ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

  В психологии значительное место занимает психоанализ, с позиций которого разрабатывается психотерапия криминальных случаев, детская и подростковая психотерапия, психосоматика (А. Мичерлих) и др.

  Марксистская мысль в ФРГ ведёт борьбу с буржуазными философскими и социологическими концепциями (И. Шлейфштейн, Р. Штайгервальд и др.; издаётся журнал «Marxistische Blätter»). В 1969 создан институт марксистских исследований во Франкфурте-на-Майне.

  Общества и организации: Нем. философское общество (центр — Гейдельберг, основано в 1950), общество им. И. Канта (основано в 1969) и др., Нем. социологическое общество (центр — Франкфурт-на-Майне), Нем. психологическое общество (основано в 1903). См. также Философские общества и организации , Социологические общества и организации , Психологические общества и организации .

  Журналы: «Zeitschrift für philosophische Forschung» (с 1946), «Kölner Zeitschrift für Soziologie und Sozialpsychologie» (c 1948); см. также Философские журналы , Психологические журналы , Социологические журналы .

  Т. А. Клименкова.

  Историческая наука. Историческая наука ФРГ отличается значительной активностью. Издаётся много трудов по истории, основанных, как правило, прежде всего на архивных источниках; большое значение придаётся изданию документов. Вместе с тем историки в своём большинстве сохраняют верность традициям нем. буржуазной историографии: их труды отмечены идеалистической методологией и философским эклектизмом, отрицанием объективных законов, антикоммунизмом. Подобно своим предшественникам, многие буржуазные учёные стремятся приукрасить роль господствующих классов в герм. истории, возвеличивая при этом «сильные личности» типа Фридриха II или О. Бисмарка, обелить агрессивный внешнеполитический курс Пруссии и Германии в целом, замолчать или принизить борьбу трудящихся против эксплуататоров и милитаристов. Пытаясь максимально приспособить историческую науку к политическим потребностям правящих кругов, некоторые зап.-герм. историки подводят «историческую базу» под внешнеполитический курс на сближение с зап. державами. С целью обоснования «европеизма» внешней политики ФРГ историки этой страны, даже изучающие античную и средневековую историю, занимаются поисками антиисторических параллелей на тему о «западной общности», моделей «наднациональных объединений». В целом, однако, историческая проблематика явно сдвинулась в сторону новейшего времени. Появилось много трудов по проблемам фашизма, для большинства которых характерно стремление затушевать ответственность монополий, породивших фашизм и всемерно поддерживавших его, доказать, будто для герм. истории фашизм был «случайным явлением». В работах по истории 2-й мировой войны 1939—1945 в течение долгого времени упорно культивировался реваншизм, искажались причины поражения гитлеровской Германии, оспаривался решающий вклад СССР в её разгром. Уделяя много внимания Движению Сопротивления, буржуазные историки изображают его ведущей силой представителей имущих классов, офицерства, пытаясь поставить под сомнение последовательный антифашизм герм. коммунистов и возводя на них нередко прямую клевету.

  В 60-х гг. среди буржуазных историков усилилась дифференциация, вызванная существенными политическими сдвигами внутри страны и на международной арене и очевидными успехами марксистской исторической науки. Открыто реакционная группировка (В. Герлиц, Э. Хёльцле, В. Хубач, В. Тройе и др.) хотя и сохранила сильные позиции, но утратила главенство, перешедшее к «умеренному» течению, к которому принадлежат отдельные учёные старшего поколения (Т. Эшенбург, В. Конце, Т. Шидер, К. Эрдман) и большинство историков среднего возраста (К. Брахер, У. Велер, Р. Морзей, Г. А. Якобсен, Х. Момзен и др.). В своих работах представители этого направления отказываются от некоторых опровергнутых марксистской наукой концепций, от некоторых приёмов периода «холодной войны», расширяют круг исследований по социально-экономической истории, начинают применять социологические методы анализа, проявляют больше интереса к изучению истории рабочего движения, оставаясь, однако, в целом на ненаучных позициях.

