ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы будете мне отвечать? — спросила Эвелина, снова поворачиваясь к нему.

— Я ответил бы, но дал слово, что буду хорошо себя вести.

И он надеялся, что она это ценит, потому что Сент нечасто делал над собой подобные усилия. Честно говоря, он почти никогда их не делал.

— И я должна быть вам благодарна?

— Не особенно. Я знаю, что был бы вам куда более благодарен, если бы этого обещания не давал. Теперь вы хотели бы осмотреть кухни или познакомиться с детьми?

— Кухни, я думаю. — Она наморщила свой крохотный носик, как будто бы подумала о чем-то неприятном. — Я хотела бы сначала узнать обо всем здесь, а потом уже поговорить с детьми. Не подумайте, что я их избегаю.

— Я не сказал ни слова.

Она посмотрела на него, в глазах читалось удивление.

— Но собирались.

Несколько мгновений Сент был очарован ее улыбкой и не нашелся что ответить. Его взбесило то, что пришлось так рано вставать. Этим все объясняется. Однако одному факту Сент так и не смог найти объяснения. Ему начало нравиться то, что он показывает приют «Заря надежды» этой невинной девчушке по имени Эвелина Мария Раддик.

Глава 4

Мне очень, очень жаль, что за повес

Выходят замуж умные девицы.

Но что же делать, если бедный бес

Ученым разговором тяготится?

(Я ближних соблюдаю интерес,

Со мной такой ошибки не случится;

Но вы, увы, супруги дам таких,

Признайтесь: все под башмачком у них!)

Байрон. Дон Жуан, Песнь I[4]

Эвелина почти все время забывала делать для себя пометки и прекрасно знала, кто виноват в этой невнимательности.

Она все утро нервничала, что не сможет показать себя достаточно умной и осведомленной. А когда провожать ее вызвался сам Сент, беспокойство девушки усилилось во сто крат. Мужчины все одинаковы. С тех пор как вышла в свет, Эвелина говорила с ними, флиртовала, и некоторые даже брали на себя смелость провожать ее. Но редко кто из них заставлял се испытывать что-то иное, кроме желания нахмуриться или рассмеяться. Однако маркиз де Сент-Обин был совсем не похож на остальных. Честно говоря, он относился как раз к тому типу мужчин, которых ее мама и собственный здравый смысл всегда советовали обходить стороной. Но раз Эвелина решила, что ее жизнь не должна быть такой, как запланировал Виктор, значит, ей придется иметь дело с Сентом.

По какой-то причине, с тех пор как Эви установила правила поведения, Сент обращался с ней очень вежливо. И хотя нелегко было действовать, зная, что за твоей спиной притаилась пантера (пусть даже и со спрятанными когтями), девушка решила, что сумеет использовать сложившиеся обстоятельства с выгодой для себя. Эви бросила через плечо взгляд на Сент-Обина, стоящего, скрестив на груди руки, у входа в женскую спальню приюта. Он снова — или же все еще — смотрел на нее, выискивая — или даже находя — своими светло-зелеными глазами что-то, что имело мало отношения к пристойности и благонравию.

— Мисс Эви! Вы же обещали принести нам пудинг! — сказала Молли. Горестный тон девочки тут же привел Эвелину в чувство.

— Я обещала и обязательно принесу его, но сегодня я хотела бы просто поболтать со всеми вами, если вы не против.

— А он тоже зайдет? — шепотом спросила другая девочка. Остальные тут же захихикали, зажав рты кулачками.

— Я надеюсь, что да, — с робкой улыбкой проговорила симпатичная девушка. — Я слышала, что его поместье Сент-Обин все устлано золотыми монетами.

Эви нахмурилась:

— Сколько тебе лет?

— Семнадцать, мисс Эви. Еще восемь месяцев, и мне придется уйти отсюда. Думаю, я буду жить с каким-нибудь мужчиной в Ковент-Гардене.

— Боже милостивый! Я надеюсь, что нет, — пробормотала Эви, внимательно присматриваясь к окружившим ее девочкам.

Неужели именно этого все они хотят от жизни?

— Что ж, я лучше жила бы в доме с золотыми полами, чем в грязи в Ковент-Гардене.

— Ты что же думаешь, что он женится на дочке швеи, Мэгги? Ты и помыть-то его полы не сможешь, не то что ходить по ним!

