ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кровь деспота
Рыцарь ордена НКВД
Перевертыш
Смерть в поварском колпаке. Почти идеальные сливки (сборник)
Волшебные стрелы Робин Гуда
Ведьме в космосе не место
Крокодилий сторож
Голое платье звезды
Кремль 2222. Одинцово

Эвелина разговаривала с Кларенсом Алвингтоном и, судя по всему, проявляла огромный интерес к жемчужной булавке в галстуке этого пижона. Девушка, как всегда, была очаровательна. Без сомнения, ради своего брата, но Сент спрашивал себя, догадалась ли она, зачем мистер Раддик постоянно подсылает к ней Алвингтона.

Он-то давно догадался, и ему это чертовски не нравилось.

— Кларенс, что-то вас не видно последнее время у Джентльмена Джексона, — протянул Сент, втыкая вилку в жареную свинину, которую разносил лакей.

— Да, боюсь, я был слишком занят сочинением стихов, — ответил Галстук, бросая нежный взгляд в сторону Эвелины.

Сент готов был придушить мерзавца.

— Стихов?

— Сонета, по правде говоря.

Сент был мало знаком с Кларенсом, обычно они вращались в разных кругах. Однако необычайная замысловатость галстука и сногсшибательный покрой жилета и сюртука щеголя дали Сенту ясно понять, насколько «хороша» должна быть его поэзия. Как игрок с большим стажем, он решил рискнуть и предоставить Эвелине возможность насладиться этим творением.

— Почему бы вам не порадовать нас в таком случае? Денди покраснел.

— О, он еще не совсем готов.

— Вы же среди друзей, — продолжал настаивать Сент, улыбаясь самой чарующей улыбкой. — А сочинение стихов всегда приводит меня в восхищение.

— Вам нет необходимости читать ваш сонет, мистер Алвингтон, если вы не хотите, — тихо сказала Эвелина, мельком взглянув на Сента.

— О, Кларенс так талантлив, — вставила его мать со смешком. — Когда он был в школе, то почти каждую неделю посылал нам свои сочинения.

— Поистине восхитительно, — сказал Сент, кивая. Если так проводили свои вечера добропорядочные граждане, то он был рад прослыть повесой.

— Ну хорошо, — произнес Кларенс сияя. Откашлявшись, он встал. — Как я уже сказал, это еще не законченное произведение, но мне будет приятно услышать ваше мнение о нем.

— Господи помилуй, — пробормотал лорд Алвингтон себе под нос, но Сент притворился, что не слышит.

Раз в Лондоне летом, средь уличной суеты,

Мне выпало счастье твой облик небесный узреть -

Как ангел, ступивший на Землю, явилась мне ты,

В восторге сошел я с коляски, чтоб ближе тебя

рассмотреть.

Румянец начал заливать щеки Эвелины. Она еще раз взглянула на Сента, который не спускал с нее глаз, страстно желая, чтобы до нее наконец дошло, почему Кларенс Алвингтон наг чал посвящать стихи земным ангелам.

Я спросил твое имя, но мне не ответила ты,

Лишь жаркий румянец ланиты твои озарял,

Чиста ты, как капля росы, окропившей под солнцем

листы,

Плененный тобою, я сердце свое потерял.

— «Озарял» и «потерял», — произнесла его мать с самодовольной улыбкой. — Это просто замечательно, дорогой. Продолжай.

О, Эвелина, восторг моей души, свет моих очей,

— Вот видите, я использовал «восторг» дважды, так что здесь нужно будет подыскать другое слово, — продолжал он.

Мне мнится твой образ в каждой звезде на небе ночей,

А когда возвращается день и становится снова светлей,

Я все еще вижу тебя в сверкании солнца лучей.

Пока все дружно аплодировали, Сент наблюдал за Эвелиной. Она переводила взгляд с Кларенса на своего брата и обратно, и с каждой секундой лицо ее мрачнело.

— Очень мило, мистер Алвингтон, — наконец произнесла она, отхлебнув изрядный глоток вина. — Я…

— Мне казалось, что в сонете четырнадцать строк, — вмешался Сент, поскольку у Эвелины был такой вид, словно она не могла решить, расхохотаться ли ей или наброситься на поэта с кулаками. — Но я насчитал всего двенадцать.

— Да, я несколько изменил форму, но мне подумалось, что, зарифмовав последние четыре строчки, я тем самым придал стиху смысл спокойной завершенности.

