ЛитМир - Электронная Библиотека

Эль Борак расположил по лодкам людей и багаж. Носильщики маколала стали гребцами. В реке, над грязной водой которой висели тучи москитов, водилось много гиппопотамов и крокодилов. Джунгли по одну сторону подходили к самой воде.

Мы плыли по течению день и ночь, останавливаясь только для того, чтобы настрелять свежей дичи. Антилопы и кабаны спускались к самой воде, и Гордон стрелял в них. Затем мы втаскивали добычу на борт, свежевали и разделывали. Пришлось сделать своего рода площадки на носу каждой лодки и устроить на них место для кухни и там готовить пищу. Таким образом, сходить на берег приходилось только за свежей водой, вода в реке была слишком грязной для питья.

Нам стали попадаться туземцы в каноэ, ловившие рыбу, а также деревни, стоявшие либо на берегах, либо на сваях в самой реке.

Гордон остановился в одной из этих деревень и купил тридцать щитов, обтянутых кожей носорога. Они превосходили щиты зулусов по твердости и крепости, хотя были несколько тяжелы и громоздки.

Эти щиты и те, которые мы взяли от матабеле, Эль Борак заставил нас установить с каждой стороны каноэ от носа до кормы. Таким образом, получилось заграждение, за которым мы могли скрыться от копий и других метательных орудий. Когда щиты укрепили должным образом, они не мешали грести.

Насколько умно это было придумано, мы поняли, когда однажды от одной деревни вышло несколько боевых каноэ, чтобы нас перехватить. Мы плыли прямо, пока не приблизились на оружейный выстрел. Туземцы-каннибалы угрожающе размахивали своими копьями и испускали боевые кличи. Вскоре их стрелы стали ударяться в заграждение из щитов, и Гордон отдал приказ открыть огонь. Три наши лодки образовали единую линию и поплыли рядом друг с другом. Маколала гребли, направляя лодки прямо вперед, и каждый азиат и зулус, спрятавшись за щитами, обрушил настоящий град пуль на каноэ каннибалов. Несколько из этих лодок были продырявлены и пошли ко дну. Крокодилы схватили воинов, оказавшихся в воде. Остальные каноэ повернули и устремились к своей деревне.

В следующей деревне, которая оказалась дружелюбной, Гордон купил легкое двухместное каноэ и вместе с одним из наших разведывал путь, плывя в этом каноэ впереди остальных. Иногда он брал с собой Яра Али, иногда Лап Сингха, иногда Умгази.

С ним был Умгази, когда мы подошли к повороту реки. Каноэ исчезло за поворотом прежде, чем наши лодки его догнали. А когда и мы повернули, каноэ пропало из вида. Река несла свои воды дальше на несколько миль вперед, делая следующий поворот. Несколько гиппопотамов плескались у берега, там же плавали крокодилы, и больше ничего не было видно.

– Клянусь Пророком! – вскричал Яр Али. – Здесь что-то неладно!

– Может быть, они вышли на берег, – предположил Абдхур Шах.

– Тогда бы они вытащили каноэ, – сказал Лал Сингх.

Мы выстрелили несколько раз, но не получили никакого ответа. Было такое впечатление, что джунгли проглотили Эль Борака и Умгази. Можно было предположить, что гиппопотам или крокодил опрокинул каноэ, или оно перевернулось и крокодилы утащили людей, но остались бы следы, указывающие на это.

Одна наша лодка плыла посреди реки, а две другие вдоль каждого берега. Вскоре от лодки у восточного берега послышался выстрел, и мы поплыли туда. У самой кромки воды нашли каноэ, наполовину затопленное. Вытащив его на берег, мы обнаружили, что лодка пробита в нескольких местах копьями, а борта и сиденья забрызганы кровью, были и другие следы жестокой схватки.

– Клянусь Пророком! – вскричал Яр Али. – Этот черный шайтан матабеле убил Эль Борака.

Такая мысль пришла в голову каждому из нас. Но были и возражения.

– Как мог один человек справиться с Эль Бора-ком? – спросил Лал Сингх.

– Он мог одолеть его коварством, – сказал Яр Али. – Я никогда не доверял этому матабеле. Он присоединился к нашему сафари с единственной целью – убить Эль Борака. А сейчас он, я уверен, спешит назад с его головой.

После этих слов зловещее ворчание послышалось с лодок и клинки сабель, выхваченные из ножен, сверкнули в воздухе.