  Антисоветизм и антикоммунизм присущи многим изданиям, посвященным истории Вост. Европы, истории СССР, ГДР и др. социалистических стран. Откровенной апологетикой фашистского режима и реабилитацией гитлеровских преступников занимается неонацистское течение (В. Глазебок и др.). Вместе с тем активизируется левое крыло буржуазных историков (В. А. Абендрот, Р. Кюнль, Д. Штегман и др.), находящееся под влиянием марксизма. Его консолидации весьма способствовали исследования Ф. Фишера, разоблачившего захватнические цели Германии в 1-й мировой войне 1914—18 и тем самым нанёсшего сильнейший удар реакционной историографии. Всё чаще появляются и работы марксистских авторов, посвященные главным образом проблемам истории последних десятилетий (У. Хохмут, И. Шлейфштейн). Заметные успехи достигнуты западногерманскими историками-марксистами в исследовании антифашистского движения, в изучении истории ФРГ.

  Зап.-герм. историки объединяются Союзом историков ФРГ и Союзом учителей истории ФРГ (оба основаны в 1949). Важнейшие научные центры: общество им. Ранке в Гамбурге (основано в 1950), институт современной истории в Мюнхене (основан в 1950), Нем. общество внешней политики в Бонне (основано в 1955), Комиссия по истории парламентаризма и политических партий в Бонне (основана в 1951), Нем. институт по изучению средневековья в Мюнхене (основан в 1819), фонд им. Ф. Эберта (основан в 1925), общество им. А. Бебеля по изучению научного социализма во Франкфурте (основано в 1963), институт марксистских исследований во Франкфурте (основан в 1969) и др. Главные органы исторической периодики: «Historische Zeitschrift» (с 1859), «Vierteljahrshefte für Zeitgeschichte» (c 1953), «Saeculum» (c 1950), «Geschichte in Wissenschaft und Unterricht» (c 1950), «Marxistische Blätter» (c 1963) и др.

  Л. И. Гинцберг.

  Экономическая наука. В буржуазной экономической науке ФРГ противостоят 2 основных направления: неолиберализм (в разработке теории которого зап.-герм. экономистам принадлежит ведущая роль) и неокейнсианство . Главой зап.-герм. неолиберального направления является В. Эйкен. Видные представители — Ф. Бём, Х. Гросман-Дерт, Ф. Луц, Ф. Матезиус, Л. Микш, Ф. Майер, Б. Пфистер, А. Рюстов, О. Файт, Т. Шмольдерс. Занимая метафизические позиции в подходе к проблемам исторического развития общества, представители зап.-герм. неолиберализма считают идеальным типом экономики т. н. социальное рыночное хозяйство. Последнее предусматривает незыблемость частной собственности, свободу ценообразования, стабильность денежного обращения, свободную конкуренцию, частную предпринимательскую инициативу и ответственность предпринимателей перед обществом. Защищая свободную конкуренцию, сторонники неолиберализма, однако, не выступают против строго ограниченного вмешательства государства в область экономики. Применяющиеся в др. капиталистических странах прогнозирование и программирование развития экономики они считают неприемлемыми для ФРГ. Теория социального рыночного хозяйства была провозглашена официальной государственной доктриной, а практические мероприятия, разработанные её создателями, были положены в основу экономической программы ведущих партий зап.-герм. монополистического капитала ХДС/ХСС. Связь этой концепции с экономической политикой государства обеспечивалась тем, что многие сторонники и создатели этой теории занимали видные государственные посты (Л. Эрхард и др.). Циклический кризис перепроизводства 1966—67 показал несостоятельность теории неолиберализма и проводимой на её основе экономической политики государства. На смену господствовавшей с середины 50-х гг. неолиберальной концепции была выдвинута неокейнсианская, обосновывающая активное широкое вмешательство государства в процесс капиталистического воспроизводства. Зап.-герм. неокейнсианцы (Г. Бомбах, Х, Гирш, Х. Ортлиб, В. Креллс, У. Хофман, К. Вайцзеккер) вместо статической модели социального рыночного хозяйства выдвинули динамическую модель т. н. просвещенного рыночного хозяйства. Несмотря на то, что в неокейнсианской модели предусмотрено введение новых по сравнению с неолиберальной моделью положений, касающихся политики «экономического роста», «глобального регулирования экономики», основное положение её (принцип незыблемости частной собственности) осталось таким же, как и в модели неолибералов.

23
{"b":"106341","o":1}