ЛитМир - Электронная Библиотека

И Боже упаси его встретить женщину, которую он полюбит и захочет жениться. С его репутацией ни одна приличная женщина не захочет принять его ухаживаний. Один только его интерес к ней может погубить. Эви знала на собственном опыте, что даже его случайные приставания и насмешки могут быть опасны.

Эвелина вышла на лестницу. Сент ждал там и выглядел при этом совершенно спокойно, словно это не он только что задирал ей юбку почти до талии и пытался просунуть язык до горла. Возможно, это для него обычное дело. Наверное, он действительно нуждается в уроках и воспитании. Не меньше, чем сироты. Да, выбор его в качестве объекта обучения был отличной идеей, что бы там Люсинда с Джорджианой ни думали относительно шансов на успех. И это не имеет никакого отношения к тому, что его прикосновения и поцелуи приводят ее в трепет.

— После вас, моя храбрая Эвелина, — сказал он, пропуская ее вперед на лестницу.

Она сразу же вспомнила предостережение Дэра никогда не поворачиваться к Сенту спиной. Но находиться с ним лицом к лицу было столь же опасно. И если ему суждено когда-нибудь научиться вести себя пристойно, кто-то же должен показать пример.

При каждом шаге Эвелины вверх по ступенькам из-под подола платья на краткий миг появлялись изящные туфельки и лодыжки. Сент немного отстал, очарованный мельканием ее ног.

Он совсем лишился разума. Это было единственное объяснение. Ради всего святого! За свою жизнь он перевидал больше обнаженных женских ног, чем был в состоянии сосчитать. Прелестные девственные лодыжки были ему внове, но они соединялись с частями, обработку которых он знал в совершенстве.

Почти обезумев от желания, он поднял взгляд на ее покачивающиеся бедра, но даже это зрелище не смогло возбудить его еще больше. Все это просто не имеет смысла! Даже любовницы, хорошо знавшие, как доставить мужчине удовольствие, не пробуждали в нем подобных ощущений. Уже долгое время он ни к кому не испытывал такого вожделения.

— Мы открыли окна! — крикнул один из мальчиков сверху. — А эти ведь здесь не для нас, или как?

Эвелина, нахмурив брови, взглянула на Сента через плечо.

— Кто здесь и для кого?

— Увидите.

— Не уверена, что мне этого хочется, — пробормотала она, а Сент ухмыльнулся.

Они взобрались по лестнице, и Сент догнал Эвелину, когда она подошла к широким двойным дверям старинного бального зала. Краска и обои лохмотьями свисали со стен, а два из только что открытых окон были разбиты. Но деревянный пол был в хорошем состоянии. Однако Эвелина не стала разглядывать все это. Ее внимание привлекли дети, сидевшие вдаль-нем конце комнаты. Ребятишки шумно толпились вокруг них. Она повернулась к Сенту лицом.

— Оркестр?

— Я подумал, выйдет неплохое развлечение, — сказал он самым невинным тоном. Во всяком случае, он надеялся, что это звучит невинно. Ему уже долгое время не приходилось пользоваться этим определением.

— Ну и ну, вот это сюрприз, — уступила она. — Но как я смогу разговаривать с детьми, если оркестр будет играть? Вы не должны были…

— Пусть они сыграют, лорд Сент-Обин!

Сент подавил улыбку. Чем больше расстроится Эвелина, тем лучше для него.

— Вы слышали мальчика, — сказал он, повысив голос, чтобы перекричать ребят. — Сыграйте нам вальс.

— Вальс? Вы не можете…

Оркестр начал с громкого вступления. Дети завопили и принялись скакать и кружиться по комнате. Это напоминало сцену из «Вальпургиевой ночи».

Превосходно!

— Музыка пробуждает дикарские инстинкты, вы согласны? — спросил он, наблюдая игру разочарования и недовольства на выразительном лице девушки.

— Это не дикари, — огрызнулась Эви. — Они просто дети.

— Я имел в виду себя. — Сент посмотрел на кутерьму, творящуюся в комнате. — Но вы в этом твердо уверены?

— Да. Сейчас же заставьте их прекратить играть, или это сделаю я.

