ЛитМир - Электронная Библиотека

Сюзанна Энок

Неисправимый повеса

Пролог

— И джентльмену следует понимать, что леди, хвала Господу, тоже не обделена разумом и имеет обо всем собственное мнение.

Эвелина Раддик со стуком отставила свою чашку с чаем, удивляясь тому, как это разговор, который они с подругами завели о нравах мужчин, стал настолько… горячим. Казалось, она уже примирилась с тем, что все особы мужского пола возмутительно невыносимы, но в глубине души ее явно не радовало это обстоятельство.

Люсинда Барретт и леди Джорджиана Халли, как обычно с безупречным остроумием, справедливо перемывали косточки всей мужской породе; да и она, черт возьми, тоже была сыта по горло эгоизмом и самонадеянностью мужчин. Ведь каждый одетый в брюки и галстук представитель рода человеческого мог позволить себе совершенно не считаться ни с ее мнением, ни с чувствами. Весьма характерная манера поведения мужчин. Это может показаться нелепым, но ведь нужно бороться с их высокомерным и эгоистичным поведением!

Люсинда поднялась и, подойдя к письменному столу в другом конце комнаты, достала несколько листков бумаги.

— Это следует записать, — сказала она, раздавая их подругам. — Мы трое пользуемся большим влиянием, в особенности на так называемых джентльменов, к которым эти правила следует применять.

— И мы оказали бы услугу многим леди, — сказала Джорджиана. По мере того как она успокаивалась, выражение ее лица становилось все более задумчивым.

— Но эти записи не могут пригодиться никому, кроме нас. Если от них вообще будет толк. — Скептически оценивая полезность подобной затеи, Эвелина тем не менее взяла карандаш, который ей протягивала Люсинда.

— О, конечно же, они будут очень полезны — когда мы используем наши правила наделе, — возразила Джорджиана. — Я предлагаю, чтобы каждая из нас выбрала некоего мужчину и обучила его всему, что ему необходимо знать, дабы должным образом произвести впечатление на леди.

— И да поможет нам Бог! — Люсинда стукнула рукой по столу.

Эвелина переводила взгляд с одной подруги на другую. Ее брат скорее всего стал бы бранить ее за то, что она впустую тратит время. А это значит, ему не следует ничего знать. Возможно, он навсегда останется в Индии и, таким образом, оставит им для перевоспитания на одного повесу меньше. При этой мысли она улыбнулась и придвинула ближе чистый лист бумаги. По правде сказать, было приятно чувствовать, что она занята важным делом, что кто-нибудь сможет извлечь из этих записей хоть какую-то пользу.

Начав писать, Джорджиана рассмеялась:

— Мы можем опубликовать наши правила. Представляете, «Уроки любви», написанные Тремя Выдающимися Леди.

Перечень правил Эвелины

1. Никогда не перебивайте леди, когда она что-нибудь говорит вам. Не думайте, будто бы то, что вы собираетесь сказать, более важно.

2. Если вы спрашиваете мнение леди, дождитесь, пока его услышите. И ни в коем случае не высмеивайте его.

3. Джентльменское поведение заключается не только в

том, чтобы открывать двери. Чтобы произвести благоприятное впечатление, вам следует беспокоиться о нуждах леди по меньшей мере так же, как о своих собственных.

4. Когда леди хочет заняться каким-нибудь делом или принять на себя определенные обязанности, не делайте вид, что это всего лишь ее сиюминутная прихоть.

Эвелина откинулась назад, взглянула на написанное и подула на лист, чтобы удалить крошки графита от карандаша. Ну вот. Это должно сработать. Теперь ей нужно только найти жертву, или, лучше сказать, объект обучения. Она усмехнулась:

— Это будет весело.

Глава 1

Бесправный, как дитя, и мальчик полетам,

Душою преданный убийственным страстям,

Не ведая стыда, не веря в добродетель,

Обмана бес и лжи сочувственный свидетель,

Искусный лицемер от самых ранних дней,

Изменчивый, как вихрь на вольности полей,

Обманщик скромных дев, друзей неосторожных,

От школьных лет знаток условий света ложных…

Байрон. Дамет[1]

Год спустя

— Право, я думаю, что тебе не стоит так из-за этого волноваться, — проговорила Эвелина Раддик, отступая от своего брата. — Мы с Люсиндой Барретт дружны с тех самых пор, как вместе вышли в свет.

