ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Выжить любой ценой
Серотонин
Записки упрямого человека. Быль
50 ошибок, которые убьют твой стартап
Мятная сказка. Специальное издание
Моя семья и другие звери
Как умеет женщина. Viksi666
Медитации к Силе подсознания
Сын лекаря. Переселение народов
A
A

— Но за ним тянулся след…

— Чепуха. Убить сестру, отца и мать равносильно первородному греху, согласны? Совершив это, он преступил черту, за которой муки совести и вообще любые нравственные нормы перестали существовать для него раз и навсегда. Он ощущал себя всесильным повелителем в семье, а потом и в школе, то есть среди людей, окружавших его, и дальнейшей своей целью он избрал достижения неограниченного господства над миром. Первым делом ему надо было сколотить капитал, то есть обеспечить себе полную финансовую независимость. В ночь убийства, прежде чем поджечь усадьбу, он выкрал самое ценное из египетской коллекции отца. В Каире Александр продал эти вещи и сразу выручил весьма солидную сумму.

— А других преступлений он не совершил? — спросил Дойл.

— В тот год Каир потрясли несколько жутких убийств. Когда-то у отца была любовница, англичанка, работавшая вместе с ним в посольстве. Вскоре после появления Александра она исчезла, позже ее голову нашли на рынке. Отсечение головы — довольно распространенный способ мести среди мусульман, и, естественно, подозрение пало на местных головорезов. Правда, смущало клеймо в виде буквы «А» на лбу жертвы. Кстати, звали ее Эстер.

Дойл почувствовал, как к горлу подступает новый приступ тошноты. Он подумал, что быть полезным Джеку в борьбе против его брата — это значит не давать волю эмоциям и не раскисать, узнавая о каждом новом злодеянии этого монстра.

— Через неделю, — продолжал Джек, — Александр прикончил богатого коллекционера-египтянина, его жену и детей. Я думаю, коллекционер слишком долго торговался с Александром и тот потерял терпение. Предметом сделки был древний кинжал, ставший орудием убийства. Александр любил пускать в ход такие вещи, находя в этом особое удовольствие. Каир в то время был охвачен страшной паникой: опасались возмездия, которое должно обрушиться на город как кара за надругательство над гробницей. Из нее был похищен кинжал, обнаруженный впоследствии в коллекции убитого. По всему его дому валялись клочья истлевших бинтов, в которые оборачивают мумии; повсюду виднелись следы босых ног. Теми же бинтами были задушены жена и дети, рукоять похищенного кинжала тоже была обернута этой материей. Из груди убитого было вырезано сердце; оно лежало в ритуальном кувшине под пеплом листьев таниса. Это растение в древности использовалось жрецами при захоронении мумий фараонов. Не кажется ли вам, Дойл, что во всем чувствуется рука Александра? — спросил Спаркс.

— Уверен, что это его преступления, — ответил Дойл и вспомнил убийство уличной проститутки в Лондоне.

— В следующем месяце в пустыне, где велись археологические раскопки, нашли задушенными двух охранников. Их тела лежали внутри гробницы, многие найденные во время раскопок предметы исчезли, включая саму мумию. И на этот раз содеянное приписали мести умершего, потревоженного в своей усыпальнице.

— Александр, похоже, увлекся оккультизмом?

— Да, совершая преступления, он утверждался в мысли о своем господстве в реальной жизни и все больше интересовался магией и вообще потусторонним. Египет в этом отношении повлиял не только на него. Как это ни странно, Дойл, во всех древнеегипетских храмах заключена какая-то таинственная сила. Тогда-то Александр впервые и соприкоснулся с черной магией и в дальнейшем всю свою жизнь целиком посвятил этому дьявольскому занятию. И с годами его аппетиты все увеличивались…

— Куда же он отправился из Египта?

— Насколько я мог выяснить, последующие пять лет Александр кочевал по Ближнему Востоку, обучаясь в различных школах, так или иначе связанных с черной магией. Это были и последователи Зороастра, суфисты и даже хашишины — убийцы, провозгласившие культ Старца Гор.

— Но ведь они были уничтожены столетия назад? — удивился Дойл.

