ЛитМир - Электронная Библиотека

— Сент…

Маркиз протянул руку за дверь, достал ключ и запер камеру изнутри.

— Я говорил тебе, что так не может больше продолжаться. — Он хищно, по-кошачьи, улыбнулся. — И я сказал также, что ты будешь первой, кто ответит за это.

А следующими будут дети и приют. Этого нельзя допустить. Эви попыталась выхватить ключ, но Сент поднял его над головой, не давая Эви дотянуться. Не сумев остановиться в своем броске вперед, она ударилась о его обнаженную грудь, и они оба врезались в стену.

— Интересная стратегия, — пробормотал он, обхватив Эви свободной рукой и крепче прижав к себе. Мгновение он смотрел ей в глаза, затем наклонился и поцеловал.

Это был жаркий, глубокий поцелуй с приоткрытыми губами и проникающим языком. Такой поцелуй, который предполагал, что они здесь одни и никто не придет искать их — искать ее — в течение долгих часов. Эвелине нужно было непременно выйти отсюда и снова запереть его ради спасения приюта. Но где-то в глубине души она была убеждена, что раз он целовал ее так, то не мог думать о побеге.

Эвелина ответила на его поцелуй, и жар охватил ее всю, с головы до пят. Ее руки, уже дотянувшись было до ключа, утонули в его влажных темных волосах. Она задавалась вопросом, были ли и остальные женщины так же одурманены, так же потрясены его ласками. Он слегка приподнял ее подбородок и принялся медленно, страстно целовать лицо. Сердце девушки бешено забилось. Тяжело дыша, Эвелина старалась теснее прижаться к нему.

— Ты сводишь меня с ума, — задыхаясь, с упреком произнесла она, прильнув к его влажной обнаженной груди.

Сент покачал головой, отвернувшись только на миг, чтобы забросить подальше ключ от двери.

— Это ты сводишь меня с ума! — прорычал он.

Его рот, язык и зубы пошли в ход; он повернулся так, что она оказалась прижата спиной к стене. За секунду он расстегнул накидку и накрыл ладонями груди. Даже сквозь тонкий муслин платья Эвелина почувствовала жар его прикосновения, и у нее перехватило дыхание.

— Сент, прошу тебя! — почти рыдала она, пытаясь снова отыскать его губы.

— Просишь чего? — громко спросил он и прижал девушку к себе. Подобно искусному арфисту, перебирающему струны, он пальцами пробежался по ее спине и расстегнул платье. Снова коснувшись спины, он спустил платье до локтей, так что ее руки оказались стянуты тонкой тканью. Прежде чем она успела ответить или даже вздохнуть, он обеими руками ухватил сорочку, единственную вещь, которая скрывала грудь от его сверкающих глаз, и сильно рванул.

— О, Сент, пожалуйста…

— Майкл, — прошептал он в ответ, посмотрев ей в глаза. — Называй меня Майкл.

— Майкл, — с трудом вымолвила Эвелина, а затем не смогла даже дышать.

Он пробежался пальцами по грудям, описывая все более тесные круги, пока его большие пальцы не достигли сосков. Под прикосновением они затвердели, превратившись в нежные бутоны.

— Боже ми… милостивый.

— У тебя такая нежная кожа, — прошептал он и опустил лицо. — Такая нежная.

Одной рукой продолжая ласкать левую грудь, он тем временем языком и губами касался правой груди, также как прежде делал это пальцами. Когда он взял сосок в рот, Эвелине показалось, что она теряет сознание.

Переполненная новыми ощущениями, Эвелина приподняла подбородок и закрыла глаза. Она не могла пошевелиться, не хотела двигаться, а тем временем сладкий жар распространялся вниз по телу и сосредоточился глубоко между ног. Наполовину связанными руками она смогла дотянуться только до его талии, и она вцепилась в него, стараясь притянуть ближе, стремясь соединиться с ним.

Он оставил ее груди, и Эвелина снова открыла глаза.

— Не останавливайся, — попросила она, смущенная остротой желания, прозвучавшего в ее собственном голосе.

— И не собираюсь, — почти беззвучно ответил он, стаскивая вниз рукава платья. Теперь ее руки были свободны, а тонкая ткань соскользнула к ногам.

Встав на колени, он принялся медленно, дюйм за дюймом, надрывать сорочку, пока не разорвал донизу. Каждую частичку кожи, которая появлялась перед ним, он покрывал поцелуями. Его губы последовательно двигались вниз, по животу, через пупок, через пушок темных волос у вершины бедер и дальше к коленям.

