ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тогда сделайте мне встречное предложение, — сказал он, мысленно проклиная себя за идиотизм. — Что бы вы могли предложить мне взамен своего признания?

Она помедлила.

— Я не знаю.

— Боюсь, это звучит крайне непривлекательно.

— Могу я по крайней мере немного подумать?

— У вас двадцать четыре часа, дорогая. — Он снова оглянулся на служанку. — И если вы заикнетесь кому-нибудь об этом разговоре, я непременно это узнаю. А вам ведь, по правде говоря, совсем не хочется, чтобы так случилось, верно?

Глаза девушки широко раскрылись от страха.

— Нет, милорд.

— Я так и думал.

Эвелина свирепо посмотрела на Сента, но сквозь мрачное выражение ее лица проступало огромное облегчение.

— Пожалуйста, воздержитесь от угроз моей служанке, лорд Сент-Обин.

Они выехали на подъездную аллею к особняку Раддиков, и Сент, воспользовавшись случаем, близко склонился к ее уху и прошептал:

— Я бы овладел тобой прямо сейчас, если бы ты мне позволила, Эвелина. Предложи мне свое тело.

— У меня двадцать четыре часа, чтобы дать вам ответ, — сказала она, и легкий румянец возвратился на ее щеки.

— Ты не можешь выкинуть меня из своих мыслей, не правда ли? — продолжал он тихим голосом, в то время как служанка и грум спустились на землю. — Ты тоже меня хочешь.

— Да, — еле слышно выдохнула она и с помощью слуг выбралась из коляски.

— Благодарю вас за приятную прогулку в зоопарк, лорд Сент-Обин, — сказала она громко. — Я передам ваши приветствия брату.

Прежде чем он успел спрыгнуть и остановить ее, Эвелина скрылась в доме. Возможно, это было и к лучшему, потому что после односложного ответа он был далеко не уверен, что какие бы то ни было соображения о приличиях смогли бы остановить его.

Когда экипаж Сента покинул подъездную аллею, его место перед домом занял фаэтон с высокими козлами. Кларенс Алвингтон. Чтоб его черт побрал.

Визит имел политический смысл, полагал Сент, но его раздражало, что этот хлыщ, судя по всему, проводит с Эвелиной гораздо больше времени, чем он сам. А он буквально на блюдечке преподнес им Веллингтона.

Джансен распахнул парадную дверь, как только Сент-Обин поднялся по ступенькам. Этим вечером должен был состояться бал у Хиллари и еще несколько светских мероприятий, и если Сент не хотел протянуть ноги после любого из них, ему следовало бы прилечь на часок-другой. Он мог бы остаться сегодня дома и как следует выспаться, чего ему очень хотелось, но тогда он упустил бы случай увидеться с Эвелиной.

Маркиз сбросил плащ.

— Я буду в сво…

— Милорд, у вас посетитель, — прервал дворецкий, указывая глазами в сторону малой гостиной.

Проклятие!

— Кто?

— Сент! Слава Богу!

Фатима Хайнз, леди Гладстон, бросилась в его объятия. Неистовый вихрь плавных линий и жаркого дыхания. Инстинктивно он обхватил ее за талию, чтобы она не сбила его с ног.

— Что ты здесь делаешь?

— Мне нужно поговорить с тобой, мой любимый, — прошептала она, взяв его за руки и увлекая в сторону малой гостиной. — Мне больше некуда было пойти.

Услышав «мой любимый», Сент раздраженно сжал зубы, но, стоя посреди холла, было затруднительно выяснить, зачем она явилась.

— Очень театрально, — приветствовал он ее, освобождая руки. — Что тебе надо?

— Где ты был?

— Не твое дело. Чего ты хочешь, Фатима? Я не привык спрашивать дважды.

— Ты был с ней, разве не так? Эви Раддик.

Первым побуждением Сента было защитить Эвелину. Это удивило его. Обычно в первую очередь он думал о себе.

— Да, я решил порядком приударить за Эвелиной Раддик, потому что ей единственной из всех молоденьких девушек в Лондоне удалось привлечь мое внимание.

Лицо Фатимы исказила страдальческая гримаса.

— Сент.

— Если у тебя нет других причин оставаться здесь, кроме как допрашивать меня, куда я ходил и что ел на завтрак, то уходи. Немедленно.