Виктор снова шагнул к ней, его голос звучал резко и раздраженно.

— Дружите где-нибудь в другом месте, — ответствовал он. — У ее отца нет даже права голоса в парламенте. И сегодня мне нужно, чтобы ты поболтала с леди Гладстон.

— Мне не нравится леди Гладстон, — пробормотала в ответ Эви. Виктор сильно сжал ее руку, чтобы девушка больше не могла отойти от него, и ей пришлось проглотить уже почти сорвавшееся с губ проклятие. — Она пьет виски..

— А ее муж — влиятельный землевладелец в Западном Суссексе. Смириться с небольшой слабостью собеседницы и получить взамен место в палате общин — по-моему, цена совсем не велика.

— Тебе легко говорить, она же не на тебя будет дышать! Виктор! Я приехала сюда сегодня, чтобы потанцевать и пообщаться со своей подру…

Брат нахмурил брови.

— Ты приехала сюда сегодня, потому что я привез тебя. А сделал я это лишь для того, чтобы ты помогла мне в моем деле.

Оба они знали, что Эвелина проиграла этот спор, когда тот еще не начался. Ей зачастую казалось, что Виктор нарочно позволяет ей спорить с ним, чтобы потом в очередной раз поставить на место.

— Ох-ох-ох… Мне гораздо больше нравилось, когда ты жил в Индии.

— Гм… И мне тоже. А теперь ступай, пока кто-нибудь из закадычных друзей Плимптонов не добрался до леди Гладстон первым.

Изобразив на лице вежливую и дружелюбную улыбку, Эвелина побрела по краю наполненного танцующими парами зала, пытаясь отыскать очередную надежду своего брата на дополнительные голоса. По правде говоря, пристрастие леди Гладстон к спиртному не так уж сильно досаждало Эвелине. Будучи на тридцать лет моложе своего мужа, виконтесса страдала и куда более пагубными пристрастиями, чем пить виски. До Эвелины уже дошел слух, что самое худшее из них тоже будет на этом балу сегодня вечером.

Она нашла леди Гладстон в небольшом алькове неподалеку от оркестра. Виконтесса сидела, развалившись в кресле и склонив голову набок, изумрудно-зеленый шелк платья облегал соблазнительно выступающие выпуклости ее фигуры. Но что обескураживало еще больше, так это то, как близко склонился над ее плечом какой-то мужчина: его лицо почти касалось ее уха, а темные локоны переплетались с блестящими золотыми завитками леди Гладстон.. В консервативном и благопристойном бальном зале леди Далмер все это казалось более чем неуместным.

Несколько мгновений Эвелина колебалась. Может, ей стоит сделать вид, что она ничего не заметила, и просто уйти потихоньку? Но тогда она лишь даст Виктору еще один повод назвать себя глупой или пустоголовой. Поэтому девушка просто стояла в стороне, пока вдруг не почувствовала себя неловко оттого, что вроде как подглядывает. Не в силах больше терпеть, она легонько откашлялась.

— Леди Гладстон?

Виконтесса подняла на нее свои темные глаза.

— Сент! Похоже, у нас появилась компания! — тихо хихикнула она.

Мужчина, склонявшийся все это время над плечом виконтессы, выпрямился в полный рост. Его немного удивленные глаза на безукоризненно мужественном лице небрежно скользнули по фигуре Эвелины, оглядев ее от кончиков туфель до прически. Девушка тут же залилась густым румянцем, который не смогла бы сдержать, даже если бы от этого зависела ее жизнь.

Все юные леди, небезразличные к своей репутации, стараются держаться подальше от высокого и статного, дьявольски красивого маркиза де Сент-Обина. И если бы не политические амбиции, Виктор никогда не позволил бы Эвелине и близко подходить к леди Гладстон именно по этой причине.

вернуться

1

Пер. А. Блока.

1
{"b":"106","o":1}