ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

  Марксистский анализ проблемы Ч. предполагает выявление социальной сущности, конкретно-исторической детерминации его сознания и деятельности, различных исторических форм бытия человека и его образа жизни, раскрытие соотношения социального и биологического в Ч. и др.

  Общественной истории Ч. предшествовала его естественная предыстория: зачатки трудоподобной деятельности у человекообразных обезьян, развитие стадных отношений высших животных, развитие звуковых и двигательных средств сигнализации. Определяющим условием реализации этих предпосылок становления Ч. марксизм считает труд, возникновение которого ознаменовало собой превращение человекообразной обезьяны в человека (см. Ф. Энгельс, там же, т. 20, с. 489—90). Животные не могут производить коренных изменений в условиях своего существования, они приспосабливаются к окружающей среде, которая и определяет образ их жизни. Ч. же не просто приспосабливается к данным условиям, а, объединяясь в совместном труде, преобразует их в соответствии со своими постоянно развивающимися потребностями, создаёт мир материальной и духовной культуры. Культура творится человеком в той же мере, в какой сам Ч. формируется культурой.

  Ч. есть живая система, представляющая собой единство физического и духовного, природного и социального, наследственного и прижизненно приобретённого. Как живой организм Ч. включен в природную связь явлений и подчиняется биологическим (биофизической, биохимической, физиологической) закономерностям, на уровне сознательной психики и личности Ч. обращен к социальному бытию с его специфическим закономерностями. Физическая, морфологическая организация Ч. является высшим уровнем организации материи в известной нам части мироздания. Ч. кристаллизует в себе всё, что накоплено человечеством в течение веков. Эта кристаллизация осуществляется и через приобщение к культурной традиции, и через механизм биологической наследственности. Ребёнок наследует запас генетической информации через специфически человеческое строение тела, структуру мозга, нервной системы, задатков. «Человек является непосредственно природным существом. В качестве природного существа, притом живого природного существа, он, с одной стороны, наделён природными силами, жизненными силами, являясь деятельным природным существом; эти силы существуют в нём в виде задатков и способностей...» (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Из ранних произведений, 1956, с. 631). Однако природные (анатомо-физиологические) задатки развиваются и реализуются только в условиях социального образа жизни в процессе общения ребёнка со взрослыми. Марксизм отвергает метафизические представления о существовании врождённых идей и способностей у Ч. Проявление биологических закономерностей жизни Ч. носит социально обусловленный характер. Жизнь Ч. детерминируется единой системой условий, в которую входят как биологические, так и социальные элементы. При этом биологические составляющие этой единой системы играют роль лишь необходимых условий, а не движущих сил развития. Действия Ч., образ его мыслей и чувств зависят от объективных исторических условий, в которых он живёт, от особенностей той социальной группы, класса, интересы которых он сознательно или бессознательно представляет. Содержание духовной жизни Ч. и законы его жизни наследственно не запрограммированы. Но этого никак нельзя сказать о некоторых потенциальных способностях к творческой деятельности, об индивидуальных особенностях дарования, которые формируются обществом, но на основе наследственных задатков. Наследственные моменты в той или иной степени, прежде всего через особенности высшей нервной системы, влияют и на характер развития наклонностей и способностей Ч.

  Перед каждым вступающим в жизнь Ч. простирается мир вещей и социальных образований, в которых воплощена, опредмечена деятельность предшествующих поколений. Именно этот очеловеченный мир, в котором каждый предмет и процесс как бы заряжен человеческим смыслом, социальной функцией, целью, и окружает Ч. При этом достижения человеческой культуры не даны Ч. в готовом виде в воплощающих их объективных условиях, а лишь заданы в них. Освоение социальных, исторически сложившихся форм деятельности — главное условие и решающий механизм индивидуального становления Ч. Чтобы сделать эти формы своими личными способностями и частью своей индивидуальности, Ч. с раннего детства вводится в такое общение со взрослыми, которое выражается в виде подражания, учения и обучения. В результате этого индивидуально развивающийся Ч. овладевает способностями разумно действовать с орудиями труда, с различного рода символами, словами, с представлениями и понятиями, со всей совокупностью социальных норм. Осваивая очеловеченную природу, ребёнок приобщается к бытию культуры разнообразными способами. В этом приобщении участвует каждое из «... человеческих отношений к миру — зрение, слух, обоняние, вкус, осязание, мышление, созерцание, ощущение, хотение, деятельность, любовь, — словом, все органы его индивидуальности...» (там же, с. 591).

  В процессе приобщения к культуре у Ч. вырабатываются механизмы его самоконтроля, выражающиеся в способности волевыми усилиями регулировать широкий диапазон влечений, инстинктов и т.п. Этот самоконтроль по существу является социальным контролем. Он подавляет неприемлемые для данной социальной группы импульсы и составляет необходимое условие жизни общества. Чем более интенсивно развивается человечество, тем всё более сложными оказываются проблемы образования и воспитания, формирования Ч. как личности.

