ЛитМир - Электронная Библиотека

Сильнейшее разочарование взяло верх над усталостью, и Сент, поднявшись с постели, принялся вышагивать туда-сюда по дорогому персидскому ковру, застилавшему его спальню Что, черт побери, он делает, даже допуская подобные мысли. Должно быть, это из-за того, что за последний месяц она была практически единственной женщиной, с которой он виделся, разговаривал и к которой прикасался. Ему были совершенно несвойственны моногамные отношения, и непривычное положение вывело из строя его рассудок и тело.

Ясное дело, ему не следовало отказывать Фатиме. Он должен немедленно навестить любую другую женщину и сделать все необходимое, чтобы вычеркнуть Эвелину Раддик из своей жизни. Если он действительно подумывает о женитьбе на ней, то уж точно ему не следует рисковать, позволяя этому намерению окончательно созреть. Если он немедленно не вернет себе свой прежний облик, завтра, пожалуй, задумается над тем, чтобы иметь от нее детей.

— Боже милостивый, — проворчал он, потирая виски и располагаясь в кресле перед камином. Он знал, что не собирается отправляться на поиски кого-то другого, каким бы удачным решением это ни казалось. Реальность была такова, что он хотел Эвелину Раддик, и никакой поход на сторону не мог этого изменить. Нет, он намерен остаться дома и немного вздремнуть, как усталый пожилой человек. А затем он помчится на один наиболее пристойный из этих званых вечеров в надежде, что и она окажется там.

Эвелина придерживала кулон в виде серебряного сердечка с бриллиантом, пока Салли старалась застегнуть изящную цепочку у нее на шее. Он был несколько изыскан для скромной вечеринки, но сегодня она испытывала к Сенту достаточно теплые чувства и ей захотелось надеть его подарок.

«Теплые», по правде говоря, было не совсем точным определением, но Эви сомневалась, что существует слово, способное описать ее чувства в этот вечер. Без сомнения, Сент спас детей, но произошло и еще кое-что, гораздо более важное — он действовал явно в ущерб своим собственным интересам. И совершенно определенно, он делал это ради нес.

Ее мать постучалась и, отворив дверь, заглянула в комнату.

— Ты надела свое зеленое шелковое платье? О, превосходно! Оно подчеркивает цвет твоих глаз.

— Почему же мы хотим подчеркнуть цвет моих глаз сегодня? — спросила Эви, жестом показывая Салли перестать ее причесывать. Утренняя ссора вокруг Кларенса Алвингтона и его дурацкого стихотворения была достаточно неприятной, но если им хочется еще, она им покажет.

— Ты всегда должна выглядеть наилучшим образом — вот почему. Сейчас самое время вспомнить, что тебе двадцать три и большинство леди в этом возрасте уже замужем и обзавелись потомством.

Эвелина немного помолчала. Ее мать не упомянула Кларенса, и, к счастью, сегодня вечером его не ждут.

— Я не собираюсь искать мужа на литературном обеде у леди Бетсон, — наконец заговорила она. — Поэтому, думаю, не имеет значения, в какой цветя одета.

Ее мать сморщила нос.

— Не могу понять, почему Виктор все еще разрешает тебе посещать эти нелепые вечера, где собираются одни лишь «синие чулки». Он очень любит тебя, несмотря на твою склонность к поверхностным и опрометчивым суждениям. Безусловно, нельзя ожидать ничего хорошего от кучки недалеких дамочек и претенциозных стариканов, цитирующих давно умерших особ.

— А ты разве не знала? — возразила Эвелина.

Ей достаточно осточертела роль очаровательного пустоголового ангела, которую ей приходилось изображать перед очередным потенциальным союзником Виктора. Очевидно, брат искренне полагал, что она и вправду была такой бесхарактерной куклой — как, впрочем, считала и мать. Эви начала осознавать, что обладает гораздо большей целеустремленностью и силой воли, чем она себе представляла.

— Кузен леди Бетсон — министр финансов у принца Георга, — продолжала она. — Поэтому я поддерживаю с ней дружбу, чтобы помочь Виктору. И я этому очень рада, потому что она оказалась к тому же замечательной женщиной.

— Ха! Ты никогда прежде не высказывала своего мнения.

— Просто не приходилось.

Женевьева взглянула на дочь.

