ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты в самом центре Вселенной... Время и пространство — все это лишь иллюзия. Они не существуют, они — лишь порождение разума человека, который вынужден ставить себе ограничения и преграды.

Существует лишь абсолютная реальность. А то, что окружает нас, — только ее внешние проявления, точно также как Верхнее озеро лишь отдаленное подобие этого, истинного... Теперь же иди, царь. Ведь ты же сдержишь свое слово...

Кулл слушал с почтением, мало что понимая из речей подземного жителя, но догадываясь, что в них содержится великая мудрость. На прощание царь Валузии пожал руку правителю подземного города, слегка содрогнувшись от прикосновения нечеловеческой плоти. Он в последний раз окинул взглядом безмолвные громады черных зданий, перешептывающиеся, похожие на мотыльков фигуры у их подножия и сверкающую агатовую поверхность вод, по которой, словно пауки по паутине, пробегали волны черного света.

Повернувшись, Кулл спустился к воде и прыгнул на спину бегемота.

Они долго плыли по пещерам. Через водовороты и бурлящие пороги нес Кулла огромный зверь. Из темноты раздавались вздохи гигантских невидимых чудищ. Большей частью бегемот плыл так, что голова Кулла торчала из-под воды, и царь мог дышать, но иногда зверю приходилось нырять и плыть по подводным лабиринтам. Наконец Кулл увидел светящийся волшебный мох, устилавший дно озера.

Бегемот вынес царя из подводной пещеры. Он отнес Кулла к тому месту, где царь вошел в воду. Жеребец Кулла терпеливо стоял там, где царь оставил его. Луна едва начала подниматься над озером. Кулл даже воскликнул от удивления.

— Клянусь Валкой! Похоже, что все путешествие заняло не больше часа! А я-то думал, что с тех пор прошло много часов или даже дней.

Он вскочил в седло и поскакал в столицу Валузии, раздумывая о том, что в словах правителя подземного мира о времени и впрямь кроется истина.

* * *

Кулл устал, был сердитым и чувствовал себя одураченным. Воды озера смыли с него кровь, но долгая скачка заставила рану на бедре вновь открыться, и кровь потекла снова. Более того, у царя онемела нога и это его раздражало. Но больше всего он сердился из-за того, что кошка Саремес солгала ему. То ли она сама ошиблась, то ли послала царя к озеру с каким-то злым умыслом, чуть не отправив его на тот свет... Но зачем ей было так поступать?

Царь ругнулся, вообразив, что скажет ему советник Ту. Конечно, даже говорящая кошка может ошибаться, но отныне Кулл решил, что впредь никогда не станет следовать ее советам.

Кулл промчался по молчаливым улицам древнего города, залитым серебристым лунным светом, и стражи у ворот разинули рты при его появлении, но, поступили мудро, воздержавшись от расспросов.

Когда Кулл появился во дворце, там царило смятение. Ругаясь, Кулл пробрался в Зал Совета, а оттуда в покои кошки Саремес. Кошка невозмутимо лежала, свернувшись калачиком на подушке. А вокруг, стремясь перекричать друг друга, толпились советники царя.

Раба Китулоса нигде не было видно. Кулла встретил настоящий взрыв восклицаний и вопросов, но он, ни слова не говоря, направился прямо к подушке Саремес и уставился на кошку.

— Саремес! — обратился царь к животному. — Ты солгала мне.

Кошка холодно посмотрела на царя, зевнула и ничего не ответила. Кулл пришел в замешательство, и тут Ту схватил за руку своего повелителя.

— Ваше Величество, во имя Валки, где вы были? Откуда эта кровь?

Кулл раздраженно отмахнулся.

— Оставим это, — рявкнул он. — Эта кошка отправила меня к черту в зубы. Где Брул?

— Кулл!

Царь тут же обернулся и увидел, что Брул только что вошел в комнату. Одежда пикта была в дорожной пыли. Бронзовое лицо пикта оставалось бесстрастным, но в его темных глазах горели радостные огоньки.

— Во имя всех дьяволов! — выругался воин, пытаясь скрыть свои чувства. — Мои всадники прочесали все холмы и леса в поисках тебя. Где тебя носило?

— Бродил по дну Запретного Озера, разыскивая твою никчемную душу, — угрюмо ответил Кулл, хотя он очень обрадовался, увидев, что пикт жив и здоров.

— Запретное Озеро! — удивился Брул с непосредственностью дикаря. — Ты что, спятил? Что бы я стал там делать? Вчера я отправился с Ка-ну к границе Зарфханы, а когда мы вернулись, то первое, что услышали, — это вопли Ту. Советник собирался отправить всю армию на твои поиски. Мои люди поскакали во всех направлениях, кроме дороги на Запретное Озеро. Нам и в голову не пришло искать тебя там.

— Саремес солгала мне... — начал было Кулл.

