ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Счастье оптом
Марш анонимов. Книга 1. Крестопереносец
Отрубить голову дракону
Большая книга для детей. О страхах, дружбе, школе, первой любви и вере в себя
Пока-я-не-Я. Практическое руководство по трансформации судьбы
Буйный
Записки судмедэксперта
Самый полный гороскоп на 2020 год. Астрологический прогноз для всех знаков Зодиака
Agile. Процессы, проекты, компании
Содержание  
A
A

  Ф. у всех народов проходил в своём развитии стадии: генезиса (становления), развитого Ф., позднего Ф. Хронологические рамки этих стадий для разных регионов и стран мира различны.

  Феодализм в странах Европы. Генезис Ф. В странах Западной Европы Ф. сложился на развалинах Западной Римской империи, завоёванной в ходе Великого переселения народов варварами (главным образом германцами – франками, вестготами, бургундами, лангобардами и др.). Генезис Ф. охватывает здесь период с конца 5 по 10–11 вв. В вопросе о путях становления Ф. в Западной Европе в буржуазной историографии сложилось 3 основных направления (восходящих ещё к 18 в.). Одни историки (т. н. романисты) считают, что Ф. восходит в своих основных чертах к социально-правовым и политическим институтам позднеримской империи, другие (т. н. германисты), – что Ф. установился в результате возобладания германских институтов в общественной и политической организации средневекового общества; третьи придерживаются теории синтеза, под которым понимают механическое соединение в процессе феодализации античных и варварских порядков. Большинство современных западных историков является сторонниками концепции континуитета, т. е. медленной эволюции (без перерыва) римских или германских (или тех и других) начал, в ходе которой складывалось феодальное общество.

  Марксистская историография, признавая наличие «протофеодальных» элементов как в структуре позднеримского общества (колонат, патроциний – политическая власть крупных землевладельцев над населением), так и в структуре варварского, в частности германского, общества (дружинные отношения, различные формы зависимости и др.), рассматривает переход от дофеодальных формаций к Ф. как революционный процесс. На территории бывшей Западной Рим. империи этот процесс осуществлялся в форме синтеза разлагавшихся рабовладельческих (позднеантичных) и первобытнообщинных (германских, варварских) отношений, приведшего к созданию качественно нового строя.

  Этнополитические общности, возникшие на территории Западной Римской империи после завоевания её варварами, характеризовались – при всех локальных особенностях – некоторыми общими чертами. Племя-завоеватель, установившее в данном ареале своё военное господство, выступало основателем государственности (варварских королевств, приобретших со временем форму раннефеодальных монархий). Основная масса покорённого местного трудового населения оказалась на положении неравноправных, «тяглых» людей. Огромные территориальные захваты варваров и разделы земель между германцами ускорили превращение сложившейся у них ещё до вторжений родо-племенной аристократии в землевладельческую. Герм. короли раздавали земли, доставшиеся им при захвате римских территорий, своим дружинникам; в руки дружинников попадали целые поместья римских землевладельцев с их рабами и колонами. В варварских обществах сложился рабовладельческий уклад. Однако определяющим фактором эволюции этих обществ в направлении Ф. стало разложение сельской общины варваров, объединявшей свободных полноправных земледельцев (земледелие, наряду со скотоводством, стало основным занятием германцев ещё задолго до завоевания ими Западной Римской империи). После варварских завоеваний община в большинстве регионов Западной Европы находилась на той стадии развития, когда основной производственной ячейкой стало уже индивидуально-семейное (крестьянское) хозяйство, что повлекло за собой формирование развитого (полного) аллода – свободно отчуждаемого земельного надела. Возобладание индивидуально-семейного трудового хозяйства как основы общественного производства было фундаментальной социально-экономической предпосылкой генезиса Ф. На базе развитого аллода ускорилась имущественная дифференциация в среде общинников. В том же направлении воздействовали на сельскую общину государственные повинности – судебные, податные, военные и др. – само полноправие общинника стало в новых условиях фактором его разорения. Немалую роль в этом процессе сыграл и произвол более могущественных соседей, превращавшихся благодаря королевским земельным пожалованиям в крупных землевладельцев и стремившихся расширить территорию своего господства за счёт подчинения соседних общин. Процесс феодализации протекал в различных формах и с различной интенсивностью в разных регионах. В одних случаях общинники «добровольною признавали себя «людьми» данного господина, беря на себя обязательство «служить» ему (отношения коммендации ), в других – вынуждены были идти к нему в кабалу. Особенно часты были случаи, когда разорившиеся земледельцы-общинники брали у крупного землевладельца земельный надел на условиях несения повинностей или под угрозой разорения передавали ему свой земельный надел и получали его обратно на праве «держания», обременённого повинностями (одна из наиболее распространённых форм – прекарный договор, см. Прекарий ). С течением времени обе формы зависимости – поземельная и личная – сливались. Королевская власть, жалуя своим служилым людям права на получение государственных доходов с определённой территории или возлагая на магнатов выполнение государственных функций в своей округе (см. Иммунитет ), ускоряла постепенное превращение отдельных территорий в частные вотчины , а её земледельцев – в зависимых держателей вотчинника. Процесс феодализации сводился не к отрыву крестьянина от надела, а к прикреплению его (в той или иной юридической форме) к земле. В ходе этого процесса крестьянский надел становился зависимым, несвободным, отягощенным повинностями в пользу господина, который становился верховным собственником надела крестьянина и его сеньором. Такова определяющая сторона аграрного переворота (во Франкском государстве в 8–9 вв.), ознаменовавшего в Западной Европе переход от варварского общества к раннефеодальному. Вторая сторона этого переворота – формирование структуры господствующего класса, обеспечивавшей осуществление функций классового подавления. Оно происходило разными путями. С одной стороны, складывалось условное (главным образом на условиях несения военной службы) держание – бенефиций , с другой – параллельно с этим в Западной Европе распространились отношения вассалитета , т. е. лично-договорные связи, предполагавшие выполнение вассалом в пользу сеньора почётных служб (в основном – военной), совместимых с принадлежностью обоих участников вассального договора к господствующему классу – феодалам. Постепенно стало обычным, что бенефициарий являлся вассалом, а вассал получал земельное пожалование. Результатом процесса феодализации явилось, т. о., складывание основных антагонистических классов феодального общества. С одной стороны, масса в прошлом свободных общинников-земледельцев, а также рабы, колоны, полусвободные сливались в единый класс феодально-зависимого крестьянства, с другой – складывался военно-феодальный класс, объединённый феодальной иерархией. В сфере политической надстройки для генезиса Ф. характерны внешне централизованные, иногда очень обширные (типа империи Карла Великого ), но по существу аморфные и легко распадающиеся государства, лишённые прочных внутренних экономических и этнических связей. Процесс феодализации сопровождался острой социальной борьбой как между уже зависимыми слоями населения и их господами, так и между свободными, но втягивавшимися в зависимость общинниками, с одной стороны, и земельными магнатами, а также королевской администрацией – с другой. Эта борьба нередко принимала форму крупных восстаний, участники которых выдвигали требование возврата к древним общинным порядкам.

  В сфере идеологической процесс феодализации сопровождался распространением христианства , повсеместно пришедшего на смену язычеству. Христианская религия выступала в качестве идеологической санкции складывавшегося феодального строя и правопорядка. Социальный протест угнетённых приобретал поэтому нередко форму отстаивания язычества, а также еретических движений.

65
{"b":"106341","o":1}