— И в самом деле, — согласился Сент, поднимая бокал в направлении Алвингтона. — Потрясающее произведение.

— Благодарю вас, Сент-Обин. Должен признаться, не ожидал найти в вас поклонника чистого искусства.

— Полагаю, лорд Сент-Обин восхищается всем, чем можно воспользоваться для пустой лести и различных уловок, — спокойно сказала Эви, промокнув салфеткой уголок рта.

Ну что ж, по крайней мере она говорила о нем, если уж не с ним.

— Я уверен, что мистер Алвингтон не имел в виду пустую лесть, мисс Раддик, — отозвался он.

— Конечно же, не имел, — запротестовала леди Алвингтон.

— Я… я не то имела в виду, — сказала Эвелина и еще сильнее покраснела. — Я только сказала, что стихи можно использовать для пустой лести и что именно так их использовал бы лорд Сент-Обин, я думаю.

Сент вопросительно поднял бровь:

— И часто вы думаете обо мне, мисс Раддик?

— Эви! — резко окликнула ее мать. — Пожалуйста, воз держись от оскорбления гостей твоего дяди.

— Он не гость, — дерзко ответила Эвелина, швырнув салфетку на стол и поднявшись. — Он сам себя пригласил.

— Эви!

Стремительно выбегая из комнаты, девушка мельком взглянула на брата.

— У меня разболелась голова, — бросила она срывающимся голосом, с шумом распахнула дверь и с силой захлопнула ее за собой.

Сент несколько мгновений смотрел Эвелине вслед. Ему удалось разлучить ее с Кларенсом, но совершенно очевидно, что сам он от этого ничего не выиграл. Завтра она все так же будет ненавидеть его, а идиотский псевдосонет будет забыт. Он не собирался допустить, чтобы она еще один лишний день испытывала к нему ненависть. Он замыслил совсем другое.

— Скажите, ваша светлость, — произнес он среди общего молчания, — вы уже решили, кого будете поддерживать на выборах в парламент в этом году? Несмотря на мои… расхождения во мнениях с мисс Раддик, ее брат — отличный парень. По правде говоря, полная моя противоположность почти во всех отношениях.

— Я отказываюсь быть проданной Кларенсу Алвингтону в обмен на твое место в парламенте! — выкрикивала Эви, нервно расхаживая перед камином в малой гостиной.

Виктор на мгновение оторвал взгляд от газеты, затем вновь уткнулся в нее.

— Он достаточно красив и из хорошей семьи. Кроме того, лорд Алвингтон гарантирует мне достаточное количество голосов, чтобы обойти Плимптона.

— Он законченный идиот! — возмутилась Эви. — И одевается как бабуин! Тебя не волнует, что я буду несчастна?

— Он, кажется, очень влюблен в тебя, дорогая, — сообщила мать из дальнего угла комнаты, где она деловито надписывала конверты. Скорее всего с приглашения-щи на помолвку. — И ты должна признать, что так и не смогла выбрать кого-нибудь самостоятельно.

— Уж его-то я никогда бы не выбрала, это точно. Виктор, ты даже ничего мне не сказал. Вместо этого я все узнала прямо перед… ну, всеми, когда он принялся читать свой дурацкий антисонет.

Ее брат оторвал на миг глаза от газеты, затем снова погрузился в чтение.

— Сент-Обину, кажется, он весьма понравился.

— Сент-Обин просто высмеивал его, — резко возразила Эвелина, — «очей, ночей, светлей, лучей». Ради всего святого! Я бы тоже посмеялась над ним, если бы не была так озабочена тем, чтобы сдержать тошноту.

Виктор резко опустил газету.

— Все, хватит, Эви. Еще ничего не решено. Кларенс Алвингтон всего лишь выказал свой интерес к тебе. И он совершенно безобиден. Твой союз с ним помог бы мне, и ваш брак лишь слегка изменил бы распорядок твоей жизни в обществе.

— Я…

— Как сказала мама, у тебя было пять лет, чтобы подыскать кого-нибудь. Кларенс поддержал бы и даже слегка повысил твой статус, и по крайней мере одному из нас он полезен. Чего я не могу сказать о некоторых других твоих знакомых мужчинах. Сегодня у меня с ним разговор, хотя после твоей вчерашней… выходки он, возможно, уже изменил свои намерения относительно тебя.

55
{"b":"106","o":1}