1
2
3
...
42
43
44
...
74

— Слава Богу, — прошептала она и повернулась кругом в поисках укромного местечка, чтобы переждать время о вальса. И застыла на месте.

Маркиз де Сент-Обин стоял не более чем в десяти футах от нее, обмениваясь рукопожатиями с одним из многих своих именитых знакомых, которые не осмеливались игнорировать его на людях. Когда она его заметила, он поднял голову и встретился с ней взглядом. Эви смутно расслышала, как он простился с лордом Треворстоном.

У нее перехватило дыхание. Ноги буквально приросли к полу. Сердце остановилось, и она готова была испустить дух прямо посреди бального зала Алвингтонов. Сент приблизился, слегка прихрамывая на левую ногу, и ей пришла в голову наиглупейшая мысль: по крайней мере не придется танцевать с маркизом.

— Добрый вечер, мисс Раддик, — сказал он с легким поклоном.

Он тоже был одет во все черное, но в отличие от Кларенса Алвингтона его костюм не был затянут или снабжен фальшивыми накладками, да в этом и не было необходимости. Он исхудал и выглядел сурово и просто… убийственно. И необычайно привлекательно.

— Ты проглотила язык, Эвелина? — добавил он тихо, подступив еще на шаг ближе. — Пожелай мне доброго вечера.

— Я сейчас упаду в обморок, — пробормотала она.

— Ну что ж, дерзай.

Закрыв глаза, она сосредоточилась на дыхании. От него нечего ждать помощи. Он скорее всего даже не поддержит ее, если она упадет. Ее сердце продолжало бешено биться, но спустя мгновение слабая дурнота прошла. Она снова открыла глаза и обнаружила, что он все еще смотрит на нее. Выражение его лица не изменилось.

— Лучше?

— Еще не знаю.

Легкое сочувствие мелькнуло в его суровом взгляде.

— Не знаешь? Правда? Пожелай мне доброго вечера.

— До… добрый вечер, лорд Сент-Обин.

Он взглянул через ее плечо.

— На твоем месте я не стал бы утруждать себя похищением Кларенса Алвингтона. Это только слухи, но до меня дошло, что денежные ресурсы семьи Алвингтон значительно истощились.

— Пожалуйста, не говорите таких вещей.

— А кроме того, у тебя уже есть с кем делить постель. Ты определенно не можешь хотеть его.

На мгновение ей показалось, что в его голосе прозвучала ревность. Но Сент не мог ревновать, потому что он заявил, что у него нет сердца.

— Мой брат хочет, чтобы я была с ним любезна. Но что вы здесь делаете? Я думала, вы предпочитаете более сомнительные места.

Он поджал губы.

— Я здесь из-за тебя, любовь моя. Ты решила, что полицейские не осмелятся арестовать тебя на балу у Алвингтонов, да?

О нет!

— Если… если вы решили отправить меня в тюрьму, — прошептала Эвелина, и кровь отхлынула от ее лица, — тогда поспешите с этим. Только, пожалуйста, не позволяйте им втянуть в это детей или мою семью.

— Ты уже просила меня об этом. Ты согласна заплатить цену, которую я запросил за молчание?

Ее сердце бешено забилось.

— Ноя… мы…

— Я снова хочу тебя, Эвелина. — Он склонил голову, внимательно изучая ее лицо. — Разве ты не хочешь меня?

Она еле сдерживалась, чтобы не броситься к нему, несмотря на десятки возможных свидетелей. Слезинка покатилась по щеке, и она незаметно смахнула ее.

— Я только пыталась помочь.

— Я знаю и совсем не собираюсь отправлять тебя в тюрьму, дорогая.

— Вы… — Она не сразу смогла выдавить из себя слова. — Вы не станете этого делать?

Сент покачал головой:

— Это было бы слишком просто. Я собираюсь шантажировать тебя.

— Шантажировать меня?

Одним шагом он преодолел оставшееся небольшое расстояние между ними.

— Теперь ты принадлежишь мне, — тихо сказал он многозначительным тоном, — и за это ты можешь поблагодарить только саму себя.

— Я не буду…

Большим пальцем руки он стряхнул еще одну слезинку с ее щеки.

— Но, боюсь, тебе придется подождать до утра, чтобы узнать, что именно я хочу от тебя. Так что улыбайся и танцуй со своим щеголем, а ночью подумай о том, что может произойти.

— Сент, только обещайте мне — пожалуйста, — что не будете обвинять в случившемся никого, кроме меня.