— И теперь не следовало бы. Знаешь ли, это не доведет тебя до добра. И не забудь, что завтра, в девять утра, мы с тобой завтракаем вместе с Виктором.

«Это не к добру». Распоряжение явиться на завтрак скорее всего означало, что Виктор намеревался выдвинуть еще один ультиматум. Эви не собиралась терпеть и дальше. Мать сильно заблуждалась. Девушка уже поняла, что чувствует себя намного лучше, если при случае высказывает свои убеждения и действует в соответствии с ними. Действительно, что ответили бы домашние на ее признание? Даже когда она была зла на него, Сент нравился ей гораздо больше любого из знакомых, навязанных братом. Виктор, может, и имел добрые намерения, но, к сожалению, слабо представлял себе, кто она такая на самом деле.

Конечно, — стоило ей подумать о Сенте, как сердце сильно забилось. Оставалось меньше восемнадцати часов, чтобы решить, чем же заплатить ему за труды по приобретению приюта. Эви знала, каким образом ей бы хотелось расплатиться с ним — он пробудил в ней такие бурные чувства и желания, что она с трудом могла поверить, что способна на такое.

Такое решение, однако, представлялось слишком легким. Не важно, насколько удовлетворительным оно бы оказалось. Как бы она ни решила поступить, это должно было пойти ему во благо, должно было продолжить те уроки благородного поведения, которые она с таким трудом старалась ему преподать.

Когда за ней заехала Люсинда, Эвелина все еще не знала, каким образом лучше всего обратить в свою пользу последнее требование Сента. Если в скором времени ей не удастся ничего придумать, все опять кончится тем, что она окажется обнаженной в его объятиях. Ведь она абсолютно не способна признаться Виктору или матери, что она у них за спиной практически усыновила полный дом сирот.

— Не волнуйся, — сказала Люсинда, ободряюще улыбаясь. — Мы ни за что недопустим, чтобы этих детей отправили в одно из тех ужасных мест.

Эвелина заморгала глазами. Все произошло сегодня так быстро, и она совсем забыла, что Люси еще ничего не знает.

— По правде говоря, — сказала она, — у меня отличные новости. Сент-Обин приобрел для детей другой дом.

— С… Сент-Обин? — изумилась Люсинда, и на ее лице ясно читалась уверенность, что кое-кто лишился рассудка.

— Да. И это прекрасно. Они все смогут остаться вместе, а я займусь обустройством классов, выберу мебель и убранство по своему усмотрению. Это будет радостное, полное надежд место.

ч — Подожди, Эви. — Нахмурившись, Люсинда наклонилась вперед. — Маркиз де Сент-Обин, не успев отделаться от приюта, тут же отправился и приобрел другой?

— Ну что ж, примерно так. Он сказал, что пытался уговорить Принни изменить свое решение относительно «Зари надежды», но это уже попало в газеты, так что ничего не вышло. Он нашел этот дом и отвез меня осмотреть его, а затем предложил сэру Питеру Ладлоу такую высокую цену, что барон только пожал ему руку и отдал ключ от дома. А потом маркиз передал этот ключ мне.

Люсинда долго смотрела на нее.

— Эви, — наконец произнесла она, — если кому-нибудь станет известно, что Сент-Обин купил для тебя дом, твоя репутация будет безвозвратно загублена.

Это была только часть правды, беспокоившей Эвелину, но она никогда не сказала бы Люсинде об этом. Ни одна живая душа не должна была знать, что натворили они с Сентом. Она покачала головой.

— Он купил его не для меня; он сделал это для сирот.

— Мне так не кажется, — настаивала ее подруга. — К тому же не думаю, что кто-нибудь еще возьмет на себя труд поверить такому объяснению. Ты слышала лорда Дэра — Сент ничего не делает просто так. И, учитывая, что он купил дом в твоем присутствии, все будут думать, что ты стала его… любовницей.

Она действительно стала его любовницей, вынуждена была признать Эвелина. Сердце застыло. После слов Люсинды все стало казаться таким отвратительно грязным и низким. Что, если Сент с самого начала намеревался погубить ее? Когда она заперла его в темнице, он сказал, что она будет первой, кто поплатится за это. Он мог быть очень коварным — она убедилась в этом на собственном опыте. Но такое далеко выходило бы за пределы коварства. Это была бы… подлость.

59
{"b":"106","o":1}