ЛитМир - Электронная Библиотека

Парень пожал плечами, спустил ноги с кровати и встал. Пистолет в его руке не дрожал, и Сент не сомневался, что Рэндалл ни на секунду не поколеблется спустить курок. Хвала Люциферу, что мальчишка заявился к нему, а не к Эвелине.

— Если бы кто-нибудь отобрал у вас дом, разве вы не пристрелили бы его? Если бы вам пришлось почти целую неделю слушать плач малышей, испуганных тем, что они теряют свои постели, что им теперь придется есть крыс и жить в сточной канаве, разве вы не пристрелили бы человека, который сделал это? Не заботясь о том, благородных он кровей или нет?

Рэндалл все больше распалялся, и, по правде говоря, Сент не мог винить его за это.

— Да, я бы его пристрелил, — согласился он, — если бы только он не успел уже все обдумать и найти правильное решение.

— Говорите что хотите, это уже ничего не изменит. Вы можете дурачить мисс Эви, но не меня.

— И в чем же?

Не успел Рэндалл и рта открыть, как Сент начал действовать. Он вскочил, зажал под мышкой руку мальчика с пистолетом, изогнулся и, перекинув Рэндалла через себя, швырнул на пол. Схватив пистолет свободной рукой, он, однако, опустил его дулом вниз.

— Пойдем со мной, — сказал он.

Паренек сел, потирая запястье.

— Будь я проклят. Благородные не умеют так драться. Где вы этому научились?

— Ты не первый, кто навел на меня оружие, — сухо сказал Сент. — Вставай.

— Я не собираюсь отправляться в тюрьму.

— Сейчас самое время решать это.

— Не пойду.

Сент вздохнул.

— Никаких тюрем, никаких темниц и никаких цепей, хоть я и не прочь треснуть тебя по голове в обмен на любезность, которую ты мне оказал.

Со злобой глядя на него, Рэндалл поспешно поднялся на ноги.

— Мисс Эви думала, что я убью вас. Я пытался, но вы оказались хитрее.

Сент еще раз молча возблагодарил того, кто услышал его мольбы, и Рэндалл Бейкер не обратил свои кровожадные намерения против Эвелины.

Если бы мальчишка ранил или хотя бы напугал ее, Сент наверняка не был бы столь снисходительным, как в этот вечер.

Держа Рэндалла впереди себя на случай, если парню вздумается ударить его чем-нибудь еще, — Сент спустился с ним по лестнице в кабинет. Слуги отправились спать, и это было к лучшему. В любом случае он вовсе не хотел, чтобы видели, как он ведет подростка под дулом пистолета.

— Сядь сюда, — сказал он, указывая на стул возле письменного стола.

Все еще посматривая на него с подозрением, Рэндалл подчинился.

Сент уселся напротив, положив пистолет так, чтобы его легко было достать, и подтолкнул небольшую стопку бумаг в сторону Рэндалла.

— Мисс Эви удалось сотворить с вами чудо, или я должен прочесть тебе верхнюю страницу?

Мальчишка осклабился.

— Я немного умею читать.

Скрывая свое удивление, Сент кивнул. Видимо, Эвелина действительно сотворила чудо или даже два.

— Тогда читай, — сказал он, зажигая лампу и подкручивая фитиль.

Громко выговаривая слова, Рэндалл принялся за работу. Промучившись пять минут, он поднял взгляд на Сента.

— Что это за слово?

Сент склонился ниже.

— Ежегодно. Это значит, что налог на имущество будет пересматриваться один раз в год.

Какое-то время Сент наблюдал за Рэндаллом, на юном лице которого отражалось растущее разочарование. Он тщетно пытался разобраться в том, что выглядело для него почти иностранным языком.

— Могу я подвести итоги? — предложил маркиз.

— Что-то насчет дома. Это я понял.

— Очень большого дома, на Эрлс-Корт-Гарденс, с двадцатью семью комнатами. Это, — и он щелкнул пальцем по бумагам, — договор на двадцати трех страницах о приобретении мной дома в качестве помещения для несовершеннолетних, лишенных попечения родителей.

На лице Рэндалла явственно отразилось смущение.

— Вы купили для нас другой приют?

— Да, именно так.

— Почему? Сент вздохнул.

— Ваша мисс Эви очень убедительна.

— Вы собираетесь жениться на ней?