Мэгги взмахнула полами своей оборванной юбки так, чтобы задеть ею Молли.

— Я не говорила, что мы поженимся, тупица! — пробормотала она.

Молли прикусила язык.

— Но ты же тогда станешь шлю…

Надеясь, что Сент-Обин не слышал этой части их разговора, Эвелина встала между двумя девочками. Никто не будет пинать, бить или же оскорблять других, пока она здесь.

— Я уверена, что лорд де Сент-Обин не стоит того, чтобы из-за него ссориться. И не важно, из чего сделаны его полы. В любом случае я не хочу ничего знать о нем, я хочу получше узнать вас, юные леди.

— Я не юная леди, а маленькая девочка. — Вперед вышла Роза, держа за ногу свою потрепанную куклу. — И все мы сироты.

— Не все, — перебила еще одна из двух дюжин девочек. Кажется, ее зовут Айрис. — Папу Уильяма и Пенни отправили на каторгу на семь лет.

Элис Брадли ухмыльнулась:

— А отца Фанни отправили в Ньюгейтскую долговую тюрьму за то, что он треснул бутылкой по башке хозяина таверны.

— Этот пьянчуга заслужил! — выкрикнула Фанни, вцепившись пальцами в передник своего выцветшего коричневого платья. Эви даже не могла сказать, из чего оно сшито, но то, что ткань была самой низкосортной, не вызывало сомнений.

— Хватит басни рассказывать, Элис, тупая башка, или же мы расскажем ей о том, что сделала твоя мамаша, чтобы закончить свои дни в той же тюрьме.

— Вы не посмеете!

«Боже!»

— Все, все, девочки. Давайте так. Я буду задавать вопросы, а те из вас, кто захочет, будет мне отвечать. — Эвелина села, разгладив юбку.

Роза прилегла ей на колени.

— Мне так нравится, как вы говорите! — Она почесала свободной от куклы рукой свой бок.

— Спасибо, Роза.

— Так какой первый вопрос?

Эви сделала глубокий вдох. Она, конечно же, не хотела сказать или сделать что-нибудь, что расстроило бы девочек или поссорило между собой, но также ей не хотелось опростоволоситься и дать Сент-Обину повод над ней посмеяться.

— Первый вопрос такой: умеет ли кто-нибудь из вас читать?

— Читать?! — воскликнула Пенни. — А я думала, вы спросите, какие конфеты мы любим!

— Да, конфеты! Это ведь вы притаскивали сюда конфеты в прошлый раз?

Эвелина старалась не обращать внимания на просторечие и некоторую развязность тона девочки. Она чувствовала направленный на нее циничный взгляд Сент-Обина. Ей хотелось, чтобы он ушел отсюда и дал возможность собраться с мыслями, но он, очевидно, не собирался этого делать.

— Так как насчет ответа на мой вопрос? Кто из вас…

— Конфеты!

Дети принялись скакать и беситься. Это было ужасно. Всего через десять минут она стояла и смотрела на этот маленький бедлам. Теперь никто не собирался отвечать на ее вопросы.

— Вон!

У плеча Эви появился Сент-Обин. Конфетный танец мгновенно прекратился. Повинуясь его крику, девочки с визгом помчались к дверям.

Еще мгновение — и Эвелина с Сент-Обином оказались в комнате одни.

— Это было вовсе не обязательно, — проворчала Эви, уставившись в свои бумаги, чтобы не встретить его насмешливый, циничный взгляд.

— От их шума у меня разболелась голова! — рявкнул он. — Мелкие кудахчущие курицы! Вы закончили с этой чепухой?

Эви отрицательно покачала головой:

— Нет еще.

— Мисс Раддик, — проговорил маркиз тихим измученным голосом, — должен признать, что вы продержались намного дольше, чем я ожидал. Однако ничего путного вы здесь не сможете сделать.

Эви вздохнула, стараясь удержать подкатывающие к глазам слезы разочарования. Она не доставит Сент-Обину удовольствия видеть ее рыдающей.

— И, полагаю; мне следует отправиться домой и заняться вышивкой?

Ей на помощь пришло возмущение. Так по крайней мере у нее не будет желания расплакаться.

вернуться

4

Пер. Т. Гнедич.

9
{"b":"106","o":1}