ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну никогда бы не подумала, что такое возможно, — говорила Люсинда, когда Эви, выйдя из задумчивости, прислушалась.

— Прости, о чем ты?

— О твоем очевидном успехе с Сент-Обином. Продолжительный пикник, во время которого, по твоим словам, он вел себя как истинный джентльмен. А вчера вечером он просидел в театре весь первый акт «Как вам это понравится». Я не нахожу этому другого объяснения, кроме твоих уроков благопристойности и приличий.

Да уж, они с Сент-Обином оба вели себя так прилично и благопристойно, что уединились за портьерой в алькове и стоя занимались любовью.

— Я склонна думать, что это всего лишь случайное стечение обстоятельств.

— Он продолжает говорить тебе шокирующие вещи? — спросила Люсинда улыбаясь, и на ее щеках появились ямочки.

— При любом удобном случае, — сказала Эви, чувствуя облегчение от того, что в кои-то веки может сказать правду.

— Но больше он ничего не украл? Только ее девственность.

— Нет. Во всяком случае, я ничего не заметила. Люсинда громко вздохнула.

— Эви, что случилось? По правде? Ты ведь знаешь, что можешь сказать мне все.

— Я знаю. — Нахмурившись, она лихорадочно подыскивала, что бы такое сказать подруге, чтобы та не посчитала ее полной и законченной дурой. — Он отвел мне четыре недели на то, чтобы убедить его относительно приюта. Я уже испробовала… все. Ума не приложу, что бы еще сказать такого, чтобы он передумал. Уже все средства исчерпаны.

Люсинда наморщила лоб.

— Но, Эви…

Холодные щупальца стиснули сердце Эвелины.

— Что такое?

— Я не совсем уверена, так что имей это в виду, — сказала Люсинда, взяв Эви за обе руки и сжимая ей пальцы. — Но вчера я слышала, что парламент одобрил намерение принца Георга расширить новый парк.

У Эви зашумело в ушах, гул становился все громче и громче, так что слова Люсинды едва доносились до нее.

— Нет, — прошептала она.

Ведь он обещал. Четыре недели. Она виделась с ним прошлым вечером, и он ничего ей не сказал.

Эвелина горько рассмеялась. Конечно же, он ничего не сказал. Если бы он только заикнулся, она бы никогда — никогда — не позволила вновь прикоснуться к себе.

А она-то начала уже думать, что он, может быть, постепенно кое-что усваивает. Что он изменился, хотя бы немного, и что, возможно, он даже… беспокоится о ней. По временам он говорил такие приятные вещи, но теперь она поняла, что все это ложь. Все. А она-то считала, что он всегда говорит правду. Что она может доверять ему. Ха!

— Люсинда, — сказала она, чувствуя, как слезы заструились по щекам, — будь добра, окажи мне огромную, огромнейшую услугу.

— Конечно. Чего ты хочешь?

— Мне нужно, чтобы ты отправилась со мной к Сент-Обину домой. Прямо сейчас.

— К Сент-О… Ты уверена?

— Ода. Совершенно уверена.

Люсинда кивнула и пересела вперед.

— Гриффин, наши планы изменились. Пожалуйста, отвези нас в дом лорда Сент-Обина.

Кучер прямо-таки повернулся кругом и уставился на свою хозяйку.

— Мисс Барретт? Вы сказали…

— Ты слышал. Немедленно, будь любезен.

— Да, мисс.

Сент перегнулся через перила.

— Джансен, еще нет известий из Карлтон-Хауса? Дворецкий вышел в холл.

— Нет еще, милорд. Уверяю вас, я сразу же вам сообщу.

— В ту же секунду, — уточнил Сент, снова удаляясь в свой кабинет, где он все утро вышагивал из угла в угол в ожидании разрешения на аудиенцию с Принни. По крайней мере он может заняться спасением приюта, пока пытается решить, каким образом лучше всего отделаться от Алвингтона и обеспечить Раддику желанный высокий пост. Хвала Господу, принц Георг ничего не может сделать без одобрения парламента, чьих-либо денег и тысячи советников. И без отличного бордо.

Он снова подошел к двери.

— Джансен, мне нужен ящик моего лучшего бордо.

— Я позабочусь об этом, милорд.

По-прежнему держать приют открытым — значит оставаться прикованным к этому проклятому месту. Но не навсегда, напомнил он себе чертыхаясь. Только до тех пор, пока он не решит, как же поступить с Эвелиной. Может, подвернется удобный случай или же, возможно, удастся затянуть сооружение парка на несколько месяцев.

