ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они шагали по узкой тропе, вдоль которой тянулась живая изгородь, изредка прерывавшаяся остатками древней каменной стены. Дойл без особого любопытства поглядывал на эти руины, но понять, что это такое, он не мог и, готовый задать вопрос, обернулся к Спарксу.

— Это древняя римская дорога, — пояснил Джек. — Торговый путь, который выходит к морю.

— Вот как! Значит, мы направляемся к морю? — поинтересовался Дойл.

— Правда, им пользовались задолго до того, как римляне переправились через Ла-Манш, — продолжал Спаркс, не обращая внимания на вопрос Дойла. — Этот путь был известен древним кельтам, а раньше доисторическому человеку. Удивительно, верно? Одной и той же дорогой пользуются представители разных эпох, отделенных друг от друга целыми тысячелетиями…

— Вероятно, потому, что это удобно, — прокомментировал Дойл, не особенно задумываясь. — Рождается новое поколение и видит — вот она, дорога! Зачем мучиться и прокладывать новую?

— И в самом деле, зачем? — с улыбкой заметил Спаркс. — Лишь бы было удобно. Ведь именно в этом человечество видит смысл, разве нет, Дойл?

— Ну, в известной степени…

— А как по-вашему, почему наши доисторические предки проложили дорогу именно здесь?

— Потому что, вероятно, это кратчайший путь между двумя точками, я так думаю.

— А не могло быть так, что эту дорогу проложили там, где была тропа диких зверей, на которых охотились древние люди? — спросил Спаркс.

— Вполне возможно.

— Но почему звери протоптали тропу именно здесь? — продолжал Спаркс как заправский софист, шаг за шагом подводящий ученика к осознанию истины.

— По всей видимости, это было связано с доступом к воде и добычей пищи.

— То есть с необходимостью.

— Вся жизнь животных построена на необходимости.

— Дойл, вы когда-нибудь слышали о китайском учении фэн-шуй?

— Нет, не приходилось.

— Так вот, китайцы считают, что земля, подобно человеческому телу, — живой организм с кровеносной системой, нервами и другими важными органами, которые постоянно обеспечивают ее жизнеспособность.

— Да, я знаю, что их древняя медицина строилась именно на этом утверждении, — добавил Дойл, не понимая, какое это может иметь отношение к римской дороге в Эссекс.

— Совершенно верно. По фэн-шуй земля обладает жизненной силой, и человек может достичь гармонии с ней. Адепты фэн-шуй обучаются и посвящаются в сан так же, как и другие священнослужители. Они постоянно развивают способности к восприятию этой силы и правильному ее использованию. Строительство храмов, дорог, жилищ в древнем Китае, история которого насчитывает более пяти тысяч лет, осуществлялось в строгом соответствии с принципами фэн-шуй.

— Невероятно, — покачал головой Дойл.

— Если забыть о том, что доисторический человек не был большим чистюлей, не умел абстрактно мыслить и так далее, чем в таком случае он обладал, чему мы могли бы позавидовать?

— Он все умел делать собственными руками, — ответил Дойл, пытаясь сообразить, куда клонит Спаркс.

— Он жил в гармонии с природой, — проговорил Спаркс, словно не заметив ответа Дойла. — Первобытный человек был неотделимой частью природы.

— Ну да. Благородный дикарь, Руссо и прочее.

— Именно. И результатом этой гармонии с природой явилась необыкновенная чувствительность древнего человека к земле, по которой он ходил, к лесам, в которых охотился, к ручьям, из которых пил. Ему не надо было изучать фэн-шуй, ибо он рождался с этим, как рождаются звери, охота на которых давала ему пищу и, следовательно, жизнь.

— Вы хотите сказать, что тропы, проложенные древними, совпадали с силовыми линиями земли? — спросил Дойл.

— Да. Пересекая местность, казалось бы, совершенно произвольно, эти тропы, быть может, являются не чем иным, как электромагнитной «нервной» системой планеты.

— А могут быть и просто дорогами, — не без иронии заметил Дойл.

— Могут. Но что вы скажете в ответ на то обстоятельство, что именно на пересечении этих силовых линий, там, где… неважно, как вы это назовете, китайцы называют эти точки «дыханием дракона», — словом, в местах, где находятся высшие точки этой пульсирующей энергии, древние люди возводили храмы и другие культовые сооружения, а теперь там стоят христианские церкви, которые мы посещаем?

