ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Авиатор
Девушка с татуировкой дракона
Поймать дракона. Новый год в Академии
Готовим без кулинарных книг
Тибетская книга мертвых
Государство Сократа
Учитель Дымов
Чудаки на Русском Севере
Мироходцы. Пустота снаружи
A
A

  Указанное разделение законов стало возможным после осознания двойственности предмета Я. (язык вообще и конкретные языки). До этого в истории Я. законы понимались различно и противоречиво, например представители младограмматизма первоначально определили звуковые законы как исторические, всеобщие (для данного диалекта) и императивные, т. е. подобные законам природы. Затем, признав единственной реальностью лишь язык индивида, они стали рассматривать как звуковой закон только закон изменения отдельных слов в индивидуальной речи, а распространение законов на весь данный язык — как распространение привычек, норм.

  Исторический очерк. Древний этап Я. (Древняя Греция и Индия) характеризуется господством логического направления. Анализ языка — лишь подсобное средство логики; язык рассматривается как средство формирования и выражения мысли. Диалог Платона (5—4 вв. до н. э.) «Кратил» — первое специальное сочинение по Я. в европейской науке, содержащее некоторую систему представлений («модель») о преобразовании идеи в текст. Платон утверждал, что сущности вещей («объективные идеи») отражаются в субъективном человеческом сознании различными сторонами и соответственно различными именами. В высказывании каждое имя ещё более уточняется и становится доступно сообщению другому человеку. Значение Платона для Я., однако, заключается не столько в его специальных рассуждениях, сколько в так называемом конструктивном способе построения его философской системы, связанном с лингвистическим моделированием (диалоги «Софист» и «Парменид»).

  Аристотель (4 в. до н. э.), как и Платон, считал исследование языка лишь вспомогательной частью логики, однако придавал ему большее значение. В работах «Категории», «Об истолковании», «Топика» изложена цельная логико-языковая концепция. Исходной точкой этой концепции является система понятий-слов, «логосов», разбитых на категории, а конечной — анализ разнообразных типов высказываний-суждений и их связей. В философскую систему Аристотель ввёл 10 категорий (сущность, количество, качество, отношение и др.), представляющих собой, по его мнению, высшие роды объективного бытия. Эти категории — построенный в строгой иерархии список всех форм сказуемого (от именных форм к глагольным и от более независимых к более зависимым), которые могут встретиться в простом предложении древнегреческого языка. Аристотель первый из античных мыслителей подошёл к проблеме грамматической формы, развивал учение о частях речи как грамматически различающихся классах слов. Основным типом суждения он считал высказывание: «Существительное-субъект — существительное-предикат» (например, «Лошадь — животное»); другие типы суждений-высказываний он рассматривал как преобразования (трансформации) основного типа. Концепция Аристотеля развивалась в европейской логике и грамматике средневековья (см. Реализм ;Номинализм ;Концептуализм ).Его логическая грамматика не потеряла значения до 20 в., особенно в школьной практике. Некоторые грамматические термины в русской грамматике — кальки введённых Аристотелем терминов.

  Древнеиндийский грамматик Панини (5—4 вв. до н. э.), в отличие от Платона и Аристотеля, построивших общефилософские системы взглядов, рассматривает язык в самом себе и для себя, притом главным образом в формальном отношении, без системы семантики. Его нормативная грамматика «Аштадхьяи» («Восьмикнижие») исчерпывающе описывает фонетику, морфологию, словообразование и элементы синтаксиса древнеиндийского языка. Панини впервые и лингвистически вполне точно ввёл понятия корня, аффикса, основы слова и понятие порождения словоформ; он первым стал пользоваться условным символическим языком описания. Будучи образцом системного описания языка, грамматика Панини превосходит античные грамматики, например александрийской школы, которые ещё не содержат идеи разложения слов, и находится во многом на уровне языковедческих работ 20 в., предвосхищая, как и система Платона, конструктивный подход к языку (см. ниже). Система Панини возникла в русле традиций предшествующих школ — Айндры, Шакатаяны, Апишали и многих других, от которых до наших дней дошли лишь немногие сочинения, например «Нирукта» грамматиста Яски. В свою очередь влияние Панини в Индии было огромно, и индийская грамматическая традиция после Панини достигла огромного развития: Чандрагомин, Нагеша Бхатта, Каунда Бхатта, Катьяяна, Патанджали, Бхартрихари и др. В традиции Панини была выработана теория «спхота» — идеальных прообразов конкретных языковых форм — и создано представление о языке как системе возможностей более богатой, чем совокупность осуществившихся реализаций.

