ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Если бы наши тела могли говорить. Руководство по эксплуатации и обслуживанию человеческого тела
Там, где кончается река
Издержки семейной жизни
Неоконченная хроника перемещений одежды
Гортензия
Сновидцы
Перебежчик
Постарайся не дышать
Латеральная логика. Головоломный путь к нестандартному мышлению

— Мое первоначальное предложение остается в силе, — низким голосом проговорил он. Взяв карандаш из ее пальцев, он поднял девушку на ноги. От его прикосновения по спине Эвелины побежали мурашки. — Делить со мной постель вам понравится куда больше, чем находиться здесь.

Он коснулся большим пальцем ее губ, и Эвелина перестала дышать. Двигаясь очень медленно, как будто бы они были не в девчачьей спальне с распахнутыми дверями, а в уединенном будуаре, Сент взял из ее руки бумаги и положил их на одну из кроватей.

— Что вы делаете? — нервным шепотом спросила она.

— Собираюсь поцеловать вас, — ответил он настолько спокойно, как будто бы обсуждал наилучшие способы ухода за столовым серебром.

Эви смотрела на его рот, на разомкнутые чувственные губы. Она одернула себя, не желая поддаваться его понимающему взгляду, его сильному и твердому телу. Она знала, что могла бы многому у него научиться, но эти уроки разрушат всю ее жизнь. Уже многие женщины пали жертвами его чар, и где они теперь?

— Так в-вы воображаете себя Ричардом Третьим? — выдавила она из себя, пятясь назад, пока не наткнулась на край кровати.

Он нахмурился.

— Не понял.

— Ричард Третий соблазнил свою невестку прямо над бездыханным телом брата.

— Это я знаю, — резко проговорил он, покрыв разделявшее их расстояние одним большим шагом. — И что же делает меня безобразным и горбатым претендентом на трон?

— Вы вовсе не такой, милорд. Я хотела сказать…

— Сент, — поправил он, касаясь ее волос.

Она чувствовала себя так, словно он собирается съесть ее заживо. У нее задрожали ноги.

— Сент, — исправилась она.

Боже милостивый! Если он и вправду собирается поцеловать ее и если кто-нибудь их увидит, ее на всю оставшуюся жизнь отправят в Западный Суссекс, а мама и Виктор попросту отрекутся от нее!

— Я хотела сказать вот что: вы говорили, что считаете меня несведущей и бесполезной, и после этого, пользуясь моим отчаянием, хотите соблазнить меня.

На короткое мгновение выражение его глаз изменилось, но тут же снова стало прежним, когда маркиз рассмеялся.

— Вы вовсе не бесполезны. Вы просто перешагнули все границы, которые добропорядочная девушка должна соблюдать.

Очевидно, что женщины ему верят, а иначе Сент-Обин не рискнул бы сказать нечто настолько смехотворное. Эвелина понимала, что его последнее заявление более чем нелепо. Она задавалась вопросом, не слышит ли он, как колотится ее сердце. Его взгляды и само его присутствие были обольстительны, и то, что она до сих пор не пала жертвой его чар, очень поддерживало Эвелину и придавало сил и уверенности.

— И видимо, самое место этой добропорядочной девушке — у вас в постели?

Он кивнул, наклоняясь, его глаза не отрывались от ее губ.

— Да.

— Тогда, должно быть, ваша постель — обиталище весьма многолюдное, — проговорила Эви, отступая в сторону и собирая свои бумаги. — Не думаю, что для меня там найдется место.

— Эвелина…

— А теперь я хотела бы посмотреть спальню мальчиков, — заявила она, направляясь к дверям. Она с трудом сдерживалась, чтобы не пуститься бежать.

До этого момента Эвелина не знала, что можно чувствовать злость и… радостное возбуждение одновременно. Раньше за ней не ухлестывали всем известные распутники и повесы, и вот теперь… ее хотел поцеловать самый опасный и самый красивый из всех… и не только поцеловать. Все это даже немного опьяняло. И это несмотря на то что он так явно выразил свое пренебрежение к ее умственным способностям.

Оказавшись в коридоре, Эви замедлила шаг и нахмурилась. А может, он вовсе не пытался соблазнить ее, а просто еще раз хотел заставить уйти, так и не осуществив до конца свой план?

— А как вы оказались связаны с приютом? — отважилась она на вопрос, не зная, чего ей больше хочется: чтобы его действия были и вправду попыткой ее соблазнить или же способом отвлечь внимание от главного.