— Я отвечу, что все это требует детальной проверки.

— В Англии таким местом является Стоунхендж и древнее аббатство в Гластонбери. А Вестминстерское аббатство, построенное на месте римского храма Дианы, стоит на пересечении самых мощных энергетических линий во всей Англии. Говорит вам это что-нибудь?

— «Есть многое на свете…»

— Да, Горацио. Еще более захватывающей картина становится, если вспомнить, что бог Гермес (древние греки отлично знали о существовании этих линий, можете нисколько не сомневаться) был не только богом плодородия, как и богиня Диана, но и богом дорог. Наши предки кельты, отдавая дань почитания Гермесу, ставили каменные столбы на пересечении наиболее важных дорог. Думаете, обычные указатели? А может, это были своеобразные проводники энергии Земли?

— Но кельты не поклонялись греческим богам, — возразил Дойл, не зная, что еще сказать.

— Верно. Но у кельтов был бог Тевтат, кельтский Гермес. После завоевания Британии Римом сам Цезарь удивлялся тому, как легко было убедить кельтов поклоняться Меркурию, то есть все тому же Гермесу. Тевтат всегда изображался с корзиной в руках, обвитой змеей, а Гермес и Меркурий — с жезлом.

— Только жезл обвивают две змеи, — заметил Дойл.

— А что символизирует жезл? — спросил Спаркс.

— Искусство врачевания.

— Вот именно. Представьте, что кому-то удалось подчинить себе змея, дракона или, иначе, силу Земли, — естественную силу, Дойл. Такой человек получает дар врачевателя. А что, если в мифологии кельтов дракон понимается не в буквальном смысле слова? Помните, какой дар обретает Георгий-Победоносец, «повергающий змея»?

— Ну, знаете ли, Спаркс…

— Дар врачевания болящих! Бесстрашный воин, вступая в битву с драконом, вонзает копье не в примитивного змея, как могли бы подумать, а в туго закрученное кольцо природных сил. Это все равно что подключиться к источнику неисчерпаемой энергии. Именно поэтому Георгий стал одним из главных канонизированных святых Англии. Энергия, Дойл, физическая энергия нашей планеты, которая пронизывает насквозь все и вся. А мы настолько слепы и заняты всякими пустяками, что даже не в состоянии осмыслить ее…

От этих рассуждений Спаркса у Дойла раскалывалась голова. «Может, под этими камнями пролегает мощная силовая линия, которая высасывает из меня все соки?» — усмехнулся про себя Дойл.

— А как впервые цивилизованное человечество попыталось использовать эту мощь Земли? Для чего возводились древние храмы? Думайте, Дойл, думайте!

Дойл силился ответить:

— Для жертвоприношений?

— Для врачевания! «Исцели больного, воскреси из мертвых!» Человек обращался к богу с этой мольбой, потому что в одном лице для него воплощались и врач, и бог. Совсем как два змея, обвившиеся вокруг силовой линии. Подумать только, Дойл! — возбужденно воскликнул Спаркс, будто сам поражаясь удивительному умозаключению. — Вы помните, кто был старшим сыном Гермеса?

— Простите, не помню, — сказал Дойл, вконец измученный.

— Бог Пан, бог земли и плодородия. Христиане его отвергли, считая Дьяволом, ибо старик Пан, любивший повеселиться, отличался невероятной сексуальностью, что в христианстве считалось одним из самых смертных грехов.

— Какая жалость…

— Бог Пан был ужасным озорником: ему доставляло удовольствие спрятаться в зарослях и, дождавшись появления одинокого путника, выскочить из засады и до смерти испугать бедолагу, которого охватывал панический страх.

— Извините, Джек, но я жутко хочу есть, — сказал вдруг Дойл. Пейзаж, несмотря на светлую буколическую красоту, казался ему угрожающе безлюдным.

— Ну разве не удивителен ум человека? — воскликнул Спаркс, пропуская мимо ушей жалобу Дойла. — Начав с простого камня на дороге, напомнившего нам о философии фэн-шуй, мы добрались до самого бога Пана. Может, от этой старой дороги действительно исходит энергия, а, Дойл? Я чувствую ее прилив!

21
{"b":"106494","o":1}