— Согласно официальной версии… Крепость хашишинов, к примеру, разгромили турки, но те же турки утверждают, что малочисленные группы этих маньяков укрылись в отдаленных горных районах и до сих пор обитают в Иране и Сирии. Вам также сообщат, что техника убийств, которой владеют хашишины, обнаруживает себя в современных политических убийствах; они, как правило, остаются нераскрытыми. Можно не сомневаться, что Александр не только отыскал эту секту, но и усвоил самые изощренные методы убийств хашишинов.

— Слава богу, что я не знал всего этого раньше, — взволнованным голосом проговорил Дойл. — Иначе при виде Александра меня хватил бы удар…

По выражению глаз Спаркса Дойл понял, что его слова созвучны мыслям Джека.

— Далее Александр последовал в Индию, — продолжал Спаркс. — Там он проник в секту тагов, многочисленную и разветвленную организацию убийц. Англичанину, заклятому врагу индийцев, сделать это было нелегко, вот тут-то и пригодились его знание языков и умение искусно гримироваться. Таги обычно используют для убийства удавку; тот шарф с грузом на концах, который произвел на вас впечатление в Кембридже, — одно из их излюбленных орудий.

— Вы, похоже, многое заимствовали из их арсенала, — заметил Дойл.

— Во время моих многолетних странствий по следам Александра я, конечно, кое-чему научился. Вас это настораживает, доктор? — спросил с улыбкой Спаркс.

— Отнюдь. Теперь я буду спать спокойнее, — удовлетворенно хмыкнул Дойл.

— И правильно сделаете, — сказал Спаркс.

У Дойла вновь появилось ощущение, что он находится в одной клетке с хищным зверем. «Не дай бог, если знания и способности Джека когда-нибудь обернутся против меня», — невольно подумал он.

— Значит, за все годы, проведенные на Востоке, страсть Александра к оккультизму все возрастала? — спросил он.

— Совершенно верно, — подтвердил Спаркс. — Пока я изучал геометрию, спряжение французских глаголов и тому подобное, Александр рыскал по Гималаям — его целью было найти легендарные школы йогов в Северной Индии и в Непале.

— Я читал об этом… Если верно то, что пишут об этих школах, то нравственные устремления йогов представляются возвышенными. Такого человека, как Александр, вряд ли допустили бы в подобную школу.

— В некоторых случаях так и было. Однако существуют разные направления йоги, скажем, такие, которые придерживаются… — как это называется у Блаватской?

— Левосторонняя тропа, — подсказал Дойл.

— Верно! Кстати, вы никогда не обращали внимания, что английское слово «зловещий» одного корня с латинским «левый»?

— Что-то не припомню…

— Насколько я понял, Александр отдался во власть целого сонмища чертей, и они привели его в «высшую школу Тридцати Трех Степеней Нанесения Увечья» Темного братства. Как я ни пытался выяснить всю топографию передвижений Александра по прочим высшим школам, картина остается смутной.

— Это и были годы ваших странствий по Юго-Восточной Азии, не так ли? — заметил Дойл, пытаясь составить нечто целое из беспорядочного прошлого Спаркса.

Спаркс кивнул и продолжил:

— Я распростился с университетом незадолго до окончания. Все лучшее, что можно было почерпнуть в стенах, я получил. В поисках Александра я обрел тот практический опыт, который невозможно получить за партой.

Дойл решил, что дальше эту тему развивать не стоит.

— Джек, а когда Александр вернулся в Англию?

— Трудно сказать. Я потерял его след в Непале… И по возвращении домой в течение многих лет полагал, что мистика и магия захватили его настолько, что все остальное его перестало интересовать. Позже оказалось, что я глубоко заблуждался: Александр вернулся в Англию двенадцать лет назад, незадолго до того, как я начал карьеру.

— А как вы узнали, что он вернулся?

Сцепив руки и склонив голову, Спаркс некоторое время пристально смотрел на огонь в камине…

— В то время у меня возникло чувство, что деятельность криминального мира Лондона направляется какой-то… жестокой силой, скажем так. Паутина преступных связей была соткана умелой рукой, которая тонко манипулировала ими. Ее скрытое присутствие скорее ощущалось, нежели замечалось в каких-то конкретных делах. Но даже в тех случаях, которые мне удалось проверить, за кажущейся хаотичностью кровавых преступлений проглядывала какая-то общая цель.

43
{"b":"106494","o":1}