ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

  В послевоенные годы произошли существенные изменения в характере и организационном построении Ф. г. Кроме Ф. г., имеющих четко выраженную структуру во главе с руководящей холдинг-компанией (в этих случаях обычно проводится общая политика среди всех звеньев данной Ф. г. в целях максимизации прибыли), появились Ф. г., в которых отсутствует единый координационный центр. Общность интересов здесь достигается с помощью взаимного владения акциями и объединения вокруг крупных кредитно-финансовых учреждений (коммерческих и инвестиционных банков, страховых компаний).

  В условиях современного государственного монополистического капитализма усиливается универсализация ведущих Ф. г., что способствует более высокой степени монополизации экономики в руках современной плутократии. Большая часть Ф. г. утратила отраслевую специализацию. Так, Рокфеллеры , господствовавшие до 2-й мировой войны 1939–45 главным образом в нефтяной промышленности, проникли в машиностроение, производство оружия, транспорт и кредитно-финансовую сферу. Морганы , державшие монополию в банковской сфере, распространили влияние на компании нефтяной, газовой и электротехнической промышленности. Аналогичные изменения произошли также в странах Западной Европы и Японии, где Ф. г. значительно диверсифицировали свою деятельность и создали многоотраслевую структуру подчинённых предприятий и компаний. Большинство Ф. г. контролируют крупнейшие компании в машиностроении, электронике и кредитно-финансовой сфере. Однако наряду с ними сохранились Ф. г. с ярко выраженной специализацией – это группы, созданные благодаря усиленной эксплуатации природных и людских ресурсов бывших колоний (особенно характерно для Ф. г. Великобритании, Бельгии и Нидерландов). Так, значительная часть активов таких групп, как английские Ротшильды, французский «Банк де л'Эндошин» (в 70-е гг. поглощена Ф. г. «Суэц»), бельгийский «Сосьете женераль» и ряда др., долгое время обеспечивалась деятельностью этих компаний в бывших колониальных странах. Интересы Ф. г., как правило, сосредоточивались в горнодобывающей промышленности, торговле и сфере обслуживания. По мере становления экономики развивающихся стран эти группы стараются распространить своё влияние на новые отрасли промышленности.

  Важная особенность развития Ф. г. в период общего кризиса капитализма (особенно в условиях научно-технической революции) – рост их влияния в современных отраслях промышленности и в связи с этим падение удельного веса старых Ф. г., например в США групп Нью-Йорка, и возрастание роли относительно новых, связанных с электротехнической, химической, военной и др. отраслями промышленности [в США региональных (провинциальных) групп, во Франции «Суэц» и т.д.]. Универсальный характер деятельности ведущих Ф. г. затрудняет развитие новых монополистических группировок, поэтому решающее положение в экономике США, Западной Европы и Японии по-прежнему занимают несколько десятков Ф. г. В середине 70-х гг. их насчитывалось в США около 30, в Великобритании, во Франции, ФРГ и Японии по 15–20. В малых высокоразвитых странах Западной Европы (Швеции, Нидерландах, Швейцарии, Бельгии) господствуют три-четыре Ф. г. Ведущее место среди Ф. г. мира занимают американские. Однако несмотря на относительную устойчивость основных финансовых группировок современного капиталистического мира, в 60–70-е гг. существенно преобразился характер Ф. г.: на смену господствовавшим прежде отдельным олигархическим семьям пришли союзы финансовых магнатов, объединённых не только по семейным, но и по деловым связям. Между различными Ф. г. идёт ожесточённая борьба за контроль над экономическими ресурсами, политическими организациями, государственным аппаратом. Усилилась тенденция взаимного проникновения и переплетения Ф. г.: крупнейшие торгово-промышленной корпорации одной Ф. г. устанавливают кредитные связи с банками и страховыми компаниями другой. Например, монополистические группы Калифорнии и Техаса (США) часто обращаются за кредитами в банки Уолл-стрита.

  Широкое развитие получил процесс интернационализации Ф. г., при котором значительная часть активов Ф. г. оседает за границей, а внутри страны эти группы активно сотрудничают с иностранными монополиями. Это характерно для амер. Ф. г., а также для Ф. г. Западной Европы (особенно в рамках «Общего рынка»), Японии.