— Неудачное стечение обстоятельств, — ответил он, подходя.

— А я думала, что такие люди, как вы, не верят в удачу.

— Иногда случается так, что одного только мастерства недостаточно. И именно такие случаи я называю неудачными.

— И что же за неудача привела вас сюда?

Он улыбнулся, но лицо его выглядело невеселым.

— Вы можете делать вид, что вас интересует то или это, но когда все ваши планы сводятся к конфетам и глупым песенкам, мы оба понимаем, почему вы здесь на самом деле.

— И почему же, милорд? Не из-за вас ли? Неужели вы думаете, что хоть одна уважающая себя женщина захочет, чтобы ее видели в вашей компании? Вдобавок к этому хочу сказать, что вверенный под вашу ответственность приют является самым жалким и убогим заведением для бедных, какое я когда-либо видела.

По правде говоря, этот приют был единственным подобного рода заведением, которое она видела, но Сент-Обину вовсе не обязательно об этом знать. Сент пробормотал что-то себе под нос, и Эви решила, что ей лучше не вслушиваться. Прежде чем она снова стала задавать вопросы о его мотивах, Сент схватил ее за плечо и прижал к стене.

Он не тянул и не толкал, вообще не применял очевидной силы, но Эви не смогла бы вырваться, даже если бы постаралась. А в тот момент она была слишком шокирована, чтобы вырываться.

— Не забывайте, — прошептал он, приближая к ней свое лицо, — что вы уже в моей компании. И когда так явно провоцируете меня, должны ожидать вполне определенных последствий.

Наклонившись еще ниже, он провел губами по ее рту — мягкими, теплыми. После чего снова выпрямился.

— Ну так что? — спросил он. На его лице играла обычная легкая и циничная ухмылка. Сент махнул рукой в сторону коридора.

Мысли у Эви в голове перепутались.

— Вы… вы, сэр, такой… мерзавец!

Сент-Обин остановился, развернулся и снова подошел к ней. Эви постаралась набрать воздуха, чтобы сказать ему что-нибудь еще более яростное и оскорбительное, но в этот момент Сент приник к ее губам жгучим требовательным поцелуем. Прижав Эвелину к стене, маркиз поднял голову девушки. Будто сквозь туман Эвелина слышала, что бумаги упали на пол, в то время как ее руки вцепились в черный сюртук.

Опытный или нет, изнуренный или нет, но как целоваться, маркиз де Сент-Обин знал прекрасно. Несколько раз случалось так, что ухажеры, набравшись храбрости, пытались ее поцеловать. Это было приятное ощущение, однако возможности сравнить у нее не было. До сегодняшнего дня.

Жар охватил все тело, а пальцы на ногах свело.

«Перестань целоваться с ним!» — твердил внутренний голос.

Но все же именно Сент-Обин прервал их поцелуй. Глядя на нее с расстояния в пару дюймов, он облизнул губы кончиком языка, как будто бы только что съел что-то вкусное.

— По вкусу ты как мед, — проговорил он хриплым шепотом.

У Эвелины было ощущение, что она стоит посреди поля боя: в ушах шумело, ноги ослабли и тряслись, и ею владело отчаянное желание убежать отсюда, скрыться, спрятаться.

— Пе… перестаньте! — пропищала она, толкая его в грудь.

— Я уже перестал.

Ее усилия не сдвинули его ни на дюйм. Напротив, взгляд Сента снова опустился к губам девушки.

— Любопытно, — пробормотал он, будто бы сам себе, еще раз проведя пальцем по ее губам.

Эвелина с трудом пыталась перевести дух.

— Что любопытно?

Сент, отстраняясь, пожал плечами:

— Ничего. Теперь вы желаете, чтобы я проводил вас в спальню мальчиков?

— Именно это я и сказала вам несколько минут назад, — резко проговорила она, наклоняясь, чтобы поднять свои заметки. Сент-Обин даже не шевельнулся. Пальцы девушки дрожали, она быстро схватила бумаги и прижала их к груди.

Он повел ее по коридору. Несколько мгновений тишины Эви использовала, чтобы поправить шляпку, а заодно попытаться привести в порядок растрепанные мысли. Как благовоспитанной и уважающей себя девушке ей следовало дать Сент-Обину пощечину и убраться из этого здания подальше. Но тогда она не смогла бы помогать приюту, а это было для Эвелины крайне важно.

10
{"b":"106","o":1}