— Не стоит оскорблять меня, — ответила Фатима, одергивая ярко-розовое платье. — В особенности когда я пришла сюда специально, чтобы предоставить тебе еще один Шанс.

Сент с трудом смог сосредоточиться.

— Шанс. С тобой, ты хочешь сказать?

— Гладстон убежден, что мы по-прежнему любовники. Я не понимаю, почему нужно оставлять это милое подозрение необоснованным.

— А-а, значит, лорд Брамли не… не оправдал твоих ожиданий, так, что ли?

Она посмотрела на него.

— Тебе все известно, не правда ли?

— Осведомленность позволяет мне быть всегда первым в игре, — сухо сказал он. — И предвосхищать любые удары, направленные в мою сторону.

— Ну так что скажешь, Сент? — промурлыкала Фатима, проводя пальцем по его подбородку. — Мы отлично подходим друг другу.

К собственному удивлению, его это ничуть не соблазнило.

— Все уже в прошлом. На этот раз, боюсь, я вынужден отказаться.

Фатима выпрямилась.

— А в следующий раз?

— Не думаю, что будет следующий раз, миледи. — Сент улыбнулся. — Но благодарю за предложение.

Она удивленно приподняла брови:

— Всегда к вашим услугам. О Боже, что за манеры? Где ты был, в церкви?

— Что-то вроде этого.

— Гм. Забудем.

— Без сомнения.

Сент выпроводил ее и устремился наверх. Удалось ли ему обмануть Фатиму в части деталей его взаимоотношений с мисс Раддик или нет, он не мог не учитывать, что они обе вращаются в одних и тех же кругах.

Одному Богу известно по какой причине, но Эвелина крепко запала ему в душу, и он добивался ее, как голодающий хлеба.

Однако их отношения не смогут продолжаться, они станут невозможны, как только Раддик выдаст сестру за Кларенса Алвингтона. И что он тогда будет делать? Стоять в тени под ее окном при лунном свете? Лучшим способом удержать Эви при себе — это бросить тень на ее репутацию.

Чтобы она показалась сомнительной слишком разборчивым Алвингтонам. Но тогда, как Эви и говорила, брат сделает ее жизнь невыносимой.

— Проклятие, — проворчал он, буквально свалившись на кровать. Эвелина, Эвелина, Эвелина. Что бы он ни делал, спал или бодрствовал, мысли о ней не давали ему покоя. Только в ее присутствии он хотя бы отчасти чувствовал себя самим собой. Да и то с трудом мог узнать прежнего Сента в том довольно милом, добродушном мужчине, в которого он чудесным образом преобразился. Должно быть, он помешался. Будучи в здравом рассудке, он никогда не потратил бы двадцать тысяч — фунтов стерлингов на сиротский приют, не взял бы на себя обязательства стать его единственным благотворителем в необозримом будущем.

Новый приют для сирот, однако, казался ему единственной гарантией того, что он сможет продолжать регулярно видеться с Эвелиной. Либо так, либо он должен сам жениться на ней.

Сент даже вскочил.

Это была самая нелепая мысль, когда-либо приходившая ему в голову. Конечно, он одержим ею — он вынужден это признать. Но жениться? Если он и был в чем-то твердо уверен с тех пор, как впервые познал, какие радости могут дарить особы женского пола, так это в том, что собирается в точности следовать примеру своего отца. Будет вести разгульную жизнь, пока не состарится. Затем выберет себе женщину, женится, чтобы дать жизнь законному наследнику, и спокойно отойдет в мир иной.

Он не хотел, чтобы Кларенс Алвингтон получил Эви, но предпринять столь ответственный шаг, как женитьба, чтобы помешать этому, было, мягко говоря, уж слишком. Да и она в любом случае вряд ли согласилась бы на этот фарс — только не с ним. Ему не хватило бы пальцев, чтобы сосчитать, сколько раз она называла его презренным.

Занятия любовью с ней — совсем другое дело. Об этом никто не знал, а он нашел способ, как соблазнять Эвелину наперекор ее здравому смыслу. Но будучи столь приверженной соблюдению приличий и благопристойности, Эвелина вряд ли согласилась бы принять его имя и оповестить весь свет, что она вышла замуж за повесу с такой скандальной репутацией…

Наверное, она охотнее ушла бы в монастырь, а это было бы еще хуже, чем брак с Алвингтоном.

58
{"b":"106","o":1}