  Исторически сложившиеся нормы права, морали, быта, правила мышления и грамматики, эстетические вкусы и т.д. формируют поведение и разум Ч., делают из отдельного Ч. представителя определённого образа жизни, культуры и психологии: Ч. «... только в обществе может развить свою истинную природу, и о силе его природы надо судить не по силе отдельных индивидуумов, а по силе всего общества» (Маркс К. и Энгельс Ф., там же, т. 2, с. 146). Критикуя представления о Ч. как изолированной монаде, Маркс подчёркивал, что Ч. всесторонне включен в контакт, общение с обществом, даже когда остаётся наедине с собой. Осознание Ч. себя как такового всегда опосредствовано его отношениями к другим людям. Каждый отдельный Ч. представляет собой неповторимую индивидуальность, и вместе с тем он несёт в себе некую родовую сущность. Он выступает как личность, когда достигает самосознания, понимания своих социальных функций, осмысления себя как субъекта исторического процесса. Становление личности связано с процессом общественной дифференциации, выделением отдельного индивида из коллектива по мере развития личных прав и обязанностей. Марксистское понимание Ч. исходит из того, что Ч. может быть свободным лишь в свободном обществе, где он не только является средством осуществления общественных целей, но выступает прежде всего как самоцель. Идеал такого общества марксизм видит в коммунистическом обществе, так как только в нём Ч. получит средства, дающие ему возможность полностью выявить свою индивидуальность. См. также Личность .

  Лит.: Проблема человека в современной философии. Сб. ст., М., 1969; Смирнов Г. Л., Советский человек, М., 1971; Григорьян Б. Т., Философия о сущности человека, М., 1973; Соотношение биологического и социального в человеке, М., 1975; Дубинин Н. П., Шевченко Ю. Г., Некоторые вопросы биосоциальной природы человека, М., 1976.

  А. Г. Спиркин.

  Происхождение человека. Ч. появился на Земле в итоге сложного и длительного процесса историко-эволюционного развития (см. Антропогенез ) и как биологическое существо сохраняет тесную связь с животным миром, прежде всего с отрядом приматов , в который он входит в ранге особого семейства гоминид . Согласно распространённой точке зрения, человеческая ветвь эволюции отделилась от общего с человекообразными обезьянами ствола в период интенсивной адаптивной радиации обезьян в миоцене, скорее всего 12—15 млн. лет назад. Наиболее вероятными предками Ч. на этой стадии были рамапитеки (или кениапитеки) — высокоразвитые приматы, известные по остаткам челюстей, найденных в Азии (Индия, Пакистан), Восточной Африке (Кения) и Европе (Венгрия). Вопрос о времени появления первых гоминид тесно связан с пониманием самого критерия гоминизации, по поводу которого существуют различные точки зрения. Если подразумевать под ним ту или иную степень освоения предками Ч. принципиально новой адаптивной зоны в связи с развитием трудовой деятельности и культуры и возникновением нового способа поведения, то с морфологической стороны критерий гоминизации должен включать: прямохождение, начальную стадию трудовой адаптации кисти и достаточно высокий уровень развития мозга. В соответствии с этим древнейшим достоверным представителем гоминид до недавнего времени мог считаться вид Homo habilis («человек умелый»), выделенный английским учёными Л. Лики , Ф. Тобайясом и Дж. Нейпиром в 1964 на основании находок в ущелье Олдовай . Прогрессивные черты морфологии Н. habilis (прямохождение, высокий уровень развития мозга, по которому он превосходит всех современных и ископаемых человекообразных обезьян) сочетались с наиболее ранними и примитивными из известных науке каменных орудий. По-видимому, этот гоминид, живший ок. 2 млн. лет назад, был творцом древнейшей каменной культуры — олдовайской (см. Галек культура ). Однако позднее появились новые факты, свидетельствующие о ещё большей древности гоминид, и в частности рода Homo. Так, в 1972 учёным из Кении Р. Лики был открыт так называемый «череп 1470» и сопутствующие ему остатки скелета конечностей в районе к востоку от оз. Туркана (бывшее Рудольф, Кения). Абсолютный возраст находки превышает 2 млн. лет. Череп отличается рядом прогрессивных особенностей даже при сравнении с более поздними гоминидами, в том числе относительно высоким и округлённым сводом, слабым развитием рельефа на лобной и затылочной костях, умеренной выраженностью позадиглазничного сужения; объём мозга (770—775 см3 ) выше, чем у Н. habilis (в ср. 625 см3 ), и достигает величины, характерной для некоторых архантропов; бедренная кость вполне человеческого типа. Другая находка сделана М. Лики в Танзании в 1975. Это остатки ископаемых гоминид и каменные орудия в слое, датируемом 3,5 млн. лет. Ископаемые гоминиды древностью примерно 3 млн. лет обнаружены и в Хадаре (Эфиопия) в 1973—74. К числу хронологических предшественников современных Ч. относятся также архантропы, появившиеся около 1,9 млн. лет назад (а может быть и раньше), и палеоантропы, время существования которых 0,3—0,035 млн. лет. Ч. современного вида (Н. sapiens) появился не позднее 40 тыс. лет назад, а по некоторым данным, — ещё раньше. Уже в верхнем палеолите, по-видимому, были заселены Австралия и Америка. Преобладающим типом раннего Н. sapiens является кроманьонский, прослеживающийся в Европе и за её пределами и в последующие эпохи. Для него характерны прямой лоб, надбровные дуги (вместо надглазничного валика), отчётливо сформированный подбородочный выступ, высокий свод черепа и т.д.

11
{"b":"106383","o":1}