  Интеграция экономики главных капиталистических стран породила новый тип международных монополистических коалиций финансового капитала – многонациональные промышленные корпорации, международные банковские объединения, включающие в свою орбиту крупные национальные банки ряда стран. В середине 70-х гг. к их числу относились международные кредитные учреждения ряда ведущих зап.-европейских банков (нем. «Дойче банк», голландский Амстердамско-Роттердамский банк), которые специализировались на финансировании международной деятельности ведущих европейских электротехнических концернов («Сименс», «Филипс» и ряд др.).

  Новые формы капиталистического разделения труда создали предпосылки для возникновения международных объединений Ф. г., общность интересов которых формируется на основе профессиональных связей и охватывает как производственную сферу (внутриотраслевую специализацию), так и область научно-технических исследований, управление производством, сбыт продукции и обслуживание покупателей (маркетинг) («Ампэн» – «Вестингауз»; «Креди Лионне» – Коммерческий банк).

  В послевоенные годы усиливается процесс сращивания Ф. г. с буржуазным государством. Особенно он проявился в странах Западной Европы (Франции, Италии, Швеции), где государственные банки выступают основными кредиторами Ф. г. Как правило, сращивание государственного аппарата и Ф. г. происходит путём объединения собственности в производственной или кредитно-финансовой сфере, а также использования монополиями поддержки и помощи государства для внешнеэкономической экспансии, завоевания мировых рынков.

  Господство Ф. г. в экономической, политической и общественной жизни капиталистических стран буржуазные экономисты и социологи пытаются маскировать с помощью различных теорий: «народного капитализма» теории , «демократизации» капитала , «диффузии собственности» и др. Продажа акций населению, развитие самофинансирования, известные законодательные ограничения в кредитно-финансовой сфере, национализация крупнейших банков и страховых компаний в ряде стран Западной Европы выдаются ими как доказательство подрыва мощи финансового капитала и Ф. г. Однако анализ деятельности монополистических групп показывает, что, несмотря на некоторые изменения в их формах и характере деятельности, обусловленные процессами развития современного капиталистического общества, Ф. г. по-прежнему остаются его господствующим звеном.

  Лит.: Ленин В. И., Империализм, как высшая стадия капитализма, Полное собрание соч., 5 изд., т. 27; Аникин А. В., Кредитная система современного капитализма, М., 1964; Меньшиков С. М., Миллионеры и менеджеры, М., 1965; его же, Современный капитализм, 1974; Черников Г. П., Финансовая олигархия Франции, М., 1966; Жуков Е. Ф., Страховые монополии в экономике США, М., 1971; Политическая экономия современного монополистического капитализма, М., 1975, т. 1, гл. 9.

  Е. Ф. Жуков.

Финансовые реформы 1860-х гг.

Фина'нсовые рефо'рмы 1860-х гг. в России, буржуазные реформы, цель которых – приспособить финансовую систему страны к развитию капитализма. Подготовка и проведение крестьянской реформы 1861 вызвали необходимость учреждения Госбанка (1860) и образования в министерстве финансов Главного выкупного учреждения для проведения выкупной операции (1862). Инициатором большинства реформ, проводившихся при министре финансов М. Х. Рейтерне (1862–78), был В. А. Татаринов (1863–71 – государственный контролёр). 22 мая 1862 были введены «Правила о составлении, рассмотрении и исполнении государственной росписи и финансовых смет министерств и главных управлений». Все ведомства должны были ежегодно составлять сметы по установленной форме и с подробными указаниями отдельных статей и параграфов расходов. Общая роспись бюджета государства составлялась министерством финансов, затем утверждалась Государственным советом и императором, после чего становилась законом. С 1862 государственная роспись стала публиковаться. В 1864–68 все государственные доходы были сосредоточены в кассах Государственного казначейства министерства финансов. Из них в соответствии с бюджетными сметами и кассовыми расписаниями производились расходы. Возросло значение финансового государственного контроля, который ежегодно проверял законность проекта росписи доходов и расходов до его рассмотрения в Государственном совете и представлял Государственному совету отчёт об исполнении финансовой сметы за прошлый год. В 1865 были созданы местные органы государственного контроля – контрольные палаты. В начале 60-х гг. винные откупа были заменены акцизным сбором на производство спиртных напитков, а с 1866 – на табак. Для взимания акциза были созданы губернские и окружные акцизные управления. Департамент разных податей и сборов министерства финансов был разделён в 1863 на департаменты неокладных сборов (косвенные налоги) и окладных сборов (прямые налоги).

125
{"b":"106333","o":1}