Он пожал плечами:

— Как хотите. Думаю, однако, мне следует предупредить вас, что вы рискуете утратить свою популярность.

К его удивлению, ее светло-серые глаза наполнились слезами.

— Хорошо, — вымолвила она, прелестно всхлипнув. — Вы правы. Они заслуживают небольшого развлечения. Бог свидетель, скакать по комнате гораздо интереснее, чем заниматься арифметикой.

Проклятие! Женщины постоянно использовали против него слезы, и он считал это эгоистичной попыткой манипулировать им. Но Эвелина старалась скрыть свои слезы и отвернулась, чтобы он — и сироты — ничего не заметили.

— Может быть, мы могли бы научить их считать до трех, — предложил он, взяв ее за плечо и повернув снова лицом к себе. — Потанцуйте со мной.

— Что? Нет! Вы…

— Давайте, Эвелина Мария. Покажем им, как занимательна может быть арифметика.

Прежде чем она сумела воспротивиться, он обвил рукой ее тонкую талию, другой рукой сжал ладонь и закружил девушку в вальсе. Она могла вырваться, поэтому он начал громко считать вслух, двигаясь в толпе детей.

Эви танцевала прекрасно, а поскольку в данный момент не опасалась возможного скандала из-за того, что ее увидят в компании с маркизом, расслабилась и отдалась танцу с таким пылом и радостью, которые Сент не мог не оценить по достоинству.

— Раз, два, три, — напевала она вместе с ним. — Раз, два, три. Давайте все! Присоединяйтесь к нам!

Эвелина взглянула на Сента с улыбкой, и его сердце как-то странно и необычно сжалось в груди.

— Потанцуйте с одной издевочек, — сказала она, выскользнув из его объятий. — Мы всех их научим.

Прежде чем он успел возразить, что не собирается танцевать ни с кем, кроме нее, она подхватила одного из младших мальчиков. Сент заметил, что парень наступил ей на ногу. Эвелина только рассмеялась.

Все пошло не так. Он привел оркестр, чтобы сорвать все планы, которые она наметила надень, и получить возможность подержать ее в руках. А теперь, из-за того, что его взволновали ее слезы, Сент, судя по всему, вдохновил Эвелину научить танцевать вальс с полсотни сирот, которые в жизни не видели музыкальных инструментов.

Она снова пронеслась в танце мимо него, на этот раз держа за руки двух мальчиков.

— Ну же, давайте, милорд, не стесняйтесь, — со смехом поддразнивала она. — Выбирайте партнера.

— Я уже выбрал, — пробурчал он себе под нос. Благовоспитанной девчонке удалось его провести. Это привело маркиза в замешательство. Со вздохом он выбрал одну из старших воспитанниц и повел в танце.

— Нет, дело в том, Доналд, что бесполезно выступать с какой-либо законодательной инициативой, если у нас нет достаточного количества голосов, чтобы ее поддержать.

Виктор Раддик откинулся назад в переполненной карете, сохраняя спокойное, заинтересованное выражение лица, которое он тренировал неделями. Он добивался аудиенции у принца Георга с момента своего возвращения из Индии, но даже представить себе не мог, что ему придется сопровождать принца-регента на прием к Хоуби в компании еще пятерых подающих надежды представителей палаты общин. Видимо, никто сегодня не собирался забрасывать экипаж принца гнилыми плодами.

— Но если мы внесем законопроект, Виктор, — ответил Доналд Тремейн, высокий лоб которого был покрыт испариной, — мы тем самым заявим о своей решимости добиться его принятия.

Виктор еле удержался от стремления отереть пот с собственного лба. День и без того был достаточно жарким, что уж говорить об атмосфере в закрытой тесной карете с тучным принцем и его нервозным окружением.

— А наша слабость в том, что его могут отклонить.

— Какая решимость! — одобрил принц-регент. — Если только проклятый Питт не сможет устоять, мы будем представлять жалкое зрелище.

«Если бы только поддержка принца Георга могла обеспечить голоса, мы бы победили», — про себя поправил его Виктор. Скорее всего, если он будет замечен в компании старого дурака, это пагубно отразится на его карьере. Но при этом, если его планы не будут одобрены принцем, у него останется очень слабая надежда попасть в парламент.

22
{"b":"106","o":1}