Но его слова утонули в шуме возбужденных голосов советников, требовавших, чтобы царь никогда больше не исчезал, бросив Валузию на произвол судьбы.

— Тише! — проревел Кулл, воздев руки к потолку. В его глазах загорелся опасный огонек. — Валка и Хотат! Что я вам — младенец, чтобы меня отчитывали за шалости? Ту, что здесь произошло?

В тишине, наступившей после вспышки царского гнева, снова заговорил Ту:

— Ваше Величество, нас с самого начала водили за нос. Говорящая кошка — сплошной обман. Это — мошенничество.

— Что?

— Ваше Величество, разве вы никогда не слышали о людях, которые могут говорить так, что кажется, будто говорит совсем другой человек?

Кулл густо покраснел.

— Да, во имя Валки! Я настоящий дурак, раз позабыл об этом! Старый колдун из Лемурии обладал этим даром... Но кто же говорил за...

— Китулос! — воскликнул Ту. — И я оказался таким же дураком, не принимая его в расчет. Пусть он и раб, но он же величайший ученый Валузии и мудрейший человек во всех Семи Царствах. К тому же он раб этой злодейки Делькарды, которая — слава богам! — уже корчится на дыбе.

Кулл громко чертыхнулся.

— Да, — помрачнев уверил Ту своего господина. — Когда я узнал, что вы ускакали неведомо куда, я заподозрил измену. Тогда я и припомнил, что Китулос обладает способностью чревовещания, а также то, что кошка всегда рассказывала вам лишь о мелочах, но никогда не произносила великих пророчеств, придумывая путаные отговорки. Тогда-то я понял, что Делькарда подсунула вам эту кошку и Китулоса, чтобы одурачить вас и втереться в доверие, а потом обречь вас на смерть. Я послал за Делькардой, приказал пытать ее и она во всем созналась. У нее были коварные планы... И подумайте только, раб должен был день и ночь сопровождать Саремес. Как же иначе, раз ему приходилось чревовещать и морочить вам голову.

— А где же Китулос? — спросил Кулл.

— Он исчез, когда я явился в покои Саремес и...

— Эй, Кулл! — донесся до царя чей-то жизнерадостный голос, и в дверях появился мужчина, похожий на бородатого эльфа. Его сопровождала стройная испуганная девушка.

— Ка-ну и Делькарда! Так, значит, палачи еще не выпытали все твои тайны!

— Ваше Величество! — воскликнула красавица, бросившись к царю и упав на колени пред ним. Она обвила руками могучие ноги Кулла. — Ваше Величество, они обвинили меня в ужасных вещах! Может быть я и виновата в том, что обманула вас, господин мой, но я не желала вам ничего плохого! Я хотела только выйти замуж за Кулра Тума!

Кулл поднял девушку на ноги. Он еще сердился, но ему было жаль красавицу. Видно было, что девушка очень испугана и раскаивается.

— Кулл, — воскликнул Ка-ну. — Хорошо, что я вернулся именно сейчас, а не то ты с Ту перевернул бы все царство с ног на голову!

Советник скривился, но ничего не сказал. Он постоянно ревновал к посланнику пиктов, который тоже был ближайшим советником Кулла.

— Я возвращаюсь и что же вижу? Во дворце суета, люди бегают, вопят и толкаются, непонятно зачем. Я отправил Брула и его всадников поискать тебя, а сам заглянул в камеру пыток — куда же мне еще было идти, раз уж Ту здесь раскомандовался...

От этих слов советник скривился еще сильнее.

— Да, в камеру пыток, — продолжал Ка-ну совершенно невозмутимо. — Там я обнаружил, что куча дураков собирается пытать маленькую Делькарду. Она рыдала и готова была признаться во всех смертных грехах. Только вот палачи Ту почему-то ей не верили. А ведь она всего лишь шаловливый ребенок. Вот я и притащил ее сюда. Послушай, Кулл, Делькарда говорила правду, утверждая, что Саремес — ее гостья и что эта кошка невероятно стара. Правда и то, что она кошка Древних, и что умней других кошек. Она приходит и уходит, когда ей это угодно. И все же она обычная кошка. У Делькарды были друзья среди придворных. Они-то и сообщили девушке о таких мелочах, как письмо, спрятанное в ножнах клинка, и об излишке в казне. Придворный, принесший весть, был одним из друзей Делькарды. Обнаружив излишек, он вначале сообщил об этом Делькарде, а потом царскому казначею. Ее “шпионы” были самыми верными твоими сторонниками. Их сообщения не приносили тебе вреда. Они знали, что Делькарда не может замыслить ничего дурного. Девушка же думала, что Китулос, говоря устами Саремес, завоюет твое доверие мелкими пророчествами. А потом убедит тебя разрешить ей выйти за Кулра Тума, она хотела добиться осуществления ее единственного заветного желания.

6
{"b":"10585","o":1}