ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Путин и Трамп. Как Путин заставил себя слушать
Тайная жена
Опасные тропы. Рядовой срочной службы
Долина драконов. Магическая Экспедиция
Тирра. Невеста на удачу, или Попаданка против!
Дочь лучшего друга
Ждите неожиданного
Во власти стихии. Реальная история любви, суровых испытаний и выживания в открытом океане
Царский витязь. Том 2

– Эти болваны федералисты – глупы, – бесстрастно объяснил он. – И я частенько работаю шпионом у самого себя.

– А меня ты для чего спер? – заорал я и так дернул свои веревки, что на висках вздулись вены. – Я не смогу заплатить тебе чертов выкуп.

– Вы когда-нибудь слышали о генерале Фэне? – спросил он.

– И что с того, если слышал? – У меня не было никакого желания разгадывать загадки.

– Его лагерь неподалеку, – ответил китаец. – А сам он такой же белый дьявол, как и вы. Слышали его прозвище – генерал Стальной Кулак?

– Ну? – отозвался я.

– Это человек огромной силы и необузданных страстей, – начал свой рассказ генерал Юн. – Он приобрел сторонников и последователей скорей благодаря своим бойцовским качествам, нежели интеллекту. Тот, кого он ударит своим кулаком, без чувств падает на землю. Поэтому его и прозвали генерал Стальной Кулак.

Сейчас мы с ним объединили войска, так как наш общий враг, генерал Ван Шан, где-то поблизости. Войско генерала Вана больше нашего. Кроме того, у него есть самолет, который он сам пилотирует. Мы точно не знаем, где сейчас Ван Шан, но и ему неизвестно наше местоположение. К тому же мы принимаем серьезные меры предосторожности против шпионов. Ни один человек не может прийти в наш лагерь или покинуть его без специального разрешения.

Хотя мы и союзники с генералом Стальным Кулаком, но друг друга недолюбливаем. Вдобавок он постоянно пытается подорвать мой престиж перед солдатами. Мне приходится отвечать тем же. Но я не хочу раздувать вражду между нашими армиями, главное – уронить авторитет самого генерала.

Генерал Фэн хвалится, что может одолеть любого человека в Китае голыми кулаками. Он частенько бросал вызов мне, предлагая якобы из спортивного интереса выставить против него моих самых сильных офицеров. Он прекрасно знает, что никто из моих людей против него выстоять не сможет. Его заносчивость роняет мой престиж. Вот я и отправился в Гонконг, чтобы найти боксера, способного с ним сразиться. Сначала я подумывал о Желтом Тайфуне, но после того, как вы уложили его одним ударом, я понял, что вы – тот, кто мне нужен. В Гонконге у меня много друзей. Да и подсыпать вам наркотик не составило труда. В первый раз ваше внимание отвлек шум подстроенной ссоры. Но одной дозы не хватило, и я ухитрился второй раз подсыпать зелье в вашу чашку из собственного рукава. Клянусь священным драконом, прежде чем потерять сознание, вы проглотили такую дозу наркотика, что слону хватило бы.

Но вот вы здесь. Я представлю вас Фэну перед собранием офицеров и потребую, чтобы он оправдал свое бахвальство. Он не сможет отказаться от вызова, не уронив свою честь. Ну а если вы его побьете, он потеряет лицо, а мой престиж соответственно возрастет, поскольку вы представляете меня.

– И что я буду с этого иметь?

– Если победите, я отправлю вас обратно в Гонконг с тысячей американских долларов.

– А если проиграю? – полюбопытствовал я.

– Хм. – Он улыбнулся. – Человек, которому палач срубит мечом голову, не нуждается в деньгах.

Я покрылся холодным потом и какое-то время делал вид, что размышляю.

– Вы согласны? – спросил он через минуту.

– Как будто у меня есть выбор! – воскликнул я. – Снимите с меня эти веревки и дайте чего-нибудь пожрать. На пустой желудок я ни с кем драться не собираюсь.

Генерал хлопнул в ладоши. Солдат разрезал веревки штыком, а слуга принес большое блюдо тушеной баранины, хлеб и рисовое вино. Я принялся заеду.

– В знак благодарности, – сказал генерал Юн, – позвольте преподнести вам эту безделушку. – С этими словами он достал из кармана превосходнейшие часы. – Если подарок вам понравился, – продолжил он, заметив мое восхищение, – то пусть он прибавит вам сил в схватке с генералом Железным Кулаком.