Пытаясь не обращать внимания на легкую дрожь, которая охватила все его существо при словах мальчишки, Сент пожал плечами:

— Возможно.

Он снова сложил бумаги аккуратной стопкой.

— Теперь иди домой. И, смею предположить, ты не станешь распространяться о пистолете или вторжении в мой дом. Учитывая, что оружие принесла Эвелина, ее это может слегка расстроить.

— Ага. А вы, маркиз, не такой уж паршивый дьявол, как я думал. Я рад, что не пристрелил вас.

— Я тоже.

Держа в руке пистолет, Сент выпроводил Рэндалла через парадный вход. Заперев тяжелую дубовую дверь, он с облегчением прислонился к ней спиной. Ночной инцидент был далеко не самым дерзким вызовом, который он когда-либо получал, но тем не менее он больше обеспокоил Сента, чем прежние схватки.

Раньше, когда он оказывался под дулом пистолета, находившегося обычно в руке разгневанного мужа или другого родственника очередной крошки, его действительно совершенно не заботил исход стычки. Сегодня ночью, однако, его это обеспокоило. Не потому, что он боялся быть убитым, а потому, что смерть помешала бы ему выполнить задачу, которую он перед собой поставил, а именно: обладать Эвелиной Марией Раддик. Говоря проще, он не хотел умирать, потому что теперь ему было ради чего жить.

Вытащив из кармана пистолет, он повернул его, чтобы достать из ствола пулю. Ничего не получилось.

— Будь я проклят.

Ствол был пуст. На его взгляд, пистолет никогда и не был заряжен. Эвелина удерживала его в плену с незаряженным пистолетом! Сент покачал головой. Она сказала, что никогда не причинила бы ему вреда. Никто и никогда прежде не смел обходиться с ним подобным образом, но и не значил для него столько. Бог свидетель, она очень отважна.

А это в сочетании с кучей добрых намерений и склонностью видеть во всем и во всех только хорошее делало ее опасной. И единственный способ защититься — это увериться в том, что ей не ускользнуть из его рук.

Сенту очень хотелось поговорить с кем-нибудь о своем странном открытии, но все, кого он мог считать заслуживающими доверия, были теснее связаны с Эвелиной, чем с ним. Какое-то время Сент оставался в холле, вслушиваясь в тишину дома, но внезапно его осенило, кого скорее всего мог бы он сделать своим доверенным лицом. Отделившись от двери, маркиз направился в помещение для слуг.

— Джансен, — позвал он, тихонько постучав в ближайшую К центральной части дома дверь. — Поди сюда!

Спустя мгновение дверь открылась. Дворецкий без сюртука, в мятой рубашке поспешно выскочил в коридор.

— Милорд! Что-то случилось?

— Пойдем со мной, — сказал Сент.

— Сейчас, милорд?

— Да, сейчас.

— Я… э-э… хорошо, милорд.

Приглушенные шаги одетых в чулки ног следовали за Сен-том по пути в главный коридор. Хвала Люциферу, дворецкий не успел еще снять брюки. Схватив со стола свечу, Сент направился в малую гостиную. Пока Джансен замешкался в дверях, маркиз присел перед камином и зажег свечу от углей.

— Садись, — приказал он и, поднявшись, поставил свечу на каминную полку.

— Вы меня увольняете, милорд? — спросил Джансен напряженным голосом. — Если так, то я бы предпочел по крайней мере обуться.

Сент опустился в кресло, стоявшее напротив двери. Отлично. Выбранное им доверенное лицо думает, что его вызвали для увольнения.

— Глупости, — проворчал он. — Если бы я вознамерился вручить тебе твои бумаги, я бы по крайней мере дождался для этого более подходящего часа. Садись, Джансен.

Откашлявшись, дворецкий нерешительно ступил в малую гостиную в своих белых чулках и осторожно уселся на самый краешек ближайшего кресла. Поколебавшись, он сложил руки на костлявых коленях.

Ну что ж, это не сработало. Джансен выглядел как приговоренный перед казнью, и Сент начал уже подумывать, не довел ли он без особого труда своего дворецкого до апоплексического удара.

— Бренди? — сказал он. Джансен вскочил на ноги:

— Сию минуту, милорд.

— Сядь. Я сам принесу. Хочешь стаканчик?

62
{"b":"106","o":1}