ЛитМир - Электронная Библиотека

Значит, она решила переиграть его, пригласив свидетелей. Неплохая стратегия, учитывая, что, если хоть кто-нибудь еще узнает о похищении или о ее последующей неосторожности, он сразу же утратит свою власть над ней. А брат считает ее глупой.

— Лорд Сент-Обин, — сказала Эвелина, не пошевелившись. — Как мило с вашей стороны заглянуть к нам сегодня.

Он улыбнулся.

— Я немного смущен, — произнес он протяжно, ругая ее про себя. Она что, так и не поняла до сих пор, что он понятия не имеет, что значит быть истинным джентльменом? Небольшой намек был бы весьма уместен, так по крайней мере он смог бы попрактиковаться в пристойном поведении, прежде чем рискнуть показаться с этим на публике. — Я надеялся повезти вас сегодня на пикник.

Он поднял сверток, который держал в руке.

— Я привез вам розы.

— Они прекрасны, не правда ли, Эви? — воскликнула мисс Барретт с излишним энтузиазмом.

— Да, действительно. Благодарю вас.

Эвелина знала, что он хотел увидеться с ней наедине. Она также понимала, что он не ограничился бы тем, что просто вручил ей букет роз, пожелал доброго дня и удалился. Однако единственное, что она смогла придумать для своей защиты за короткое время с прошлой ночи до сегодняшнего утра, — это пригласить для беседы своих подруг.

— Мы слышали, вы вынуждены были покинуть город на несколько дней, — сказала Джорджиана, метнув на Эви быстрый взгляд, в котором ясно читалось: «Какого черта он здесь делает?» — Надеюсь, все в порядке?

Маркиз кивнул, прошел вперед и без приглашения уселся на кушетку рядом с Эвелиной.

— Я должен был решить несколько спорных вопросов, — вернулся он к разговору, и его дружеский тон удивил Эвелину, несмотря даже на скрытые намеки. Он никогда не был таким любезным — если на то не было причин.

О, он был невыносим, и, что еще хуже, теперь она знала, какие прекрасные и порочные чувства он мог заставить испытать. По правде говоря… ему, вероятно, приходилось слышать такие комплименты от женщин, которых он постоянно затаскивал в постель, так что у него не было причин менять свое поведение. Эви нахмурилась. Она, конечно, вовсе не ревновала — ей просто жаль было всех этих бедняжек.

Ее подруги были правы: нужно было выбрать другой приют и другой объект для перевоспитания. Кого-то, кто не опустошил бы так ее душу. Но теперь уже слишком поздно что-либо делать. Надо постараться по возможности уменьшить ущерб, который она понесла по собственной глупости.

С опозданием Эви заметила, что все уставились на нее. «Скажи хоть что-нибудь», — приказала она себе.

— Не окажете ли нам любезность остаться с нами на чай?

— Благодарю вас, но нет. Мой грум и фаэтон ждут нас. Он передал ей букет и при этом погладил ее руку. Эвелину охватила нервная дрожь. Она судорожно сглотнула. Люсинда откашлялась.

— Я… и не знала, что вам нравятся пикники, милорд.

— Эвелина сказала, что мне следует больше времени проводить при дневном свете, — ответил он. — Это моя первая попытка. Идемте, мисс Раддик?

О, маркиз был умен. Хоть он и не мог знать о договоре, заключенном тремя девушками, но справедливо предположил, что Эви делилась с подругами тем, в какое смятение приводит ее его неблагородное поведение.

— Я не могу оставить подруг, — сказала она, стараясь, чтобы голос звучал не слишком пронзительно. — Может быть, в другой раз, милорд.

Она встретила взгляд его зеленых глаз и почувствовала, что щеки запылали.

— Сегодня, — прошептал он, склонившись ближе к ее плечу, — или я потрачу это время на то, чтобы отправиться к Принни и завершить нашу сделку.

— Вы этого не сделаете.

Его зубы сверкнули в широкой усмешке.

— Моя кухарка приготовила отличные сандвичи с фазаном, — продолжал он. — Я уверен, что вам они особенно понравятся.

Люсинда и Джорджиана с большим интересом наблюдали за перепалкой, хотя им было слышно далеко не все, что было сказано. Девушки не собирались уходить, пока Эви не подаст им знак, но события этого утра, несомненно, привели их в замешательство. Они видели, что Эвелина тоже в смятении и, более того, сильно взволнована.

