с проклятием воскликнул Амальрик. — Какие адские семена он сеет?

Бросившиеся в атаку рыцари не умерили опрометчивый бег. Еще пятьдесят шагов, и они врежутся в неровные ряды кушитов, которые стояли неподвижно с поднятыми копьями. И вот передние рыцари достигли тонкой линии, которая сверкала на песке. Они не остереглись этой ползучей угрозы. Но как только подкованные сталью копыта лошадей коснулись линии, это было так, как когда сталь ударяет о кремень — но с более ужасным результатом. Ужасный взрыв потряс пустыню, которая словно раскололась на части вдоль насыпанной линии, с чудовищной вспышкой белого огня.

Мгновенно вся передняя линия рыцарей была окутана этим огнем. Кони и закованные в броню всадники корчились в пламени, как насекомые на открытом огне. В следующий миг задние ряды набежали на их обугленные тела. Неспособные умерить свою опрометчивую скорость, всадники ряд за рядом падали в огонь. С ужасающей внезапностью атака превратилась в бойню, где бронированные рыцари умирали среди ржущих покалеченных лошадей.

Теперь иллюзия замешательства исчезла, и орда выстроилась в стройные порядки. Дикие кушиты бросились в бойню, добивая копьями раненых, сбивая шлемы с рыцарей камнями и железными молотками. Все кончилось так быстро, что наблюдатели на склонах стояли ошеломленные. И снова орда двинулась вперед, расколовшись, чтобы обойти обугленную кучу трупов. Воины на холмах вскричали: «Наши враги — не люди, а дьяволы!»

На горных гребнях жители холмов дрогнули. Один из них бросился на плато, с бороды его капала пена.

— Бегите, бегите! — захлебывался воплем он. — Кто может биться против магии Нэтока?

Рявкнув, Конан вскочил с валуна и ударил бегущего обгрызенной костью. Тот упал, кровь потекла из его носа и рта. Конан выхватил меч, глаза его превратились в щели, из которых полыхал синий огонь.

— Вернитесь на посты! — заорал он. — Если кто-то еще сделает хоть шаг назад, я снесу ему голову! Сражайтесь, будьте вы прокляты!

Паника прекратилась так же быстро, как началась. Ярость Конана словно ледяной водой погасила пламя их ужаса.

— Займите свои места, — быстро приказал он. — И оставайтесь там! Ни люди, ни дьяволы сегодня не пройдут по Пути Шамла!

В том месте, где ободок плато прерывался спуском в долину, наемники подтянули пояса и перехватили покрепче копья. Позади них воины с пиками заняли места в седлах, а с одной стороны были размещены хорайские копьеносцы как резерв. Ясмеле, которая стояла, побелев и лишившись дара речи у входа в свой шатер, войско казалось жалкой горсткой в сравнении с огромной толпой пустынной орды.

Конан стоял среди копьеносцев. Он знал, что нападающие не станут пытаться вести колесницы вверх по долине в зубы лучников, но он удивленно заворчал, когда увидел, что всадники спешиваются. Эти дикари не имели обоза с припасами. Фляги и переметные сумки висели у них на седлах. Теперь они выпили последнюю воду и выбросили прочь фляги.

— Это объятия смерти, — пробормотал он, глядя как они образуют пешие ряды. — Лучше бы кавалерийская атака; раненые лошади падают и ломают порядки.

Орда выстроилась огромным клином, на конце которого были стигийцы, основную часть составляли одетые в кольчуги «ассхури», а фланги занимали кочевники. Плотно сомкнувшись, подняв щиты, они устремились вперед. Позади них высокая фигура в неподвижной колеснице воздела руки, с которых ниспадали рукава белого одеяния, в чудовищном заклинании-призыве.

Когда орда влилась в широкий вход долины, люди холмов выпустили стрелы. Несмотря на защитный строй, нападающие валились дюжинами. Стигийцы отбросили свои луки. Со склоненными головами в шлемах, блестя темными глазами над краями щитов, они двигались вперед неукротимой волной, перешагивая через упавших товарищей. Но шемиты отвечали стрелами на стрелы, и от туч стрел потемнело небо. Конан смотрел поверх вздымающихся волн копий и думал, какой новый ужас призовет колдун. Каким-то образом он чувствовал, что Нэток, как все ему подобные, был куда страшнее в защите, чем в нападении; атаковать его значило вызвать катастрофу.

Но несомненно это магия двигала орду вперед в зубы смерти. У Конан перехватило дыхание от опустошения, нанесенного стремящимся вперед рядам. Края клина постепенно таяли, и уже долина была покрыта мертвецами. Но живые шли вперед, как безумцы, словно не сознавая присутствия смерти. Одной только численностью своих луков они начали сметать лучников с утесов. Тучи стрел летели вперед, заставляя людей холмов прятаться. Паника вспыхнула в их сердцах при приближении этой неотвратимой силы, и они с безумным усердием работали своими луками. Глаза их блестели, как у попавших в ловушку волков.

Когда орда приблизилась к более узкому горлу Пути, вниз, громыхая, полетели валуны, круша нападающих дюжинами, но атака не прекратилась. Волки Конана собрались с силами для неизбежного прямого столкновения. Плотно сомкнув ряды, превосходящие противника броней, они мало пострадали от стрел. Конан боялся непосредственного удара, когда огромный клин вобьется в его тонкие цепи. И, как он теперь понимал, разбить этот напор невозможно. Он схватил за плечо стоящего рядом захейми.

— Есть какой-нибудь способ всадникам спуститься в боковую долину за этим западным горным гребнем?

— Есть, но путь крутой и опасный. Он хранится в тайне и всегда охраняется. Но…

9
{"b":"10544","o":1}