– Может быть, они убили друг друга, и обоих съели крокодилы, – предположил Багхила Хан.

Несколько человек вышли на берег, но в тростнике, который мы срубили и откуда мог незаметно выползти крокодил, не было никаких признаков борьбы или бегства.

Лал Сингх отдал приказ. Я посмотрел на его потемневшее суровое лицо и увидел, что он готов к решительным действиям. Эль Борак говорил афганцам: "Если меня когда-нибудь убьют или захватят, вас поведет Лал Сингх". Но Лал Сингх знал, что был только один человек во всей Африке, который мог повелевать Волками, и это – Эль Борак.

– Умбелази, Гхур Шан и Сакатра выйдут на берег и разыщут там следы, – сказал Лал Сингх. – Идите вначале вверх по течению, а мы будем вас ждать здесь, – добавил он.

Через некоторое время гуркх и зулусы пришли с известием, что ничего не нашли – ни следов Гордона, ни кого-либо еще.

– Теперь ищите вниз по течению, – приказал Лал Сингх. – Лодки спустятся тоже и будут плыть на одном уровне с вами.

Мы так и сделали и отплыли совсем недалеко, когда услышали выстрел с берега. Лодка, в которой сидели Лал Сингх и я, и та, в которой плыл Яр Али, сблизились настолько, что мы могли тихо переговариваться между собой. Когда каноэ оказалось уже недалеко от берега, какой-то человек вошел в воду и поплыл к нам. Это был Умгази, весь в крови. На щеке у него виднелась рана, и еще одна на лбу. Его набедренная повязка разодрана, а зажатая в руке дубинка – единственное оружие, которое он носил, – запачкана кровью.

– Где Эль Борак? – грозно спросил Яр Али, выхватив свой хайберский нож.

Вот что рассказал матабеле. Они с Гордоном повернули по течению реки и оказались невидимы с лодок, когда какой-то чернокожий крикнул им с берега. Они увидели еще несколько человек, стоявших на берегу и подающих дружеские знаки. Эль Борак приказал Умгази грести к берегу, а сам стоял в каноэ с винтовкой наготове.

Когда каноэ приблизилось к берегу, негры, увидев винтовку Гордона, положили свое собственное оружие на землю, приглашая подплыть ближе. Джунгли в этом месте спускались к воде по пологому берегу. Эль Борак не понимал языка этих людей и приказал матабеле подплыть поближе. Туземцы выглядели дружелюбными, и Гордон, внимательно оглядев джунгли и ничего не заметив подозрительного, опустил винтовку и снял палец со спускового крючка. Умгази подгреб ближе, как приказал Гордон.

Затем, когда негры объяснялись с Гордоном с помощью жестов, из джунглей позади них вылетела тяжелая дубинка и ударила Эль Борака в лоб. Он упал без чувств. В следующий момент негры, схватив оружие, бросились к каноэ, а из джунглей выбежали другие. Умгази едва успел схватить свою дубинку, как они разоружили его и связали ему руки и ноги так же, как и Гордону, который все еще был без сознания. Затем, оставив каноэ там, где оно затонуло во время схватки, они тщательно забросали свои следы грязью. Воины забрались на деревья, которые росли высоко и густо вдоль берега реки. Туземцы, придерживая пленников, передвигались по ним, как обезьяны, прыгая с ветки на ветку: деревья были такие большие, а их ветви такие запутанные, что это им легко удавалось. Пройдя таким образом некоторое расстояние, они спустились на землю. Несмотря на путы, матабеле сопротивлялся и боролся на каждом шагу пути. Он не знает, почему его не убили. Тем временем Эль Борак пришел в чувство и сказал Умгази, чтобы он освободился и бежал и чтобы привел Волков выручить его. "Потому что, – сказал Эль Борак, – если ты попытаешься взять меня с собой, нас убьют обоих, а если ты убежишь, ты можешь вернуться с воинами и освободить меня".

Туземцы сбросили их с деревьев, и Умгази повернулся спиной к Эль Бораку, так как руки у него были связаны за спиной. Кисти рук у Эль Борака были тоже связаны, но он развязывал путы Умгази пальцами. Когда он покончил с ними, Умгази освободил ноги, вскочил, выхватил свою дубинку у воина, убил его и убежал.

8
{"b":"10630","o":1}