ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

  В средние века описания народов Европы и Средиземноморья оставили византийские и арабские авторы, западноевропейские хронисты. Путешествия Плано Карпини, Виллема Рубрука и особенно Марко Поло расширили средневековые познания европейцев о народах Восточной и Южной Азии.

  Резкое увеличение этнографических знаний произошло в эпоху Великих географических открытий (с середины 15 в.). В Америке и Африке европейцы столкнулись с племенами неизвестного происхождения, иной культуры и облика. Для Э. важны описания американских земель испанцами (Х. Колумб, Б. де Лас Касас, Д. де Ландаидр.), поскольку значительная часть индейского населения и его культура в ходе европейского завоевания были уничтожены (майя, инки и др.).

  В ходе колониальных захватов и географических открытий голландцы, англичане и французы (17—18 вв.) столкнулись с североамериканскими индейцами (сведения о них оставлены главным образом французскими миссионерами — Ф. Лафито и др.), аборигенами Океании (описания Ж. Ф. Лаперуза, Дж. Кука и др.), Австралии, Африки. Накопление этнографического материала в конце 18 в. привело к попыткам его научного осмысления: идеализация первобытности как счастливого детства человечества (Ж. Ж. Руссо, Д. Дидро); мысль о зависимости обычаев и нравов от географической среды (Ш. Монтескье); идея культурного прогресса (Вольтер, А. Фергюсон) и самостоятельной ценности культуры каждого народа (И. Г. Гердер).

  С начала 19 в. возрос интерес к Э. европейских народов (появился термин Volkskunde — народоведение). Были изданы немецкие народные сказки и песни (Л. И. Арним, бр. Гримм); труды Я. Гримма , В. Манхардта и других по народным верованиям и германской мифологии послужили основой для мифологической школы (1830—70-е гг.), выводившей фольклор и народные обычаи из древнейшей мифологии, обожествлявшей явления природы.

  К середине 19 в. Э. сложилась как самостоятельная наука. Появились этнологические (этнографические) общества: в Париже (1839), Нью-Йорке (1842), Лондоне (1843). Основное направление в Э. 2-й половине 19 в. — эволюционная школа (Э. Тайлор, А. Бастиан, Л. Г. Морган и др.) — сформировалось под влиянием эволюционного учения. Главные идеи школы: культурное единство человечества, эволюция культуры от низших форм к высшим (от дикости к цивилизации, от группового брака к парному и т. п.), различия в культуре — следствие разных ступеней развития. Прогрессивная для 19 в. эволюционная школа рассматривала, однако, историю как сумму независимых эволюций отдельных элементов культуры, общие закономерности развития выводила из «психического единства» человечества (А. Бастиан). К материалистическому объяснению истории приблизился Морган, связывавший общественный прогресс с развитием средств существования.

  Работы Моргана и труды других эволюционистов были использованы основоположниками марксизма при создании своей концепции первобытной истории. Основные положения марксистской концепции первобытности и возникновения классового общества, содержащиеся в кн. Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства» (1884), в произведениях К. Маркса и Энгельса «Немецкая идеология», «Капитал», «Марка», «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека» и других имеют принципиальное методологическое значение для Э. Они оказали влияние на этнографическую науку уже в 19 в.

  С конца 19 в. этнографические наблюдения велись преимущественно специалистами-этнографами: значительные экспедиции работали на островах пролива Торреса (1898), в северной части Тихого океана (1899—1902) и в других районах. Материал собирался по предварительно разработанным программам. В эпоху империализма в Э. появились реакционные тенденции, отвергающие идеи единства и прогрессивности исторического процесса. К. Старке, Э. Вестермарк , Г. Кунов пытались опровергнуть концепцию группового брака, доказать изначальность индивидуальной семьи. Патер В. Шмидт выдвинул прамонотеизма теорию , призванную согласовать данные Э. о первобытных верованиях с христианской догмой. Влиятельным направлением стал диффузионизм , представители которого (Ф. Гребнер, У. Риверс и др.; см. также Культурно-историческая школа ) подменяли идею развития культуры тезисом о географическом её распространении из развитых центров (например, Древнего Египта) и заимствованием. В США этнографическая школа Ф. Боаса (А. Крёбер , П. Радин и др.) много сделала для конкретного этнографического изучения индейцев Северной Америки, выявила «культурные ареалы» и связи между ними, но точная фиксация фактов не вела у них к историческим обобщениям.

  Значительным было влияние на Э. начала 20 в. французской социологической школы Э. Дюркгейма (М. Мосс и др.), представители которой опирались на разработанное Дюркгеймом понятие о «коллективных представлениях»; Л. Леви-Брюль создал теорию первобытного «дологического мышления», основанного на представлении о магическом сопричастии человека и природы.

  После 1-й мировой войны 1914—18 под влиянием французской Э. сложилась английская функциональная школа (Б. Малиновский, А. Радклифф-Браун и др.), рассматривавшая культуру как систему институтов, выполнявших необходимые общественные функции. Функционалисты изучали синхронный механизм культуры, исследование истории считалось несущественным. Их выводы использовала британская колониальная администрация при создании «косвенного управления» подвластным населением.

  Наиболее реакционным направлением в буржуазной Э. 30 — начала 40-х гг. 20 в. был расизм — официальная идеология гитлеровской Германии: учение о «высшей расе» призвано было обосновать империалистические устремления фашистов.

  Методы фрейдизма , оказавшие влияние на Э. ещё в начале 20 в., послужили основой для этнопсихологической школы в Э. США (А. Кардинер, Р. Бенедикт и др.), ставившей развитие отдельной культуры в прямую зависимость от «среднего» психического типа людей — носителей этой культуры. После критики этих построений в 1950-х гг. новыми течениями в Э. США стали «культурный релятивизм» М. Херсковица и неоэволюционизм (Дж. Стьюард, Л. Уайт).

  В большинстве западноевропейских стран после 2-й мировой войны 1939—45 Э. развивалась по двум направлениям: изучение своего народа и его соседей (С. Эриксон и др.) и изучение неевропейских народов, основным направлением которого стал структурализм . Исследование структуры, главным образом архаических «традиционных» обществ, ведётся последователями Радклифф-Брауна. Сами культурные традиции (мифы, обряды и т. п.) рассматриваются как знаковые системы и исследуются методами структурной лингвистики и теории информации (К. Леви-Строс ).

  Особой областью знания в 20 в. стала славянская Э. (обобщающие работы Л. Нидерле , К. Мошиньского , И. Цвийича ).

  Вторая половина 20 в. отмечена значительным ростом числа и научного уровня этнографов в странах Азии (Япония, Индия, Турция и др.). Главный предмет исследования здесь — происхождение, этническая история и культура основного народа своей страны; изучаются также малые народы.

  В странах Африки этнографы уделяют большое внимание истории африканских культур, их историческому единству, связям с культурами других континентов, традиционным социальным институтам, народному творчеству (Сенегал, Нигер, Гана, Уганда и др.).

  В исследованиях многих зарубежных ученых все более сказывается влияние марксизма: проводятся специальные семинары, читаются лекции, издаются книги о методе исторического материализма в Э. (в Великобритании — Р. Ферт, во Франции — М. Годелье, Ж. Сюре-Каналь, Р. Макариус и др.; в США — У. Осволт; в Японии — Э. Исида и др.). На 9-м международном конгрессе антропологических и этнографических наук (Чикаго, 1973) был организован специальный симпозиум по проблемам марксистской Э.

19
{"b":"106445","o":1}