— Подними ногу, — распорядился он и снял изящную туфлю, а вместе с ней и платье. Повторив действие с другой ногой, он снова двинулся вверх по ее телу, лаская ее руками и ртом, пока не достиг вершины бедер. И тогда он проник пальцем внутрь ее.

— О Боже, — всхлипнула девушка, и ноги ее задрожали.

— Ты влажная, — прошептал он. — Для меня.

— Майкл.

— Тшш, — продолжал он тем же хриплым голосом, вставая и стаскивая вверх к ее плечам порванную сорочку. — Я хочу тебя, Эвелина Мария. Я хочу быть глубоко внутри тебя.

Подняв на руки, он отнес ее несколькими футами дальше, на свой матрас и мятые одеяла, и опустился на колени, чтобы положить свою ношу. Он хотел снять сапоги и сморщился от боли, когда снимал левый.

— Ты ранен, — нетвердо сказала она, пытаясь вернуться к реальности.

— У меня распухла лодыжка. Через минуту ты заплатишь за это.

— Я…

— Из-за тебя у меня распухло кое-что еще.

Он снял ремень и поспешно расстегнул брюки. Спустив их вниз, он освободил свою плоть — возбужденную, твердую и огромную.

— О Господи!

— Теперь ты видишь обнаженного мужчину, возбужденного от желания, — продолжал он, склоняясь и лаская губами грудь.

Расположившись между колен, он отбросил в сторону брюки и, раздвинув ей ноги, придвинулся как можно ближе, так что возбужденная плоть оказалась между ее бедер.

— Майкл, прошу тебя, — прошептала она, обнимая его сильные мускулистые плечи и пытаясь крепче прижать к себе.

Сердце колотилось так сильно и часто, что казалось, она от этого умрет.

— Просишь чего? Скажи, Эвелина Мария. Я хочу услышать от тебя, что ты хочешь, чтобы я овладел тобой.

— Я хочу, чтобы ты овладел мной.

Она понятия не имела, что для этого надо делать, но тело знало. Изогнувшись ему навстречу, она приподняла бедра.

— Пожалуйста, — снова сказала она, — прошу тебя, скорей.

Приподнявшись на руках, он снова прижался губами к ее рту, стараясь языком раздвинуть губы. Она почувствовала, как он медленно скользнул между ее ног.

— Тебе будет больно, — прошептал он, и его дыхание несколько участилось.

— Как…

Он резко послал бедра вперед. Она почувствовала, как он достиг хрупкой преграды, затем с внезапной разрывающей болью преодолел ее и заполнил своей твердыней влажное лоно.

Она вскрикнула, крепко зажмурила глаза и, стараясь отодвинуться от него, сильнее согнула колени. Это заставило его податься вперед, следуя за движением ее тела. Медленно боль прошла… Когда она открыла глаза, он смотрел на нее сверху, лицо застыло от напряжения.

— Боль за боль, — прошептал он, медленно отстраняясь от нее.

— Нет, не уходи, — запротестовала она.

— Я не уйду. — Неспешно он подался вперед, проникая все глубже, пока не погрузился полностью. — А теперь удовольствие за удовольствие.

Он повторил движение, раз за разом проникая в нее медленно и глубоко. Эвелина больше уже не могла соображать, ею владела одна только мысль: какое это наслаждение — ощущать его движения внутри себя. Она чувствовала необыкновенное возбуждение, ее тело сжималось вокруг него, словно знало еще до того, как она смогла это понять, что должно наступить что-то большее. Она испускала стоны вместе с каждым энергичным движением и поднимала навстречу ему бедра, пальцами впиваясь в спину.

— Майкл, о, Майкл, — задыхаясь, бормотала она. Затем, в порыве нарастающей страсти, она забилась в руках мужчины, выкрикивая его имя.

Бедра Сента двигались все быстрее и энергичнее, их движение становилось все настойчивее. Он опустил голову, страстно целуя ее, и содрогнулся, прижавшись к ней.

— Эвелина, — прошептал он, уткнувшись лицом ей в плечо.

Он опустился на нее всем телом, тяжело дыша, надеясь, что не раздавит. По крепкому объятию рук на его талии и медленному расслаблению распростертых под ним ног девушки Сент решил, что она не возражает. Боже милостивый! Если так ведут себя в постели все благонравные девственницы, то он многое упустил.

40
{"b":"106","o":1}