— Эви? — Виктор заглянул в комнату. — Лангли сказал мне, что Сент-Обин… А, Сент-Обин, доброе утро.

Даже зная масштаб политических амбиций брата, Эви едва могла поверить своим глазам, когда тот вошел в комнату и протянул руку Сент-Обину. И что еще более удивительно, маркиз встал, чтобы пожать ее.

— Доброе утро. Я пытаюсь похитить вашу сестру на пикник. Боюсь, ее беспокоит, что вы этого не одобрите.

Эвелина задохнулась. Она очень надеялась, что присутствующие отнесут ее растерянность и волнение за счет поведения Виктора, а не слов маркиза. Сент, судя по всему, был совершенно уверен, что теперь он устанавливает правила. И считал своим долгом постоянно напоминать ей об этом, будь он проклят.

Судя по напряженному выражению лица Виктора, он не одобрял ни присутствия Сента, ни его предложения. С другой стороны, он стремился познакомиться с Веллингтоном с момента своего возвращения из Индии, а потому должен был испытывать благодарность маркизу за то, что тот организовал это знакомство.

— Думаю, что могу на один день отпустить Эви, — неторопливо сказал брат, — но с надлежащим сопровождением, разумеется.

Ну конечно. Сент не сможет сказать ничего компрометирующего при ее служанке. Ей следовало бы додуматься до этого. Черт! Ей действительно стоит поработать над собой, чтобы стать изворотливее.

Сент тоже, кажется, понял, что возможность беседы, как и еще кое-чего наедине, безвозвратно исчезает.

— Я взял с собой грума.

Виктор покачал головой.

— Я благодарен вам за прошлый вечер, Сент-Обин, но я не безрассуден. Я отпущу сестру только в сопровождении служанки.

— Ну что ж, прекрасно.

Итак, ему не удалось совсем обыграть ее, но он близок к этому. И они все еще находятся в гостиной ее собственного дома, в присутствии еще троих людей. И если она воспротивится, то Виктор обозлится, что будет грозить новыми неприятностями, а Сент сможет успешно осуществить свою угрозу разделаться с сиротским приютом раз и навсегда. Люсинда и Джорджи, очевидно, поняли, кто победил, поскольку обе встали.

— Как бы там ни было, мне пора уходить, — сказала Люсинда для приличия. — Джорджи, ты все еще хочешь посмотреть новые кружева у Такера?

— Да.

Виконтесса поцеловала Эви в щеку.

— Ты в порядке? — прошептала она ей на ухо.

Эви кивнула.

— Я просто не ожидала, что он изменится так скоро, — сымпровизировала она. Люсинда сжала ей руку.

— Увидимся завтра на концерте Лидии Баруэлл, да?

— На самом деле, — прервал Виктор, провожая их к двери, — Эви должна присутствовать завтра на политическом чаепитии у нашей тетушки Хаутон.

— Тогда увидимся завтра вечером.

— Конечно. Я ни за что не пропущу.

— Не пропустишь что? — спросил Сент, когда Виктор вышел из комнаты проводить девушек.

— «Как вам это понравится» в театре «Друри-Лейн», — ответила она.

— Интересное название.

Эви ждала, что он скажет еще что-нибудь, но он только поднял одну бровь.

— Позови свою служанку, Эвелина, — добавил он, помолчав. — Не будем попусту тратить время, хорошо?

Внезапно ее словно опалило жаром. Судя по всему, он пока не собирался разглашать ее секреты, но она не сомневалась, что все это благородное поведение было лишь маской в какой-то его новой игре.

— Вы можете обмануть их, — тихо сказала она ему через плечо, — но вам не одурачить меня.

— Мне нет нужды тебя дурачить, — ответил он тем же тихим голосом. — Ты принадлежишь мне, не забыла?

Поднимаясь по лестнице, чтобы взять перчатки и позвать Салли, Эви уже в который раз обдумывала все положительные и отрицательные стороны побега из дома. Раньше она хотела сбежать из-за Виктора и его безапелляционных рассуждений о том, как он хорошо разбирается в политике, тогда как ей это никогда не удастся. Теперь же ей хотелось сбежать, чтобы защитить брата. Однако если она исчезнет, никто не сможет удержать Сента от разрушения приюта — и того, что еще осталось от ее репутации.

45
{"b":"106","o":1}