Маркиз улыбнулся теплой печальной улыбкой, и выглядел он при этом таким милым и желанным.

— Не беспокойся на этот счет. Я полностью виню только тебя.

— Вы в чем-то обвиняете мою сестру, Сент-Обин? — Виктор появился со стороны буфета.

Если бы Эви к этому моменту уже не успела взять себя в руки, появление Виктора точно отправило бы ее на пол. Теперь же она всерьез стала рассматривать возможность сказаться душевнобольной. Тогда ее отправят под замок в Бедлам, но по крайней мере никто уже не сможет возлагать на нее ответственность за совершенные поступки.

— Я обвинил Эвелину в том, что она слишком настойчиво старалась убедить меня поговорить с Принни, чтобы он предоставил вам место в правительстве, — не моргнув глазом сказал Сент. — Хотя тут есть кое-какие возможности: к концу сезона ожидается несколько вакансий. В том числе два места посла, как мне кажется.

Лицо Виктора выражало почти такое же недоверие, которое чувствовала Эви.

— И почему бы мне могла понадобиться ваша поддержка в чем бы то ни было, Сент-Обин?

— Подождите здесь.

Маркиз направился в сторону гостиной Алвингтонов. Как только он отошел достаточно далеко и не мог их услышать, Виктор грубо схватил сестру за локоть.

— Говорил я тебе или нет, чтобы ты держалась подальше от этого человека, Эви? — прорычал он. — Я не могу поверить… — Он покачал головой. — Разве так трудно на один чертов вечер сосредоточиться на выполнении твоих обязательств по отношению ко мне? Я старался оправдать твою взбалмошность молодостью, но теперь начинаю думать, что ты просто тупая и глу…

— Мистер Раддик, — послышался голос Сента рядом. — Позвольте представить вам герцога Веллингтона. Ваша светлость, Виктор Раддик.

Эвелина даже не знала, кто был изумлен больше — Виктор или она. Брат, конечно, опомнился первым. Он выступил вперед и пожал герцогу руку.

— Познакомиться с вами — большая честь для меня, ваша светлость.

— Сент говорил мне, что вы побывали в Индии, — сказал Веллингтон, жестом приглашая Виктора присоединиться к нему. — Скажите, вам не приходилось встречать Мохмара Сингха?

Мирно беседуя, мужчины медленно удалились, оставив Эвелину рядом с Сентом.

— Ради всего святого, как вам это удалось?

— Я умею быть очень убедительным. — Сент пристально посмотрел на нее. — И мне показалось, что это наиболее действенный способ избавиться от твоего упрямого брата. Но не думай, что я сделал тебе одолжение, Эвелина. Веллингтон способен… пообщаться со случайной шлюхой, но он до смерти консервативен. Если бы он узнал, что его новый друг Виктор Раддик — брат той самой обесчещенной, похищающей знатных людей безумной особы, он бы…

— Он бы загубил карьеру Виктора, — тихо закончила она.

— Только помни, что все это между нами, тобой и мной, Эвелина. Ты сама начала эту игру; я только изменил правила. И мы будем играть до конца. Увидимся завтра, любовь моя.

Совершенно ясно, что только ее собственные поступки привлекли к ней пристальное внимание пресыщенного Сент-Обина. Это очень беспокоило Эвелину, и главным образом потому, что он сильно волновал и возбуждал ее.

Но если он собирается продолжать игру, как он это назвал, тогда у нее все еще остается шанс спасти сиротский приют. И Сен-та. И самое себя.

Не так он собирался закончить этот разговор. Но кое-какие мелкие случайности несколько выбили его из колеи. Во-первых, он был… до смешного доволен и рад увидеть Эви. Во-вторых, обрывок фразы, высказанной ее братом, который ему удалось расслышать, буквально взбесил его. А в-третьих, ему хотелось прихлопнуть Кларенса Алвингтона как назойливое насекомое за то, что тот посмел протянуть к ней руки. Он, Сент, был ее первым мужчиной, и теперь она принадлежит ему. Никто другой не смеет посягать ни на ее внимание, ни на нее саму.

Она явно не рассчитала своих сил в этой рискованной проделке, но познакомившись с ней, он нашел, что она далеко не глупа и не эгоцентрична. Эвелина больше думала сердцем, чем головой, но, насколько он мог судить, побуждения ее были чисты как у ангела.

43
{"b":"106","o":1}