Джансен поскребся в полуоткрытую дверь.

— Милорд?

— Ты нашел бордо?

— Ах нет, милорд. К вам посетители.

— Меня нет дома.

— Это дамы.

— Тогда тем более меня нет дома. Достань проклятое бордо. Я отправлюсь в Карлтон-Хаус, как только получу разрешение на визит.

— Да, милорд.

Узурпатора Алвингтона необходимо было перехитрить. Сам-то Сент не имел никакого влияния в Западном Суссексе. У него не было там земель, и он не был знаком с местной знатью. К тому же он не располагал против них информацией, которую мог бы использовать в своих целях.

— Милорд?

— Карлтон-Хаус? — рявкнул он.

— Нет, милорд.

— Тогда что, во имя всего святого?

— Они отказываются уйти. Одна говорит, что ей крайне необходимо увидеться с вами.

Маркиз вздохнул. Ему только не хватало осложнений с женщинами.

— Кто такие?

— Они не назвались. Я… не припомню, чтобы видел их здесь раньше, милорд, если это несколько сужает круг.

Сент свирепо взглянул на дворецкого:

— Прекрасно. Уделю им пару минут, а ты…

— Я сразу же извещу вас, если придет сообщение из Карл-тон-Хауса.

Схватив сюртук со спинки кресла, Сент, надевая его на ходу, направился к лестнице. Внизу, в холле, ему видны были только шляпа одной леди и кончики туфель другой. Если это те проклятые дамы из благотворительного общества, которые время от времени заходят выпрашивать милостыню для бедных, они мигом вылетят отсюда на своих задницах, чтобы не смели его беспокоить.

— Леди, — манерно растягивая слова, сказал он, спустившись с лестницы. — Боюсь, я слишком занят сегодня утр…

Он мгновенно умолк, когда они повернулись к нему лицом.

— Эвелина?

Девушка бросилась вперед. С сильно бьющимся сердцем и миллионом роящихся в голове бессвязных мыслей Сент протянул к ней руки.

Эвелина ударила его кулаком в живот.

— Вы мерзавец! — воскликнула она. — Я ненавижу вас, тупой лжец!

Более удивленный, чем оскорбленный, он схватил ее за руки, чтобы удержать от следующих ударов.

— О чем это, к дьяволу, вы говорите?

Она попыталась выдернуть руки, но он не собирался отпускать ее.

— Вы мне солгали! Пустите меня!

— Перестаньте нападать на меня, — возразил он, глядя на ее компаньонку. — Мисс Барретт? Что это с ней…

Нога в ботинке врезалась ему в колено.

— Ох!

— Вы сказали, что даете мне четыре недели! Вы не подождали даже четырех дней!

Сент встряхнул ее за руки, затем оттолкнул от себя.

— Если вы снова подойдете ко мне, я пригвозжу вас к полу! — прогрохотал он, наклоняясь и потирая колено. — Ну так, смею предположить, мы говорим о…

Он снова посмотрел на мисс Барретт.

— Ей известно о приюте. Не лгите мне, Сент. Не смейте мне лгать.

— Я совершенно не понимаю, что вас так расстроило, — ответил он, опускаясь на нижнюю ступеньку. — Если хотите знать, я ожидаю вызов из Карлтон-Хауса, чтобы обратиться к Принни и отозвать мое предложение о передаче собственности на приют.

Слеза скатилась по ее бледной щеке.

— Как вам удастся это сделать, — произнесла она дрожащим голосом, — если парламент уже одобрил расширение парка?

Он заморгал. Либо она ошибается, либо что-то пошло не так.

— Что?

— Не притворяйтесь, что вы удивлены, — возразила она. — Я хотела посвятить себя одному — только одному — важному делу, а вы обратили все это в шутку.

— Эвелина, я… что… вы уверены?

Его вопрос заставил ее заколебаться.

— Люсинда слышала вчера, как ее отец говорил об этом. О том, что маркиз де Сент-Обин ухитрился превратить приют в горшок золота.

— Я понятия не имел. Правда, — сказал он, понимая, что у нее нет причин верить ему. Искренность определенно не была его сильной стороной.

52
{"b":"106","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Чистая правда
Яд персидской сирени
Маркетинг от потребителя
Математика покера от профессионала
Паутина миров
Список желаний Бумера
Украденная служанка
400 страниц моих надежд
Девушка Online. В турне