  Одной из наиболее законченных логико-лингвистических концепций за пределами европейской культуры является индийская школа навья-ньяя (с 13 в.). Она близка к концепции Аристотеля («подход от категорий»). Однако, в отличие от Аристотеля, учёные этой школы считали исходными категориями не роды и виды, а свойства; сущностям языка, смыслам имён они приписывали реальное, объективное существование. Помимо чисто лингвистического анализа, проводился анализ отношений между самими вещами, поэтому высказывания почти не рассматривались. Учёные оперировали «знаниями»,«джнанани», которые, в случае если они истинны, представляли, с их точки зрения, как бы предметные факты. Как и система Аристотеля, философская система навья-ньяя обнаруживает прямую зависимость от языка (санскрита).

  Стоики (начиная с Древней Стои 3—2 вв. до н. э. — Зенон, Клеанф, Хрисипп и др.) последовательно осуществляли «подход от высказывания». Они впервые открыли, что у высказывания два предмета — во-первых, вещь, объект реального мира («тело»; в терминологии логики и Я. 20 в. — «предмет обозначения», «денотат», «значение», «экстенсионал»); во-вторых, некая специфическая, мыслительная сущность («лектон»; в терминологии логики и Я. 20 в. — «смысл», «сигнификат», «интенсионал») (см. Сигнификат , Семантика ). В отличие от Платона и Аристотеля, стоики начали последовательно рассматривать содержание высказывания не как сочетание абстрактных понятий, родовых и видовых сущностей, а как нечто единое, как слияние понятий, чувственных представлений и эмоций человека. «Лектон» — особая форма знания, более общая, чем отрицание и утверждение, до некоторой степени аналог древнеиндийского «знания», «джнанани». Стоики, т. о., являются основоположниками учения о семантическом синтаксисе. Они завершили классификацию частей речи. Грамматическое учение стоиков было продолжено, хотя и не полностью, в александрийской школе (см. Эллинистическая культура .

  На скрещении греческих и индийских традиций развивалось древнее арабское Я., достигшее расцвета в 7—12 вв. — грамматика арабского языка Сибавейхи «Аль-Китаб» («Книга»), словари аль-Фирузабади и др. Высокого уровня достигла лексикография, а также разработка некоторых особенностей арабских и других семитских языков. Были определены трёхсогласные корни, специфичные для арабского и других семитских языков, исследованы способы образования звуков, впервые в арабском Я. стали различать буквы и звуки. Определения корней и аффиксов, предложенные арабскими учёными, оказали влияние на учёных 19 в., в частности на Ф. Боппа . В отличие от греческих и индийских учёных, арабские языковеды исследовали не только родной язык, но и турецкий, монгольский, персидский.

  Логическое направление в Я. поддерживалось (хотя и с забвением многих идей стоиков, некоторых идей Аристотеля) до конца 17—1-й половины 18 вв. Оно получило завершение в логике и грамматике Пор-Рояля во Франции. Учёные древности исходили из форм родного языка (древнегреческого или древнеиндийского). Учёные Пор-Рояля стали считать логические формы языка, установленные ещё на греко-латинском материале, — понятие, суждение и 9 частей речи — универсальными формами всех языков.

  В рамках логического направления в целом был сделан важный шаг к исследованию языка как универсальной принадлежности человека, к созданию универсальной грамматики, к выработке общего метода таких исследований. Однако при этом игнорировались конкретные исторические различия языков мира. Логическое направление в Я. существовало в отдельных проявлениях до конца 19 в., когда на его основе ещё создавались научные грамматики различных языков. В 20 в. это направление находит отражение в школьных грамматиках.

11
{"b":"106490","o":1}