– Не беспокойтесь, – заверил я, разглядывая золотые часы с выгравированными драконами. – Я ему так врежу – неделю будет кувыркаться.

– Замечательно! – заулыбался генерал Юн. – Если вам удастся во время поединка нанести ему смертельное увечье, это может значительно упростить дело. Однако пойдемте! Генерал Фэн попадется в собственную сеть!

* * *

Я вышел на свет божий и увидел множество палаток, снующих между ними оборванных солдат, а немного поодаль еще один лагерь, полный таких же желтопузых. Было раннее утро, и я сообразил, что мы всю ночь тряслись в автомобиле Юна, чтобы добраться сюда, в горы.

Генерал Юн направился к большой палатке в центре лагеря, и я последовал за ним. Офицеры, одетые в самые разнообразные униформы, поднялись со своих мест и почтительно поклонились, только один здоровенный белый мужчина в защитном шлеме, выцветших брюках цвета хаки и высоких ботинках остался сидеть на походном табурете. Его кулаки были размером с кувалду, на руках бугрились мощные мышцы, а лицо и жилистая шея закоптились от солнца. Судя по его виду, он так и ждал, чтобы кто-нибудь дал ему повод для драки.

– Генерал Юн... – начал было он грубым голосом, но вдруг осекся и уставился на меня. – Какого черта ты тут делаешь?

– Джоэл Баллерин! – воскликнул я, хорошенько разглядев сипящего.

Джоэла Баллерина всегда можно было найти там, где идет война. Причем в самой ее гуще. Он родился в Южной Австралии и имел врожденную слабость к дракам. Он слыл отличным боксером в Южной Африке, Австралии и южных морях. Торговец оружием и людьми, контрабандист, пират, ловец жемчуга и прочее, но по натуре драчун и задира, томимый неотступным желанием врезать своими кулачищами по чьей-нибудь башке. Сам я никогда с ним не дрался, зато видел результаты его работы. Увечья, которые он мог нанести, вызывали благоговейный ужас.

Он смотрел на меня без особой приязни, потому что у меня тоже была репутация смертоносного бойца, а все боксеры завидуют чужой славе. Поймав его взгляд, я почувствовал, что у меня волосы на спине встали дыбом.

– Вы часто хвастались, что являетесь мастером кулачного боя, – тихо начал Юн Че. – Вы неоднократно заявляли, что в моей армии нет ни единого человека, включая меня самого, которого вы не смогли бы одолеть в два счета. Рядом со мной стоит один из моих приверженцев, и я готов выставить его против вас.

– Это Стив Костиган, американский моряк, – прорычал Баллерин. – Никакой он вам не приверженец!

– Напротив! – торжественно произнес генерал Юн. – Разве вы не видите, на нем мои часы с драконами, которыми я одариваю только верных соратников?

– Что-то здесь не так! – громыхал Баллерин. – Если ты притащил сюда эту гориллу с капустными ушами, значит ...

– Эй! – воскликнул, я негодуя. – Полегче с оскорблениями! Если не хватает смелости подраться, так и скажи.

– Что? Ах ты чертов дурак! – заорал он и подпрыгнул со стула как ошпаренный. – Да я сейчас, не сходя с места, сверну тебе шею...

Генерал Юн встал между нами и, бесстрастно улыбаясь, сказал:

– Давайте вести себя достойно. Пусть поединок будет публичным. Боюсь, эта палатка не может служить ареной для столь мужественных гладиаторов. Я велю немедленно соорудить ринг.

Баллерин отвернулся и бросил:

– Ладно, устраивайте все как хотите.

Затем он повернулся ко мне и, сверля взглядом, прошипел:

– А что касается тебя, обезьяна американская, ты покинешь лагерь вперед ногами!

– От пустой болтовни синяков не бывает, – отмахнулся я. – И потом я никогда не занимался грязными делами, как ты, грязный работорговец и жемчужный вор!

Он налился кровью, словно вот-вот лопнет, яростно фыркнул и вылетел из палатки. Генерал Юн жестом пригласил меня следовать за собой, часть офицеров потянулась за нами, часть – за генералом Фэном. Похоже, между двумя армиями существовала открытая неприязнь.

– Генерал Стальной Кулак попал в свой собственный капкан! – щебетал Юн, сияя от удовольствия. – Он жаждет битвы, но полон гнева и подозрений, потому что знает: я подстроил ему этот поединок. Пусть солдаты обеих армий станут свидетелями его падения. Отзовите дозорных с холмов! Генерал Стальной Кулак! Ха-ха!

2
{"b":"10563","o":1}